Баку. Часть 12: Баир-Шехер, или Советская

Mar 30, 2020 18:58



В историческом Баку совершенно стирается география: бывшие владельцы домов через одного русские да армяне, архитекторы не поляки так немцы, мотивы сплошь итальянские да испанские, так что и не ясно, что за море плещется о Бакинскй бульвар - Каспий, Адриатика или Атлантический океан. Но вдоль моря, чем ближе к нему - тем богаче, Город Ветров рос в годы нефтяного бума. До него же предместья карабкались по холмам вдоль дороги на Губу и Шемаху, образуя Баир-Шехер (Внешний город) в противоположность Ичери-Шехеру (Крепости). К нему тяготеет и Еврейский квартал, показанный в прошлой части вместе с вокзалом. На пике многонациональности Баир-Шехер был районом мусульманской бедноты, которую старожилы дразнили "босоногими", но сейчас он слывёт душой города. И показательно, что душа эта Советская - под таким названием, по давно переименованной улице, старый Внешний город ныне известен любому бакинцу. А ещё всего этого скоро не станет - застройщики в Баку свирепствуют как ни в одном городе бывшего СССР, и Советская - самая беззащитная перед ними часть центра.

Термин Баир-Шехер в современном Баку полностью выпал из обихода, а был он когда-то несколько обширнее Советской - та начинается за улицей Низами, а вот Внешний город на то и Внешний, что от Внутреннего отделялся крепостной стеной. О прогулке вдоль стен у меня был отдельный пост, и вот от показанных в том посте Мухтаровского дворца или Мэрии (тут она виднеется в конце улицы)...

2.


...рукой подать до треугольного Ахундовского садика, разбитого в 1939 году вокруг памятника писателю и драматургу Мирзе Ахундову:

3.


В шумном строящемся городе Ахундовский сад остаётся островком старожильческого благообразия, где отдыхающих всегда больше, чем прохожих. В тёплый день неизменная его примета - пожилые азербайджанцы, играющие в домино, шахматы или шеш-беш.

4.


В дальнем углу сквера - один из раннесоветских домов-коммун, коих 1920-30-х годах здесь успели построить десяток, и адреса "Эпрона", "Наркомпищепрома" и "Водоканала" не вычислили даже старожилы с OurBaku, так что это может быть один из перечисленных. Но и интереснее вполне себе дореволюционный дом нефтепромышленников Дмитрия и Моисея Митрофановых (1898-1902), который я предательским образом забыл заснять и с угла (где башня между двух фасадов), и в весьма интересных деталях. А, на самом деле, надо было - в 1918 году именно здесь располагалась Бакинская коммуна, о чём я узнал, конечно, лишь при написании поста. Бакинская коммуна, с одобрения которой происходили Мартовские события, то есть последовавшая за мятежом "Мусавата" резня мусульман армянами, здесь характеризуется "печально известной". К счастью, детальное фотоописание Митрофановского дома есть здесь.

5.


Больше в сквере Ахундова запоминается Розовый дом, построенный в раннем СССР для работников Госбанка. В бакинской архитектуре тех лет, больше тянувшейся в Средиземноморье или на Балтику, это редкий пример национальных традиций, даже с шебеке, как где-нибудь в Шеки или Шуше.

6.


Этот домик - не в самом сквере, но в каких-то близлежащих дворах:

7.


А мы мимо Розового дома пойдём вверх по склону:

8.


И буквально в считанных кварталах от Крепости ветхая тихая Советская полностью вступает в свои права:

9.


В прошлых частях я показывал над бакинскими улицами церкви православные, армянские, католические, лютеранские и баптистские, синагоги, молельные дома молокан и даже не сохранившихся до наших дней храм бахаи. Но - ни единой мечети. Потому что все мечети вне Старого города в тогдашнем Баку располагались здесь, и первой, почти что у начала улицы Низами, встречает мечеть Имама Хусейна (1896):

10.


