Украинский национализм - Германский патент

Sep 15, 2020 12:06




Современный украинский национализм совсем молод, хотя украинцы и многие из тех, кто в последнее время ради злободневности берет на себя заботу писать об этих людях, настаивают на более почтенном возрасте украинского национального самосознания.
        Национальное «пробуждение» украинцев, если обозначить его новым немецким словом, произошло в Австро-Венгерской монархии, где вообще, благодаря ошибочной политике немецкоязычных австрийцев, процветали националистические инстинкты других народов.

Уроженец Галичины писатель Йозеф Рот раскрывает секрет Полишинеля.




Немцы всегда давали импульс к пробуждению украинской национальной идеи; немцы из Австрии и немцы из Рейха. По роду моей деятельности, как временному корреспонденту в Польше и России мне известно, что Вильгельмштрассе поддерживала украинских сепаратистов в Польше оружием, деньгами и пропагандой так же, как и министерство Чичерина.




УКРАИНСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ - ГЕРМАНСКИЙ ПАТЕНТ

Современный украинский национализм совсем молод, хотя украинцы и многие из тех, кто в последнее время ради злободневности берет на себя заботу писать об этих людях, настаивают на более почтенном возрасте украинского национального самосознания.
        Национальное «пробуждение» украинцев, если обозначить его новым немецким словом, произошло в Австро-Венгерской монархии, где вообще, благодаря ошибочной политике немецкоязычных австрийцев, процветали националистические инстинкты других народов. Украинское национальное сознание никак не старше сионизма Герцля, например. И точно так же как сионизм, это продукт работы очень тонкой интеллигентской или полуинтеллигентской прослойки.
        Украинские знаменосцы национальной идеи даже в меньшей степени могли претендовать на решающую легитимность, чем сионисты, которым тысячелетние страдания их народа и давняя религиозно обусловленная изоляция облегчили работу. Но подобно сионизму Герцля (заметьте, именно ему, поскольку есть и другие «сионизмы», как известно), украинский национализм тоже базировался на противостоянии, а не на стихийной позитивной идее.
        Украинцы, или Русины, как их называли в старой Австрии, стали «сознательными» украинцами по причине, в некотором роде, чувства социальной неполноценности. На протяжении десятилетий социальный рост для них был синонимом полонизации, ассимиляции с польской «господствующей народностью». Украинский или русский фармацевт, учитель гимназии, юрист и т.д. как само собой разумеющееся переходил из греческой униатской церкви в римско-католическую. В старой Галичине католики были эквивалентом поляков. Греко-католический был синонимом русского, а римско-католический - польского. Были и смешанные браки: сыновья, происходившие от них, были поляками и римскими католиками, а дочери, то есть политически и социально более слабый элемент, обычно были русскими и греческой униатской веры.
        Однако украинцы, проживающие в России, были православными. Они также говорили на другом украинском языке, по сравнению с галицкими соплеменниками. И когда они «поднимались по социальной лестнице», то есть осваивали интеллектуальные профессии, они полностью обрусевали. Неслучайно у украинцев есть только один значимый поэт - Шевченко. Но даже он чувствовал себя русским, который пишет на диалекте. Если бы вы хотели назвать его нерусским, как это делают украинцы, то Мистраль, например, тоже не был бы французом, а Фриц Рейтер не был бы немцем. Провансальский язык отстоит от французского дальше, чем украинский от русского.
        Немцы всегда давали импульс к пробуждению украинской национальной идеи; немцы из Австрии и немцы из Рейха. По роду моей деятельности, как временному корреспонденту в Польше и России мне известно, что Вильгельмштрассе поддерживала украинских сепаратистов в Польше оружием, деньгами и пропагандой так же, как и министерство Чичерина. Нельзя предположить, что Германия, даже в виде «Третьего Рейха», разорвала бы отношения с польскими украинцами: отношения, которые уже стали очень ценной традицией немецкой внешней политики: несмотря на временную и проблематичную дружбу между Беком и Нейратом с Риббентропом.
        Даже сегодня, как и во времена политики «черного рейхсвера», немецкое оружие и деньги идут в Лемберг. И пока Геринг стреляет в польского кабана, совершенно другие боеприпасы немецкого происхождения достаются господам с фамилиями Левицкий, Гаргач, Коник и другим.

газета Die Zukunft
Париж, 13 января 1939 года

украинизация, Галиция

Previous post
Up