Гумбади-Кавус и Туркменская степь

Aug 21, 2019 17:35



Русская Персия, как показанные ранее Энзели, Тегеранское шоссе, казвинский Кантур, крепость Ашур-ада и не показанные ещё памятники Тегерана - это, конечно, хорошо и эксклюзивно. Но не секрет, что большинство туристов едет в Иран, чтобы увидеть ДРЕВНОСТИ. На прикаспийском севере их, скажем прямо, немного, и всё же в горах Гиляна я уже показывал цитадель ассасинов Руд-хан и колоритную деревню Масуле. Сегодня же из показанного в прошлой части Горгана (Астрабада) отправимся на восток, где за полями иранской поднятой целины раскинулась Туркменсахра, она же Туркменская степь, осколок древнего Турана, дальний краешек Великой Степи. Она тоже когда-то чуть не оказалась в составе России, но куда интереснее другое: в городе Гумбади-Кавус (126 тыс. жителей) стоит первая в мире ракета, а посетив в сердце степи кладбище Халед-Наби, можно уже никогда не бояться быть посланным на х....й.

Если Гилян, где мы начинали вояж - это иранское Закавказье, то Голестан, исторически часть Мазендерана - иранская Средняя Азия. Здесь мы закончим знакомство с иранской провинцией, а огромный Тегеран подождёт рассказа до зимы.

От Горгана до Гумбади-Куваса - сотня километров на восток через несколько городков, каждый из которых легко принять за конечную. Вообще, малых городов в постсоветском понимании в Исламской республике нет: по архитектуре и инфраструктуре, этажности домов и плотности магазинов, качеству дорог и количеству машин все отличия сводятся лишь к занимаемой площади, и выбивается из ряда тут разве что столица, да может миллионники типа Исфахана или Мешхеда.

2.


Гумбади-Кавус мог бы и сам называться Горганом - поскольку именно у огромного городища древнего Горгана он и вырос как крупный аул и в 1926 году начал обустраиваться как плацдарм для освоения Туркменской степи. Но название Горган в 1937 году зачем-то передали Астрабаду, а "иранский Целиноград" так и называется по своему главному памятнику: Гумбади-Кавус - значит, "Башня Кавуса":

3.


Впрочем, до башни ещё нужно проехать огромную кляксу махаллей вдоль непривычно прямых для Ирана улиц. Я надеялся найти здесь что-то наподобие советских жилгородков, но о первоначальной сущности Гумбади-Кавуса напоминает лишь некоторое количество совершенно не типичной для Ирана старопромышленной архитектуры. Как например толстая труба посреди заросшего пустыря за забором, похожая на минарет разрушенной землетрясением мечети:

4.


А близ автостанции у выезда на Горган за высоким забором тянутся длинные склады из такого же жёлтого кирпича. Не знаю точно, когда они были построены, но как один из вариантов - в конце 1930-х годов. Не секрет, что само слово "Иран" - это упрощённая авестийская Ариана, и официальным международным названием Персии в 1935 году Реза-шах Пехлеви сделал его отнюдь не случайно. Ещё в начале ХХ века в Большую Игру русских и англичан пытались вмешаться "алемани", то есть немцы, не успевшие нажить к себе ненависти местного духовенства и купцов. Первая Мировая сломила всех трёх игроков, и Советский Союз в Пехлевидской Персии поначалу имел фору как просто ближайший сосед. К началу 1930-х годов на него приходилась половина иранской внешней торговли, однако вскоре, и очень стремительно, Иран начал сближаться с Германией. Там как раз захватили власть те, кто называли себя истинными арийцами, и вот как арий арию Гитлер протянул руку Пехлеви. К 1941 году благородный Иран оказался среди тех гиен, что ждали падения Москвы, и если Япония целилась на Дальний Восток, а Турция - на Грузию и Армению (Баку, понятно, немцы бы оставили себе), то Иран отвечал за "мягкое подбрюшье" советской Средней Азии. Подвело Пехлеви то, что он слишком положился на немцев - даже вторжение должна была делать не его армия, а переброшенные из Сахары части вермахта, под которые в Туркменсахре обильно строились дороги и военные склады. Не учёл шах лишь того, что СССР и Англия могут немцев опередить, а потому кончил дни под арестом в Южной Африке: в августе-сентябре 1941 года британцы (в основном индийцы) и красноармейцы заняли Иран, установив в нём режим временной оккупации. Из фашистского плацдарма Иран превратился в крупнейший после дальневосточных портов коридор ленд-лиза, грузы которого по построенным до войны железным дорогам везли из Шапура и Басры в Тегеран, а оттуда через Тебриз в Закавказье. Инфраструктурным же заделом Туркменской степи воспользовался последний шах Мухаммед-Реза в 1960-70-е годы, в ходе своей Белой революции (то есть - экономических реформ, призванных сделать Иран "азиатским тигром") почти одновременно с Советам развернувший освоение целины.