Она же - Ашумовская: её построил близ своего особняка очередной миллионер Гаджи Ашумов. И хотя в те годы в Баку уже были профессиональные архитекторы-азербайджанцы, у этой мечети один автор с кирхой (см. здесь) - немец Адольф Эйхлер:

11.


Впрочем, ширванскую традицию пришлые архитекторы сохранили бережно, и внешне Ашумовскую мечеть не отличить от средневековых мечетей Ичери-Шехера.

12.


На кадре выше заметны какие-то люди, но в пустынный зал мечети я прошёл и сфотографировал его совершенно в одиночестве, а на меня никто даже внимания не обратил.

13.


За мечетью же улочка вдруг проваливается в пустоту - на пару километров (!) тут раскинулся пустырь, усеянный битым камнем снесённых зданий. Властям почему-то приспичило устроить на этом месте парк, под которой в 2016 году запросто снесли десяток кварталов. По карте можно предположить, что здесь будет перемычка между Приморским и Зимним бульварами, то есть зелёный пояс вокруг бакинского центра, а вот логика подсказывает, что скорее от проекта парка в итоге откажутся, а вырастет на этом месте новенький микрорайон, как только пойдут вверх нефтяные цены.

14.


Пустырями, по пыли и зною, я дошёл до следующей мечети Тезепир:

15.


Её история началась с колодца, который копал при своём доме один местный житель и наткнулся на давно забытую могилу, где покоился некий явно чтимый мусульманами человек. На обустройство новоявленной святыни, пополам с Шолларским водопроводом, давшим жизнь городским скверам, пожертвовала средств Набат Ашурбекова, вдова нефтепромышленника, рождённая ещё при Бакинском ханстве и умершая в 1912 году в возрасте 117 лет. Крупнейшую мечеть дореволюционного Баку строил в 1905-14 годах вполне себе азербайджанский архитектор Зивербек Ахмедбеков, предварительно совершив архитектурно-познавательный вояж на Ближний Восток. Ну а в нынешнем Баку среди прочих мечетей Тезепир выделяется своим золотым куполом:

16.


Что и немудрено, так как располагается здесь Управление мусульман Кавказа. Вернее - Закавказья, как официально оно называлось до 1992 года. Первоначально в его ведении были все три закавазских страны, в но 2011 году своё духовное управление организовала Грузия, а в 2015-м - и Армения в составе единственной действующей мечети, и интереснее всего мне, как два ДУМа будут делить реставрирующуюся сейчас мечеть в карабахской Шуше. В ведении ДУМ Кавказа остаётся только Азербайджан, но по факту "сепаратизм" христианских стран уменьшил его паству врядли даже на 1%. Тем более пожизненный глава Гаджи Аллахшукюр Пашазаде ещё в 1992 году был избран председателем Религиозного совета Кавказских народов, куда входит и Северный Кавказ в России.

17.


Во дворе со мной разговорился молодой, едва понимавший по-русски, охранник. Предупредил, что ходить и фотографировать можно, а вот есть и пить нельзя - на дворе Рамадан, и если в соседнем Иране пост дотемна повсюду, то в светском Азербайджане - лишь на территории мечетей.
-Сам откуда приехал?
-Из Москвы.
-Я в Москве был. У вас мечеть нет.
-Как же нет? Огромная новая мечеть на Олимпийском...
-Э, там татарский мечеть, а шия-мечеть нет.
И самое логичное предположить, что Управление мусульман Кавказа - шиитское, и принадлежат ему в том числе шиитские приходы России вроде древней мечети в Дербенте или Бакинской мечети в Астрахани, но нет. ДУМ - всё-таки не прямой аналог епархии, скорее светская бюрократическая организация по духовным делам, и по уставу глава кавказского Управления должен быть шиит, а его заместитель - суннит.

18.


Снесённые кварталы занимают на склоне Бакинского холма как бы террасу, и Тезепир стоит на её краю. А ниже мечети ещё цела ткань старых кварталов:

19.


