Православный не может быть антисоветчиком / Примирить «красных» и «белых» могут мудрые

Apr 02, 2017 18:48

Ещё Революции и религия и красно-белое единство

Широк русский человек…
Размышления православного человека о настроениях в обществе в год 100-летия революции / Общество

Группа энтузиастов предложила переименовать станцию московской подземки «Площадь Ильича» в станцию «Андрея Рублева». Тем временем модный писатель Лев Данилкин готовится представить провокационную книгу о Ленине в серии «ЖЗЛ», где «вождь мирового пролетариата» описан с большой симпатией. Совпадение? ©Ещё о «Примирении красных и белых»



Крестный ход вокруг Исаакиевского собора
Не думаю. В год столетия русской революции подобных «сближений» будет еще немало...
В обществе сегодня отмечается рост антиклерикальных настроений, как показывают скандалы вокруг фильма «Матильда», споры вокруг судьбы Исаакия. В адрес Церкви раздаются довольно жесткие «предъявы»: «РПЦ - крупный эксплуататор… А сейчас, в наше время церковь требует плату себе, собственность за то, что освящает «божиим» авторитетом правящую прослойку, которая возникла в 1990 г. И требует увеличения собственности. Вот в этом контексте нужно рассматривать вопрос по Исаакиевскому собору», - заявил российский историк Александр Пыжиков сайту Накануне.RU.

«Материалисты» и «позитивисты» видят в проблеме храм-музей только «спор хозяйствующих субъектов», обвиняя Церковь в каких-то чрезмерных «аппетитах». На самом деле поражает, насколько мягко и деликатно ведет себя Церковь в этом вопросе, уважая интересы музейщиков. Стоит напомнить, что собор Василия Блаженного или кремлевские соборы, до сих пор больше музеи, чем церкви. В храме Василия Блаженного богослужения происходят только по воскресеньям и престольным праздникам, в кремлевских соборах - всего несколько раз в год. А в остальное время эти «сакральные точки Третьего Рима», где словно ощущаешь присутствие и русских святителей, и государей, и иконописцев, - эти сакральные точки «выполняют функции» архитектурных памятников на потребу туристов.

Возвращение храмов и монастырей Церкви, казалось бы, естественный и желанный процесс для страны, для русской цивилизации, которая в ХХ веке так тяжело переболела атеизмом и с конца 80-х годов потянулась к Богу.
Казалось бы, очевидно, что всевозможные экспозиции и коллекции артефактов должны находиться в «светских стенах», а в храмах пусть идут Богослужения, звучат молитвы. Но за куски недвижимости цепляются именно «жрецы» секулярной культуры, именно они затевают противостояние.

Стоит отметить, что конфликт храмы-музеи «подсветил» очень существенную проблему - «номинальную православность» русского народа. Цифры известны: 80% населения России осознают свою православную идентичность как «культурный код», как «ментальность», но при этом «воцерковленным» и «практикующим» остается 4-7%. - те, кто регулярно ходят в храмы, причащаются, соблюдают Великий пост. Хотя на Пасху «гулять» будет большинство. Таковы наши «национальные особенности». При этом мы уважаем многоконфессиональность России и видим, что у мусульман - вера очень горяча, что вера - это образ их жизни. Мы видим, что на подъеме иудаизм и как наступательно позиционирует себя иудейская культура. Если бы мы были реальными православными - все бы храмы от музеев уже давно возвратили Церкви, тут вообще дискуссий быть не может! Если бы мы были реальными православными - не было бы такой коррупции, абортов, такого пошлого «зубоскального» телевидения.

Но мы имеем то, что имеем: триумфального шествия Православия не получилось. Христиане остаются «малым стадом» в весьма агрессивном окружении.
Стоит сказать, что сам церковный народ - это довольно пестрое сообщество. Есть у нас среди верующих фундаменталисты и либералы, а также экуменисты, фило-католики, «православные сталинисты», «монархисты-советофобы». Есть поклонники старца Григория Распутина, обожатели Ивана Грозного, есть и «модернисты», последователи Александра Меня. Есть и такие «экзоты» - верующие, которые поддерживали Pussy Riot, есть те, кто не принял Гаванскую встречу Папы Франциска и Патриарха Кирилла. Из последних споров: есть те, кто симпатизирует доктору Лизе Глинке и те, кто, соболезнуя ее трагической гибели, скептически относится к ее пиару на благотворительности. В общем - широк русский человек...

При этом порой православные группы выступают с неадекватными инициативами, которые провоцируют рост антиклерикальных настроений. К числу таких, я например, отношу чрезмерную протестную шумиху вокруг «Матильды». Эта деятельность только работает на популярность картины. Несколько лет назад - также зачем-то протестовали против фильма Андрея Звягинцева «Левиафан». В итоге ленту посмотрели, обсудили и забыли. Кто будет возвращаться к таким «шедеврам»? Только горстка «звягинцеманов». Также случится и с «Матильдой» Алексея Учителя.