5.


Ну а в остальном Гумбади-Кавус - обычный иранский город:

5а.


Хотя граффити с ахалтекинским скакуном напоминает, что большинство его жителей - туркмены, коих в Иране живёт 1,4 миллиона человек, а в Голестане они составляют треть населения.

6.


Туркменсахра лежит в междуречье Горгана и Атрека, отделяя плодородный Мазендеран от безжизненных Каракумов. По Атреку в 1881 году была проведена южная граница Российской империи, отрезавшая здешних йомудов и другие племена от будущего Туркменистана, тогдашней Закаспийской области. Гумбади-Кавус стоит от Горган-реки к югу, и не входя в Туркменскую степь, тем не менее, за отсутствием там сопоставимых по размеру городов, служит её столицей. Туркмены для Ирана хоть и не такое проблемное меньшинство, как курды и белуджи, а всё-таки - тоже сунниты, привыкшие смотреть по ту сторону границы. Ирредентистские волнения здесь вспыхивали хоть и без большой крови, но часто - в 1924 году (на волне прихода в Туркменистан социализма), в 1979-82 (тут расскажу отдельно), в 1991 (на волне обретения Туркменистаном независимости) и даже в 2014-16 годах, на этот раз без внешних поводов. В последних двух случаях эти волнения имели ещё и антишиитский уклон, но общим свойством всех туркменских мятежей было то, что их не поддерживали из-за Атрека, и разве что их лидерам СССР давал уйти. Ныне здесь по ощущениям - спокойно, и всё же видно, что туркмены держатся особняком.

7.


А посреди города торчит натурально ракета, построенная чуть более тысячи лет назад. Нет, я не верю в происки высоких рас - просто зодчий понимал, что именно такой формы предмет сможет покинуть грешную землю.

8.


Башня Кавуса стоит в геометрическом центре города, в окружении парка, на 20-метровом холме, над которым возвышается ещё на 55 метров при 17 метрах диаметра. Иными словами - она действительно огромна и видна издалека:

9.


И потрясающе долговечна - вот такой башню застали первопроходцы иранской целины в 1920-е годы:

10.


Кей-Кавус - это мифический царь древнего Ирана, покоривший зловещий Туран. Вернее, покоряли тёмную сторону мира пехлеваны (богатыри), а он был для них тем же Красным Солнышком, что князь Владимир в русских былинах. И легко поверить, что это его наследие, но нет: башня построена в 1006 году как мавзолей Шамса аль-Маали ибн Кабуса ибн Вушмагира, четвёртого эмира Горгана из дейлемитской династии Зияридов, правившей здесь в 927-1080 годах под покровительством то соседей Баванд, то сородичей Буидов из Багдада, то таджиков Саманид из Бухары, то афганский тюрок Газневидов. Даже по меркам тех жестоких времён и краёв, Зияриды славились жестокостью, от которой порой плохело их собственным вельможам. Так по крайней мере историки объясняли, за что именно приближённые в 1012 году убили Кавуса. Мавзолей для себя он начал строить загодя, и хотя формально тогдашний Табаристан был обращён в ислам тотально и крепко, судя по всему был Кавус, знаток искусств и истории, кем-то вроде криптозороастрийца. Или просто зороастрийские традиции впитались в иранскую ментальность так плотно, что проявлялись тут и там и через полтысячи лет после обращения в Ислам - например, в Таджикистане я как-то показывал деревянный (!) мавзолей 10 века с типично зороастрийским узорами резьбы. Но тут - не мотивы искусства, а целый канон: мавзолей представляет собой полую башню с единственным потолочным окном, свет из которого по определённым датам падал на хрустальный гроб Кавуса, одиноко подвешенный под куполом на высоте 45 метров:

