Худжанд. Часть 3: Панчшанбе и окрестности

Mar 19, 2017 21:33



Если показанные в прошлой части набережные Сырдарьи и район древней крепости Македонского можно считать лицом Худжанда, то сердце бывшего Ленинабада - безусловно, расположенный подальше от реки базар Панчшанбе. Название его не случайно созвучно с "Душанбе" - оба слова означают дни недели, и если южная столица начиналась с Понедельничного базара, то здесь когда-то торговали по четвергам. Нынешний Панчшанбе - пожалуй, самый красивый рынок Средней Азии (хотя и не сказать, чтобы самый колоритный), а помимо него покажу здесь и советские районы Ленинабада, вполне достойные внимания и сами по себе.

На Четверговом базаре мы бывали несколько раз, в разные дни и при разной погоде - собственно, это и не мудрено, ведь в среднеазиатских городах к базарам ведут все дороги. От Сырдарьи Панчшанбе довольно далеко - вот вид в сторону реки вдоль проспекта Самани (бывшая улица Ленина), и тех мест, где мы начинали прогулку в первой части, отсюда не видно:

2.


Базар расположен не на проспекте, а чуть в стороне, на ведущей в глубину махаллей Восточной улице (Шарк). Её перекрёсток с проспектом отмечает монумент Защитникам отечества, левее которого уже видна Базарная площадь с её минаретами и айванами:

3.


Другие грани монумента. В Таджикистане памятники Победы в основном очень скромны, и худжандский - один из немногих, которые просто запоминаются. Когда точно он был поставлен - не знаю, но явно в 1960-70-е годы:

4.


Напротив памятника, в глубине сквера - роскошная сталинка Дворца Пионеров, без которого сложно представить воспоминания любого из бывших ленинабадцев:

5.


Но теперь по крайней мере частично его занимает торговля:

6.


За Дворцом пионеров - миниатюрный планетарий:

7.


А этот айван, хотя за ним минареты, старым ленинабадцам был известен как исторический музей, с тех пор нелинейным путём переехавший в Худжандскую крепость. Сам музей - фактически старейший в Таджикистане, причём создал его не какой-нибудь работавший в Туркестане учёный или скучающий царский офицер, а местный таджик Мирзоходжа Сабиров по прозвищу "Ходжа Антик" ("Святой Антиквар") - на рубеже 19-20 веков он странствовал по мусульманским городам Российской империи от Андижана до Казани в поисках старинных вещей, и собрав огромную коллекцию, в 1907 году демонстрировал её в Ташкенте, а в 1909 и на своей малой родине. Святой Антиквар умер в 1931 году, завещав коллекцию государству, и видимо тогда же для новоучреждённого музея было перестроено крыло Пятничной мечети:

8.


За ним - площадь, впечатляющая своим простором, но ещё больше - полностью съедающим этот простор многолюдием. Неотъемлемая часть её ансамбля - горы Моголтау за Сырдарьёй, отсюда возможно видна их высшая точка Музбек (1624м).

9.


По сути эта площадь - ни что иное, как худжандский регистан (хотя и не знаю, называлась ли она когда-нибудь так официально) - ведь это не имя собственное, свои регистаны помимо Самарканда были в Бухаре, Ташкенте, Карши и наверное каких-то ещё городах, которые я навскидку не вспомню. На кадре выше посредине здание ТЦ "Хаджи-Абдулазиз" с часовой башней, построенное ещё при Советах как ресторан "Панчшанбе" (бесконечный рыбный день?!), а в 1991-2004 годах вмещавшее тот самый исторический музей, когда его старое здание вновь отошло мусульманам. Вот оно, на левой стороне площади, открывает ансамбль Шейх-Маслихиддин:

10.


А на правой, напротив куполов и минаретов - огромный фасад собственно Панчшанбе-базара:

11.


Так и не разобралось, было ли музейное здание частью Пятничной мечети изначально или же просто построено на её территории. Ныне старинным в её комплексе выглядит лишь минарет 19 века, а собственно мечеть с голубыми куполами - безусловный новодел, судя по архитектуре построенный не без помощи арабов:

12.


Второй минарет и огромное здание с бирюзовым куполом - ещё один новодел медресе. А мавзолей самого Маслихиддина (1512-13) впечатляет многочисленными и не пуганными голубями - при нас дети ловили их на площади голыми руками:

13.