Еще один, на мой взгляд, не самый удачный ход - инициатива общины Андроникова монастыря с обращением к мэру Москвы с просьбой переименовать ближайшую к обители станцию столичной подземки «Площадь Ильича» в «Андрея Рублева». Нам что, нечем заниматься в год, когда коммунисты будут с пафосом праздновать 100-летие Октября? И опять все смешалось: монастырь-музей, метро, великий революционер и святой иконописец, опять затевается «война символов»...

Вообще, когда православный человек встает на платформу советофобии - это абсолютно провокационный шаг в обществе, где около 80% людей ностальгируют по СССР, часто смотрят советские фильмы, поют советские песни.
Вспомним, как несколько лет назад в рамках Дня славянской письменности на Красной площади проходил концерт Александры Пахмутовой. Удивительный такой «православно-советский синтез»: исполнялись многие ее лирические песни про старый клен, команду молодости и хороших девчат. Но ведь Пахмутова это еще (не прозвучавшие тогда) - «Любовь, комсомол и весна», а также - «И вновь продолжается бой». Эти гениальные песни отразили настроение эпохи. И кто бы мог подумать, что строчка «И Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди» - вновь станет актуальной. Но, похоже, это случилось. В этом году нас ждет сюрприз - в серии «ЖЗЛ» готовится к выходу новая книга модного писателя Льва Данилкина о Ленине. И вот уже известный критик ликует: «Это не тот Ленин, который лежит в Мавзолее и которого мы сначала обожествляли, а потом - в 90-е годы - демонизировали. Это - живой человек, оказавшийся в эпицентре живой истории и творивший эту историю, потому что лучше других чувствовал ее пульс. Смешной и страшный. Похожий на Сократа и на персонажа сериала «Твин Пикс». Кому-то эта книга может показаться провокационной. Но, поверьте, она гораздо интереснее большинства книг, написанных о Ленине».

Неужели нас ждет новая апологетика Ленина? Что ж, видимо, пришла пора на новом витке осмыслять и эту фигуру. Тем более в год столетия Октября. Тяга к Ильичу понятна - она заключена в недовольстве людей олигархическим колониальным капитализмом, который построен в России, жаждой социальной справедливости.

Убеждена, что православный человек, любящий Россию, не может быть советофобом. В крушении монархии виноваты февралисты, а не большевики. Большевики вышли на арену истории, когда Российская империя уже рассыпалась.
Октябрьская революция произошла очень легко. Красный террор был ответом на белый террор. Большевики выиграли Гражданскую войну, провели модернизацию, предложили свой образ будущего - коммунизм. И главной их ошибкой, их преступлением - были гонения на Церковь. Об этой горькой странице мы вспоминаем, когда чтим и славим новомучеников и исповедников ХХ века. Но и здесь к нам есть вопросы: почему народ-богоносец не защитил тогда свои храмы, своих священников? И почему Церковь приветствовала Февраль 1917 года? И почему мессианские энергии русских людей направились на «утопию» о справедливом обществе?

Сегодня многие хотят примирить «красных» и «белых», достижения СССР и Православие. Наиболее мудрым это удается. Так, яркий мыслитель Валентин Катасонов, являясь христианином, пишет книги об экономике Сталина, об актуальности ряда трудов Ленина, посвященных капитализму. И все это получается органично. Приходя в Церковь, мы стараемся отложить в сторону наши партийные билеты. Но не всегда получается. И снова закипают споры. Можно ли вынести икону Николая II на «Бессмертный полк»? Что делать с «Матильдой»? Как быть с Исаакием и другими музеями-соборами? Нужно ли разобрать Мавзолей и переименовать «Площадь Ильича»? «Монархисты-советофобы» и «православные леваки» постоянно выходят на идейные ристалища. И снова в бой…
_______

Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 - 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».

Татьяна Медведева
специально для «Столетия», 28 февраля 2017

идеология и власть, русский мир, красные и белые, революции и перевороты, поколения, ленин, общество и население, версии и прогнозы, эпохи, память, нравы и мораль, даты и праздники, двойные стандарты, менталитет, информационные войны, агитпроп и пиар, репрессии и цензура, развал страны, русские и славяне, мнения и аналитика, национальная идея, русофобия и антисоветизм, провокации, социализм и коммунизм, ислам, культура, христианство, скандалы и сенсации, правители, народ и элиты, религии, противостояние, капитализм и либерализм, единство и община, диктатура и тоталитаризм, иудаизм, современность, российская империя, РПЦ и церковь, дискуссии, ссср, ревизионизм, православие, 20-й век, юбилеи, история, храмы и монастыри, россия

Previous post Next post
Up