10а.


Вот оно, это оконце:

11а.


Мы же зайдём в дверь. Надписи на зороастрийском мавзолее славят не столько Аллаха, сколько раба Его: "Во имя Бога всемилостивого, всемилосердного. Это - высокий замок, принадлежащий эмиру, солнцу высоких качеств, эмиру, сына эмира, Кабуса, сыну Вушмгира: он велел построить его при своей жизни в 397 г. по лунному летосчислению и в 375 г. по солнечному летосчислению" - в данном случае имеются в виду общемусульманский и персидский календари, отличающиеся длиной года, но отсчёт ведущие от одной точки переселения Пророка из Мекки в Медину в "нашем" 622 году.

11.


Кладка башни уходит ещё как минимум на 10 метров вглубь кургана. На первый взгляд внутри лишь маленькая комнатка:

12а.


Но посмотрев наверх - теряешь дар речи: "Халед-Наби на всё на это - и в небо по трубе!". Диаметр этой трубы - 10 метров:

12б.


А под внешним острым куполом скрыт сферический внутренний, и в нём едва заметно светит оконце. Хрустальный гроб, по словам хронистов, висел здесь ещё в 16 веке, или по крайней мере жива была память о нём. Пожалуй, более впечатляющую гробницу себе построил в мировой истории разве что Цин Шихуанди, чей золотой саркофаг плавал в озере ртути...

12в.


В исламском зодчестве Башня Кавуса появляется буквально из ниоткуда, и хотя "потомков" она оставила много, масштаб и сложность их шли только на убыль - следующая башня Радкана, построенная в 1016 году для Абу Джафара Мохаммада бин Вандаряна из династии Бавандид (тоже в Голестане) высотой всего 35 метров и пропорций куда как менее изящных ( фото, как и подробный анализ феномена, есть у maximus101). Дальнейшие постройки были и того меньше - как например уже нам знакомые три мавзолея в Сари. Сам купол Кавусовой башни напоминает армянские храмы, да и общее качество работы намекает на армян - в те времена лучших строителей мира. Вот только строить армяне предпочитали не из кирпича, а из камня, так что натурально есть соблазн заподозрить инопланетян. От Башни Кавуса подобные мавзолеи распространялись в две стороны, но только сельджуки на западе взяли в основном общую форму (несколько подобных башен, с шатрами и без, я покажу ещё в Нахичевани), а Хорезм на севере позаиствовал острые шатровые купола для приземистых среднеазиатских мавзолеев с их огромными арками (как здесь, наприер, или здесь). Из разгромленного монголами Хорезма, однако, это зодество попало в Золотую Орду ( образец), а из Орды, по одной из гипотез - на Русь, где и живёт по сей день в камне и в дереве. Шатровые храмы же не могли не видеть с детства такие личности, как Константин Циолковский или Сергей Королёв, а научные прорывы 19-20 столетий позволили выводить за пределы грешной Земли не только душу человека, но даже и тело в скафандре. Описав причудливую кривую, наследство Кавуса вернулось в Среднюю Азию - на Байконур, откуда прямой путь к фаравахару...

12г.


Самое ёмкое слово для Башни Кавуса - абсолютность:

13.