Шейх Маслихиддин - это чудовторец 12 века, святой покровитель Худжанда. Его похоронили в родном селе Унджи за стенами тогдашнего Ходжента, но город сам потянулся к священной могиле, и к 19 веку перетёк сюда от крепости - Старым городом в бывшем Ленанабде называют именно этот район. Нынешний мавзолей - уже третий на этом месте, построенный в эпоху расцвета Бухарского ханства. Вокруг - ещё несколько чтимых могил, здесь например покоится некий Мавлонхан, сын Асланхана, умерший в 1924 году:

14.


Мавзолей был запрет, поэтому видели мы лишь резные двери:

15.


Задворки мечети глядят на планетарий:

16.


Ну а Панчшанбе буквально подавляет это всё своим размером. Общий вид его портала - на заглавном кадре, а здесь - детали:

17.


В том числе дата окончания строительства - 1964-й год, с таким-то количеством "архитектурных излишеств":

18.


Слышал, что это был крупнейший рынок во всём СССР, хотя и не знаю точно, по какому параметру. Возможно, его центральный павильон был крупнейшим в СССР крытым рынком, а уж по общей зрелищности я бы сравнил с ним разве что ташкентский Чорсу, киевскую Бесарабку да крытый рынок Донецка. Размеры этого корпуса примерно 120 на 150 метров, хотя на глаз он кажется этак вдвое больше:

19.


Зайдём внутрь:

20.


Главная линия. Потолки Панчшанбе не такие уж и высокие:

21.


А может это только кажется из-за его огромной площади, количества линий, прилаков, людей:

22.


Выходим на той стороне, уже не на площадь, а в узкую торговую улочку:

23.


Самая красивая часть Панчшанбе - убранство айванов, на мой взгляд вполне достойное туркестанской старины:

24.


Так и не понял, идентичны ли айваны с обеих сторон - тот, что смотрит на площадь, нормально сфотографировать мне так и не удалось:

25.


Думаю, не будет преувеличением сказать, что главный корпус Панчшанбе - лучшая сталинка всей Средней Азии (меня не так впечатлил даже щусевский театр в Ташкенте!) и шедевр этого стиля "всесоюзных" масштабов:

26.


Ну а именно в Худжанде вся эта роскошь волпне закономерна: порталы Панчшанбе для советского покупателя, приезжавшего сюда из других областей и Ташкента, были ни чем иным, как воротами изобильной Ферганской долины, главного оазиса Средней Азии.

26а.


Не знаю, какой у главных среднеазиатских рынков оборот, Панчшанбе наверное поменьше ташкентского Чорсу или бишкекского Ош-базара, не говоря уж про соответственно Куйлюк или Дордой, но он ещё и очень компактен, проще говоря - тесен, так как народу по нему слоняется явно больше, чем могут вместить эти несколько улочек:

27.


И лишь асортимент Панчшанбе меня не впечатлил - но может быть лишь потому, что за спиной к тому времени лежала натурально вся постсоветская Средняя Азия, а таджикские базары в плане интересной еды вроде кисломолочки или восточных сладостей традиционно скуднее узбекских. Да и фрукты под конец октября уже начинают заметно дорожать, хотя развалы их - по-прежнему изобилие:

28.


Самым запомнившимся в местном ассортименте оказался огромный развал курута на другой стороне улицы Шарк. Курут - если что, это не сладость, а сыр, плотный как сухарь и солёный как брынза. Сладости здесь - вот эти яблоки в карамели на палочках, весьма популярные во всей Средней Азии:

29.


И конечно какой же базар без нищих? Нищий старик в Средней Азии с её культурой уважения к старшим - нонсенс, ведь его нищета - позор на головы всем его детям и внукам, полоскать кости которым будет вся махалля. Так что это безусловно артист, но такому и подать не жалко.
Нищий. У меня украли кошелек!
Голос. Но там, наверное, были гроши?
Нищий. Гроши! Наглец! У самого искусного, старого, опытного нищего - гроши! Там было десять тысяч талеров! Ах! Вот он, кошелек, за подкладкой! Слава богу! Подайте, Христа ради. (Е. Шварц, "Дракон")

30.


Главный корпус Панчшанбе от уставленной маршрутками во все конца города Восточной улицы отделяет сталинка гостиницы "Шарк" ("Восток"):

31.


Тоже красивое здание, но ночлег в нём вряд ли комфортен, тем более парой кварталов дальше есть хостел.

32.


А на фронтоне - Ленин и Сталин, и я не знаю, расчистили ли здесь Вождя Народов или же так и не сподобились убрать все позднесоветские годы:

33.