Пейзаж Советской очень узнаваем - бесконечные прямые улицы, двухэтажные дома с облицовкой из вездесущего гюша и деревянные балконы, почти смыкающиеся над мостовой:

20.


Часто красиво украшенные:

20а.


Другие детали, будь то декор богатых домов, старые подъезды или мемориальные доски. На которых здесь уже не убеленные седиными академики, не изобретатели буров и насосов, а скорее - молодые шахиды Чёрного января и Карабахской войны. Вот например журналист Чингиз Мустафаев, начинающий киноактёр, в Карабахе ставший военным журналистом. Он заснял Ходжалы, где сотни мирных жителей были убиты при штурме армянской армией, а погиб полгода спустя на передовой от случайной мины. Мемориальная доска теперь висит на его родном доме:

21.


Но если Ичери-Шехер мне запомнился последней Крепостью коренных бакинцев, то Советская, как в 19 веке, выглядит районом мусульманской бедноты - большинство встречных здесь не понимают по-русски, а общая атмосфера переносит куда-то если не в кишлак, то в глубинку. Это странно, так как "беженцев" (как старожилы называют всех недавно нахлынувших в город) по идее должно быть много в бывших армянских, русских, еврейских кварталах. Но может просто ожидающая сноса Советская - неблагополучный район, и здесь проще устроиться приехавшим в Баку за лучшей долей?

22.


Дворы Советской:

23.


Подворотни и подъезды:

24.


Однако всё равно тут скорее Европа, чем Азия, что-то наподобие Балкан - сравните только с махаллями Ташкента, Самарканда или ферганских городов!

25.


А на заднем плане зловеще вздымаются новостройки:

26.


"Средовой подход" в охране культурного наследия бакинским властям оказался не близок, за исключением разве что Ичери-Шехера, а большинство зданий Советской не числятся памятниками архитектуры и по закону их ничто не мешает сносить. Спокойным можно быть разве что за судьбу дома Ага-бека Кулиева (1898-1901), "мучного короля" нефтяного баку - ныне это памятник архитектуры национального значения, да ещё и союз архитекторов:

27.


Причём самая красивая деталь Кулиевского дома - это подъезд, и от того, что напротив будет стоять высотка, он станет хуже:

28.


В закоулочках затеряна ещё пара мечетей тех же лет - Касум-бека (1897):

29.


И Фатимы:

30.


А среди полумесяцев - крест:

31.


Флотская церковь Михаила Архангела (1841-45) - старейшая из трёх русских храмов Баку:

32.


Занимающая полу-каре, она была перестроена из караван-сарая, в котором комендант Бакинской крепости расквартировал флотский экипаж. Выбор места не вполне понятен - ведь море, а вернее "каспийский Кронштадт" Баилов, стоит от Крепости с прямо противоположной стороны. Впрочем, тогда Баку был второстепенной базой Каспийской флотилии, а уже в 1860-х, с переносом сюда адмиралтейства, новый Морской собор был выстроен ближе к военному порту. Флотская церковь стала Полковой, и вплоть до конца Российской империи оставалась храмом расквартированного в Баку 206-го пехотного Сальянского полка. При Советах она закрывалась лишь на 10 лет, в 1936-46 годах, и ныне из трёх церквей Баку запомнилась мне самой оживлённой. Прихожан, по словам батюшки, в городе достаточно много - русских, удин (см. здесь), крещённых азербайджанцев и надеюсь всё же не криптоармян.

33.