Длинная улица километров через 5 упрётся в городище - судя по всему, как и многие глиняные городища Средней Азии, огромное и зрелищное. Там стоял древний Горган, а башня Кавуса венчала его кладбище. В доме напротив же стоит группка туркменских юрт с их плоскими куполами и камышовыми циновками поверх войлока:

14.


Несмотря на близость Хорезма (туркмены даже в Хиве были основной военной силой), в Мазендеран практически не проникла деревянная резьба. Вот всё, что я тут обнаружил:

14а.


Здание за юртами, однако, ни что иное, как музей туркменского ковра. Собственно, в Голестане встречаются две Ковровые Сверхдержавы - Персия и Туркмения. Персидские ковры, к коим принадлежат и азербайджанские - бренд мирового уровня, но изобрели ковёр судя по всему именно в каракумских песках - поскольку именно ковром было удобнее всего утеплять и украшать переносное жилище кочевника. Древнейший в мире сохранившийся ковёр из Пазырыкского кургана на Алтае был изготовлен 2500 лет назад где-то между Туркменией и Арменией, а в одном из туркменских могильников советские археологи нашли инструменты ковродела возрастом в 3500 лет. Инструменты, вместе с ингредиентами природных красителей, встречают и в музее, который  открыла мне, минут 10 поискав ключи, молодая, очень обаятельная и отлично говорившая по-английски туркменка:

15.


Музей совсем небольшой, буквально пара десятков ковров от 19 века до наших дней, а в основном сделанных в 1920-60-е годы. Печать времени, впрочем, никак не ощущается, а строгие, выверенные, геометричные туркменские орнаменты ни за что не спутать с витиеватой, мудрёной и криволинейной экспрессией персидских ковров:

16.


17.


18.


О ковровых делах я рассказывал уже в Самарканде и Киргизии, а позже ещё в Азербайджане расскажу.

19.


Ковровыми лавками в Иране никого не удивишь - их тут в любом крупном городе (из виденных - кроме Решта) немеряно, и Гумбади-Кавус ничем принципиально не отличается от Горгана или Сари. Но всё же... вот целая гирлянда ковров на заборе:

20.


Который я заснял из окна машины - туркменская девушка из музея, узнав, что я хочу в Халед-Наби, куда-то позвонила, и вот уже к воротам подъехал видавший виды "Самант" с долговязым дядькой крестьянского вида за рулём. Может, это был её батя - по-английски он не говорил в любом случае, и только в музыке из его магнитолы я различал знакомые тюркские слова: удивительно, но туркменский язык для русского уха звучит куда разборчивее казахского, узбекского или азербайджанского. До Халед-Наби путь предстоял неблизкий, по прямой 70 километров в одну сторону, а со всеми круголями может и сотня. И вот попробуйте угадать (ответ в конце поста), за какую сумму я туда поехал!

21.


Горган-река, по-среднеазиатски широкая и мелкая, обводит северные окраины Гумбади-Кавуса, но этим путём мы возвращались. За рекой (кадр снят в другом месте) виден Искандеров вал, который строили, впрочем, не потомки Александра Македоскного, а следующие хозяева Персии - парфяне. Гиркания тогда была частью Турана, но одно из парфянских племён, впоследствии ставших Великих домами Парфии, происходило отсюда. И вот в 3-4 веках парфяне и сменившие их Сасаниды возвели вдоль Горган-реки 194-километровую стену о 40 фортах и 30 тысячах солдат гарнизона. Теперь Искандеров вал среди полей похож на Большую Засечную черту России, и в общем идентичен ей по сути - там северная граница Великой Степи, а тут - южная...

22.


Но "туда" мы ехали в основном к югу от этой границы, по полям иранской поднятой целины:

23.


Где комбайны паркуются у домов:

24.


И составляют немалую часть трафика:

25.