Дома и люди Восточной улицы. Женщины в Северном Таджикистане одеваются как в Узбекистане и совсем иначе, чем на Юге:

34.


Ещё один базар со значащим названием: Арофсиаб, конечно, не только древнее городище в Самарканде, но и царь Турана из "Шахнаме", однако царь был злым и кровожадным, так что здесь намёк явно на Самарканд.

35.


В целом же столпотворение тут просто феноменальное, и чтобы пройти по улице Шарк 300 метров базара - нужно порядка 20 минут. Но вот, где-то за базаром, я наткнулся на примитивное граффити - и такие вот европейские моменты отличаются Худжанд от большинства окрестных городов.

35а.


Теперь покинем базар и поедем (именно "поедем", а не "пойдём" - местные постоянно путают эти два слова, но здесь расстояния действительно скорее для маршрутки, чем для пешехода) на юг по проспекту Самани - вдаль от Сырдарьи, в сторону Чкаловска и других худжандских пригородов. Недалеко от базара, как последний его отголосок - чайхана "Азизам":

36.


Не знаю точно, когда она была построена, но такие вот расписные чайханы с резными колоннами - одна из самых ярких "фишек" в архитектуре Таджикистана. В Душанбе я уже показывал подобную чайхану "Рохат" 1960-х годов, ставшую одним из символов столицы. Когда построена "Азизом" (в переводе - "Любимые"), точно не знаю, больше похожа на новодел, но вполне удачный:

37.


38.


39.


Ну а дальше - просто дома по бывшей улице Ленина. В архитектурном плане ленинабадские микрорайоны один другого мудрёнее, и я не знаю, что сыграло тут решающую роль - Минсредмаш и московское снабжение, реконструкция города после Кайраккумского землетрясения 1985 года или сам факт принадлежности к Таджикистану, который такой архитектурой в принципе богат как ни одна из виденных мной прежде постсоветских стран:

40.


41.


42.


43.


44.


Ближе к выезду начинаются промзоны. Увидев эти корпуса в сталинском стиле, я было подумал, что они как-то связаны с атомной промышленностью Чкаловска, а потому фотографировал их крайне осторожно:

45.


На самом деле это вполне безобидный Ленинабадский шёлковый комбинат, пущенный в 1932 году и бывший крупнейшим во всём СССР. Поставки сырья шли сюда в основном из Ферганской долины, и с её потерей завод на деньги итальянских инвесторов переродился в Худжандский текстильный комбинат. Но как бы он ни назывался, такими красивыми цехами среди советских заводов похвастаться могут немногие:

46.


А Дворец Рудаки почти напротив башни - видимо, бывший ДК Шелковиков:

47.


Другие фабрики ближе к окраинам:

48.


А границу города и пригородов отмечает (вот любят здесь гигантских птиц!) орёл, расправивший крылья над трассой:

49.


К пригородам, разветвляясь, и ведёт шоссе, сменяющее проспект Самани. Но о пригородах, за исключением уже показанного Чкаловска - в следующей части.

ТАДЖИКИСТАН-2016
Обзор путешествия и другие посты о нём (оглавление).
Перелёт Москва - Душанбе и получение регистрации.
Таджикистан в общем. География и реалии.
Таджикистан в общем. Быт и колорит.
Душанбе и Гиссарская долина (Районы республиканского подчинения) - см. оглавление.
Хатлонская область (Южный Таджикистан) - см. оглавление.
Западная Фергана (Канибадам, Исфара, Чорку, Ворух) - посты будут в серии о Ферганской долине
Согдийская область. Октябрь.
Худжанд. Сырдарья.
Худжанд. Центр.
Худжанд. Пачшанбе.
Пригороды Худжанда. Чкаловск (Бустан).
Пригороды Худжанда. Арбоб и Гафуров.
Истаравшан (Ура-Тюбе). От базара до Мугтепе.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Старый город.
Истаравшан (Ура-Тюбе). Ножи и священные рощи.
Шахристанский перевал и долина Зерафшана.
Пенджикент. Кайнар.
Пенджикент. Город.
Окрестности Пенджикента. Панджруд и Саразм.
Согдийская область. Август.
Анзобский перевал и Айни.
Озеро Искандеркуль.
Ягнобская долина. Дорога.
Ягнобская долина. Затерянная Согдиана.
Каратегин и Памир - посты будут.
Узбекистан-2016. Обзор и оглавление.

Таджикистан, дорожное

Previous post Next post
Up