Но всё же самое показательное в бывшей Флотской церкви - возраст. Когда она строилась, на другой стороне Каспия Россия только-только пыталась подступиться к Туркестану, закладывая крепости на мангышлакских берегах. Азербайджанцы прожили под Россией на три поколения дольше, чем узбеки или киргизы, и с европеизацией столкнулись позже самих русских дай бог на сотню лет. При этом в русских колониях не было ярко выраженной сегрегации, и когда бухарский эмир только строил себе дворцы в Петербурге и Ялте, Хан-Нахичеванские, Ленкоранские или Гаджинские давно уже были частью российского дворянства. "Белое золото" Ферганы, как и "чёрное золото" Апшерона обогащало купцов самых разных национальностей, но среди хлопковых магнатов Коканда местных представляли в основном бухарские евреи, в то время как о "нефтяных ханах" Баку, всех этих Тагиевых, Нагиевых, Асадуллаевых или Мухтаровых, я рассказывал прежде не раз (например, в Мардакянах). Среднеазиаткие города делились на абсолютно разные по виду и укладу колониальную и "туземную" части, и модерновый особняк тюркского купца рядышком с русской школой - редчайший случай что в Ташкенте, что в Алма-Ате. В Баку же город делился скорее на богатых и бедных, и азербайджанцы среди последних преобладали просто потому, что приезжали в город из окрестных сёл.  Через дворянские узы, через деловые связи, через литературные кружки и музыкальные салоны народы колоний исправно интегрировались в социум Российской империи, но при этом оставались самими собой. Вместо ассимиляции происходила европеизация, и застигнутые русской экспансией в Средневековье, народы периферий вставали на ноги. А потому и вокруг этой церкви - совсем не извилистые махалли...

34.


Интересно, что стоит церковь в прямой сетке улиц, хотя проложены на месте закоулочков они явно были по каким-нибудь более поздним генпланам, так что вполне возможно, что именно по ней и ориентировалась эта сеть. Чуть дальше узкие улицы Советской упираются в стену сталинских многоэтажек:

35.


Минуя её подворотнями:

36.


За которыми встречает шумный и многоэтажный Азербайджанский проспект, отделяющий Советскую от Еврейского квартала. Он проходит как раз на месте той самой шемахано-кубинской дороги, разветвлявшейся на окраине города, и логично предположить, что и был Советской улицей, по которой теперь называют район. Но нет - Советскую в независимом Азербайджане переименовали в честь советского же деятеля Нариман Нариманова, а тут была улица Гуси Гаджиева, до революции - Базарная, что логично у главного въезда в Баку.

37.


Сейчас короткий и ведущий к Северным воротам крепости Азербайджанский проспект - одна из самых солидных бакинских улиц. Его фасады - монументальные сталинки с мемориальными досками:

38.


И узорчатыми консолями балконов:

39.


И подражающие им новостройки:

40.


С торговыми галереями на первых этажах:

41.


Парой домов-"ворот" Азербайджанский проспект выводит на Зимний бульвар:

42.


На площадь Физули с памятником (1962) этому тюркскому поэту 16 века (географически скорее турецкому, чем азербайджанскому) перед национальным драмтеатром (1960). За театром видны руины снесённых кварталов:

43.


Прежде эту площадь занимал Губинский базар, деливший Баир-Шехер на ярко выраженные северную и южную половины. Теперь торговля ушла в целый лабиринт подземных переходов, из которых, по случаю какой-то реставрации, в дни моих поездок и выйти можно было только по краям. Азербайджанский проспект за площадью продолжает улица Гурбанова, и дома справа от неё имеет среди бакинцев своё название - Беш-Мяртяба, то есть попросту Пятиэтажка, первая в АзССР.

44.


Иными словами, под нынешним пафосном обликом скрывается обычная хрущоба (или скорее "ободранная сталинка" хрущёвских времён):

44а.


А в перспективе улицы видна высотка Министерства Труда и Соцзащиты, перед которой весьма зрелищный памятник Освобождённой женщине Востока (1960). Понимать его стоит буквально: нынешняя азербайджанка одета современно и свободно, у неё пышные распущенные волосы, открытые коленки и на роскошных бёдрах джинсы в обтяг. Вот только попробуйте где-то за пределами столицы увидеть хоть одну женщину, если это не туристка, среди посетителей чайханы!

45.