Собственно, агромеханизация была одним из краеугольных камней Белой революции, и надо заметить, она удалась - ни разу за всю поездку по Ирану я не видел гужевого транспорта или плуга. Но центром сельскохозяйственных реформ был именно Голестан - само название этой выделенной в 1997 году провинции не случайно значит "Цветущий край". В теории здешнее крестьянство в 1970-х годах было самым богатым в Иране, а на практике целинный проект в стране третьего мира обернулся появлением гигантских латифундий, которыми владели приближённые шаха и сам шах. После Исламской революции они бежали, а в подбрюшье СССР без всякого его участия начал воплощаться лозунг "земля - крестьянам": власть здесь в 1979 году взяла в своих руки Центральная организация крестьянских советов, объединившая около 40 туркменских деревень. Их поддерживали курды из Демократической партии Курдистана и фидаи (повстанцы-революционеры)... но лишь до тех пор, пока земельный вопрос не перешёл в религиозно-этническую плоскость. СССР не прислал комиссаров, поэтому за идеологию ЦОКСа отвечали суннитские муллы, совсем недовольные победой шиитских аятолл в Тегеране. Туркмены требовали статус автономии с центром в Гумбади-Кавусе, и хотя до полноценной войны дело не дошло, правительственные войска силой подавляли сопротивление ЦОКСа до 1982 года.

26.


И в общем облик здешних городков какой-то чуть более советский, а от исписанных автобусных остановок на сельских дорогах и вовсе веет чем-то не в меру родным.

26а.


Но вот за Гурган-рекой пейзаж начинает меняться:

27.


Словно мерцают, сменяя друг друга, поля Голестана...

28.


...и бедленды Туркменсахры:

29.


Пожалуй, самая красивая степь, которую я только видел, а одинокая сопка посреди её складок - это и есть наша цель:

30.


Само собой, тут уже в Конституционную революцию было неспокойно - хотя туркмены яростно сопротивлялись "белым волкам" во время покорения Туркестана, к началу ХХ века всё же было ясно, что завоёванные белым царём кочевники живут гораздо достойнее своих соплеменников под властью шаха. В 1909 году Россия ввела сюда войска - на 2 года раньше, чем в остальную Персию, и явно с расчётом остаться в Туркменсахре всерьёз и надолго, превратив её в какой-нибудь Горганский уезд Закаспийской области. В 1912-14 году здесь было основано 13 русских посёлков: Карасу, Мамаи, Хундуз, Саратовский (Константино-Ивановский), Немецкий, Молоканский (Лавровка), имение Бялоновича, Александровский, Рождественский, Михайловский, Крещенский, Донской и Покровский. Да и туркмены из-за Атрека активно возвращались на дедовские зимние кочевья. Гумбет уже к тому времени был похож на уездный центр с пограничным комиссариатом и населением более тысячи человек - по 600 русских и туркмен и 110 немцев. Жизнь на новом месте поселенцам давалась с трудом, в посёлках свирепствовала малярия, в одном только Саратовском выкосив 2/3 жителей. Но поселенцы прибывали, и к 1915 году в Туркменсахре жило 2550 русских и 260 немцев. В 1917 году Временное правительство объявило о создании Туркменской автономной области - формально ещё в Персии, но уже под русским управлением. Всё это замышлялось как подобие "маленькой победоносной" войны для Керенского, так что и увенчайся проект успехом - называлась бы деревенька на фото Керенское или Милюковка. Но маленькую победносную войну затмила проигранная большая, и провозглашённый проект вскоре забыли - по-видимому, навсегда. В 1920-х годах в этих складках местности прятались уже басмачи из отрядов Энвера-паши - турецкоподданного, одного из организаторов геноцида армян, в Гражданскую войну пытавшегося поджечь Туркестан идеями пантюркизма. Воевал он, что интересно, в основном на другом конце Средней Азии - в нынешнем Тажикистане. Ну а в 1924 году Туркменсахру охватило крупнейшее уже антииранское восстание туркмен, которое однако Советский Союз, с таким трудом окончивший Гражданскую войну, поддержать не решился, и разве что беженцев принял у себя.

31.


Теперь в этих складках местности - колоритнейшего вида деревни, облик которой заставил меня вспомнить Афганистан по ту сторону Пянджа. В одной из деревень нам наперерез бежала с холма девочка лет 10 и отчаянно махала рукой - наверное, ловила попутку, возвращаясь из школы. И я хотел притормозить, да слова подбирал слишком долго...

32.


Одинокая сопка же становилась ближе, и сквозь складки степи порой мелькали венчающие её мавзолеи:

33.


Почти что по спирали мы заехали наверх, и за вершиной игры обнаружилась парковка с чередой лавок:

34.


Долговязый водитель даже не стал назначать мне время возвращения - в лавках сидели его друзья, а уехать, не заплатив, мне явно было не на чем:

35.


Одинокая гора, окружённая похожим на штормовое море бедлендом, у кочевников просто не могла не стать святыней, так что не стоит удивляться, что на вершине её стоят в ряд три мавзолея. Имён тех, кто покоится в них, я не знаю, да и к тому же слышал, что персы и тюрки называют их по-разному. Я слишком хорошо знаю Среднюю Азию, чтобы придавать значение конкретным именам и легендам: скорее всего эти места до мусульман чтили зороастрийцы, до зороастрийцев - язычники, а до язычников и вовсе первобытные люди, высматривавшие отсюда антилоп. Сам Халед-Наби считается христианским пророком, пришедшим в 6 веке из Йемена возвестить скорый приход Мухаммеда - как те 4 еврея из казвинской мечети, в конце прошлой эры возвещавшие о приходе Христа.

36.


Гора не только высока, но и весьма мудрёна:

37.


С мавзолеями соседствует мегалит:

38.


Трава кишит мелкой живностью, включая не попавших в кадр, и возможно ядовитых змей:

39.


А с горы открывается один из красивейших видов, которые мне только случалось наблюдать:

40.


Лишь на фотографиях, снятых ультразумом, я смог различить сёла в складках бедлендов - может быть, из тех 13 основанных русскими поселенцами:

41.


Но Туркмению вряд ли видать - до границы отсюда порядка 30 километров. Более вероятно, что я видел её с другой стороны - с "башни молчания" Чильпык в степи Хорезма:

42.


Badland - он "bad" только с точки зрения земледелия. Для скотоводства же всё это прекрасные луга с изумрудной травой на склонах:

43.


А вот расщелина в земле наводит на странные мысли в связи с тем, что мы увидим дальше:

44.


Обустроенная тропа ведёт от парковки и мавзолеев по южной стороне сопки, с которой не открывается столь феерических видов:

45.


Впереди - очень странное кладбище:

46.


Первая же стела которого как бы говорила, что я пришёл по известному адресу:

47.


Да, некрополь Халед-Наби - это лес каменных фаллосов от метрах до трёх длиной:

48.


Ну, по крайней мере наука утверждает, что это фаллосы, и любой перс знает, что здесь его ждёт "кир" ("царя царей" на самом деле звали Куруш, а "кир" - это слово из трёх букв на фарси). Я, впрочем, позволю себе усомниться в фаллической гипотезе - зачем бы на половых органах были кольца?!

49.


Помимо "фаллосов", из земли торчат ещё и "сердечки". Может быть, это "кос", то есть женские половые органы, а вернее - их внутренняя часть:

50.


А в общем не берусь это всё интерпретировать. Обратите внимание на цвет земли - такой белый грунт в Мазендеране считался священным, и ближе к Бендер-Туркмену в горах есть другой знаменитый некрополь Сефид-Чах (Белое кладбище). Известно, что древнейшим останкам Халед-Наби около 1400 лет, а стелы в основном средневековые, и покоятся под ними туркмены. Известно и то, что в самом Туркменистане, как и где-либо в Средней Азии, подобных некрополей нет:

51.


Вид с кладбища на вершину сопки:

52.