Где-то на пол-дороги от Бяш-Мартябы улица Гурбанова пересекает улицу Рахимова, бывшую Нижнеприютскую, на которой жили братья Буяновские - мои предки, чью историю я рассказывал в прошлой части. Узнал об этом я уже после поездки в Баку, однако видимо каким-то шестым чувством поселился именно в этом районе. Сбоку от Освобождённой женщины расположилась небольшая безымянная площадь с памятником уже нам знакомому архитектору Зивербек Ахмедкову (купола его творений прилагаются) и вестибюлем красивейшей в Бакинском метро станции "Низами":

46.


Вон в том доме с красной вывеской, на самом верхнем этаже, располагалась моя гостиница, где я почти неделю прожил в одноместном номере.

47.


А площадь хоть и безымянная - но одна из самых красивых в Баку:

48.


Кажется, у всего этого нет никакой особой истории - просто самая высокая, самая продуваемая, а потому и самая богатая часть мусульманских кварталов дореволюционного города:

49.


Колоритные улочки Советской продолжаются и за площадью:

50.


Хотя здесь как-то просторнее, меньше огромных новостроек, но больше мелких вкраплений современности:

51.


Здесь примечательны мечеть Гаджи-Султан-али (1905-10) в голубым куполом, построенная то ли тем же Зивербеком, то ли автором бакинского костёла поляком Юзефом Плошко.

52.


И баня Чор-хамам (1889) - одна из многих на Советской, но не считая трёх бань Еврейского квартала единственная, на которую набрёл я.

53.


Причём исправно действующая - из трубы тянет дымок, вокруг висит банный запах:

53а.


А вот до старых колодцев, или скорее небольших водонапорок, у самой зоны сноса я так и не дошёл. Равно как и до ДК имени Абилова в старинном особняке со свастиками на колоннах. И скорее всего - уже не дойду, даже если возможность снова побывать в Баку мне представится. "Всей этой красоты скоро не будет" - фраза, которую я часто слышал в разных городах. Но в Баку, видя гигантские пустыри на месте таких же закоулков, этой фразе веришь буквально.

54.


Из гостиницы я чаще ходил вниз - или на метро, или в центр. Но в следующей части пойдём вверх, по старым и новым бакинским предместьям.

АЗЕРБАЙДЖАН-2019
Обзор поездки и оглавление.
История, география, народы.
Кавказская Албания.
Искусство и кухня.
Транспорт Азербайджана.
Реалии и их предыстория.
Две стороны чужой войны.
Закавказье. Азербайджан, Армения, Грузия, Турция.
Апшеронский полуостров
Баку. Нагорный парк, виды и колорит.
Баку. Ичери-Шехер, Девичья башня.
Баку. Ичери-Шехер, дворец Ширваншахов.
Баку. Ичери-Шехер, дома и улицы.
Баку. Ичери-Шехер, вдоль стен.
Баку. Бакинский метрополитен.
Баку. Биби-Эйбат и Баилово.
Баку. Бакинский бульвар.
Баку. Молоканка.
Баку. Улица Низами и окрестности.
Баку. Вокзал и Еврейский квартал.
Баку. Советская.
Баку. Предместья.
Баку. Чёрный город и проспект Гейдара Алиева.
Апшерон. История, колорит и чудеса природы.
Апшерон. Сабунчи и Сураханы.
Апшерон. Мардакяны.
Апшерон. Гала.
Апшерон. Гобустан.
Апшерон. Сумгаит.
Ширван
Шемаха. Древняя столица.
Лагич. Селение ремесленников в горах.
Ивановка. Молокане.
Нидж. Удины.
Азербайджанский Дагестан - будут отдельные посты.
Талышские горы - будут отдельные посты.
Арран - будут отдельные посты.
Нахичевань - будут отдельные посты.
Нагорный Карабах - будут отдельные посты.

"Молох", "Вечность пахнет нефтью", дорожное, деревянное, Азербайджан

Previous post Next post
Up