Туристы из других останов же, заходя в Халед-Наби, сами ржут ахалтекинскими скакунами, и в речи их частенько мелькает слово "кир". Генитальные слова на фарси в своё время сыграли злую шутку с "Росатомом", которому пришлось экстренно отзывать из командировки в Бушер сотрудника Киракосова.

53.


А в общем хорошо тут, в этой самой красивой степи, что я видел. Теперь найти бы ключ от Туркменистана...

54.


Сторож некрополя на входе продал мне билет за какую-то символическую сумму, а на выходе - напоил чаем. Долговязый шофёр отвёз меня туда, где подобрал, и за 5-часовой вояж на добрых 200 километров в обе стороны взял с меня 1 300 000 риалов - по-нашему говоря, 600 рублей, что дешевле рейсового автобуса во многих регионах. По пути на автостанцию меня пару раз вылавливали желающие пообщаться туркмены, поили чаем, и объясняли, что уважают Россию и Путина. В савари до Горгана рядом сидела женщина в чадре, на любое движение косившаяся в мою сторону. Я старался её не смущать, но в какой-то момент мы разговорились - и вот "закрепощённая женщина востока" свободно общалась со мной на отличном английском, а была ехавшей с работы преподавательницей вуза.
В Москве ко мне в гости приезжали две девушки из Ирана, туристки Шейда и Рожан, изучавшие физику в тегеранском Технологическом университете имени Амира-Кебира и в зное персидского лета своей первой заграницей выбравшие Москву и Петербург. Красивые, ухоженные, звонкоголосые и безупречно владеющие английским, у меня они, впрочем, быстро заскучали и предпочли переселиться в хостел.
Я планировал осенью снова отправиться в Иран между Арменией и Восточной Турцией, и по теме Русской Персии проехать Джульфа-Тебризскую железную дорогу, поискать следы отечества в Тебризе, проведать остатки духовной миссии в Урмии, ну и в Тегеране кое-что добить. Однако в первую очередь на второй раз меня интересовали Древности - закоулки Йезда, мечети, дворцы и армянские храмы Исфахана, руины и гробницы Персиполиса, эламский зиккурат вблизи библейских Суз, португальский форт на тропическом острове Ормуз...

Но мне отказали в визе, хотя я подавался на неё точно так же, как и в прошлый раз. В качестве причины отказа я получил предложение "обратитесь к туроператору"... и понял, что не так-то сильно этого хочу. Русскую Персию я увидел, Классичекий Иран сам не открыл мне двери, да и заводить с ним такой же роман, как с любой из постсоветских стран - это проект лет на 10-15.

Так что пока с Ираном всё, а оставшееся выложу осенью - 1-2 поста про транспорт Исламской республики и десяток о её столице.

Со следующей недели буду писать про летний Север, тем более что послезавтра в третий раз за лето (!) лечу в Мурманск на свой первый НеФорум.

ИРАН-2019
Обзор поездки (в основном Азербайджан) и оглавление.
Русская Персия. Наследие России в Иране.
Современный Иран. Впечатления и детали.
Современный Иран. Исламская республика и её обитатели.
Современный Иран. Транспорт.
Гилян
Общий колорит Гиляна.
Решт. Столица Гиляна.
Энзели. Северный порт Ирана.
Руд-хан. Горная крепость.
Масуле. Деревня для селфи.
Музей сельского наследия Гиляна.
К югу от Эльбурса
Энзели-Тегеранское шоссе и дорога в Сари.
Казвин. Новый город и Кантур.
Казвин. Старый город
Мазендеран и Голестан
Сари.
Бендер-Туркмен и остров Ашур-ада.
Горган, бывший Астрабад.
Туркменская степь. Гумбади-Кавус и Халед-Наби.
Тегеран
Башня Свободы и виды города.
Общее о городе.
Тегеранский метрополитен.
Большой базар.
Национальный сад.
Дома и улицы.
Посольства и кладбища.
Окраины и Музей Священной обороны.
Саадабад и ущелье Дарваз.

Великая Степь, Космос, природа, дорожное, Иран, этнография

Previous post Next post
Up