О тех, кто управляет культурой

Mar 06, 2020 18:33

Дмитрий Лихачев: В лагере тех, кто не матерился, расстреливали первыми

Интересно. Спасибо Александру Батову за наводку. Всем рекомендую.

Но меня тронуло вот это:
"Расстреливали чаще всего тех, кто не ругался. Они были «чужие». Интеллигентного, доброго Георгия Михайловича Осоргина островное начальство собиралось расстрелять и уже заключило в карцер, когда по разрешению более высокого начальства к Осоргину приехала на свидание жена, княжна Голицына. Осоргина выпустили под честное слово офицера с условием, что он ничего не скажет жене о готовящейся ему участи. И он ничего ей не сказал".

Только представьте себе эту сцену встречи двух любящих друг друга людей, когда жена приехала к мужу на край света - в красный Ад. А он знает, что его скоро расстреляют и дал слово красным упырям ей об этом не говорить... Он знает, что это их последняя встреча, но не имеет права дать ей понять... Весь драматизм этой встречи! Станиславский - отдыхает.

Где же все эти наши прикормленные бюджетом Михалковы и Шахназаровы, что они не могут снять такое кино?! Они не способны. Михалков только сиськи снимать может, а Шахназаров байки про белые "Тигры"... Не говорю уже про бездарей вроде Бондарчука младшего...

Вспоминаю историю, которую сам слышал лично на Соловках лет 15 назад от экскурсовода. Кстати, вы видели плачущего экскурсовода? А я видел. Там, на Соловках. Эта женщина плакала, когда рассказывала нам истории соловецких узников.

Вот одна из них, про человека, который смог пройти через этот Ад и выжить.

Там, на Соловках, арестанты занимались тем, что рубили мачтовые сосны. Эти высокие и красивые деревья красные сплавляли по Белому морю в сторону материка. Но поднять большую часть из воды так и не смогли. Это была абсолютно бессмысленная работа. Но заключённых заставляли рубить. Норма составляла около 15 деревьев в день на человека. Нужно было не только срубить дерево, но и полностью подготовить ствол к погрузке, срубить все ветви. Чтобы спилить одно такое дерево требуются профессиональные навыки. А здесь речь идёт о 15. Причём тогда никаких бензопил не было. Эта норма была невыполнима в принципе. Это настоящий каторжный труд, в результате которого люди просто умирали. Но тех, кто проштрафился, сильно стал отставать, большевики отправляли в штрафной изолятор на Секирной горе. Там было всё то же самое, только вот условия жизни...

На этой горе стоит церковь Вознесения Господнего. Такая небольшая церковь, в плане - квадрат где-то 10*10 метров. Тогда она не отапливалась. Заключённые жили в ней. Их было несколько сотен. Такое количество людей разместиться в храме не могло. Оставаться на улице, на лютых сибирских морозах, означало верную смерть. Чтобы выжить, заключённые ложились пирогом. Вниз, на ледяной пол - первый ряд. На него сверху второй. Крестом - следующий ряд перпендикулярно предыдущему. Потом третий, и так далее. Чтобы человека не раздавило, люди ложились на бок. И каждую ночь ряды сменялись Самое страшно было тем, кто был внизу. Иногда количество штрафников было таким, что у людей на нижнем ряду ломались рёбра. Каждое утро с нижнего ряда выносили умерших.

Из штрафбата провинившихся, а провинившимися были те, кто не понравился красным упырям, никуда не отправляли. Их казнили. Человека привязывали к бревну и сбрасывали с холма, на котором стоит храм. Высота холма - 75 метров. Когда бревно достигало подножия холма - человек был раздавлен и буквально размазан по нему.... Я был там. На этой горе. Красивый вид открывается на Соловки... А под ногами - место русской Голгофы...

И вот в этом Аду один человек дрогнул. Ему предстояла ночь в нижнем ряду и он решил покончить жизнь самоубийством. Рано утром, когда все ещё спали, он подошёл к обрыву, сказал Богу, что не может вынести это испытание, и сделал шаг в пропасть...

Но вдруг какая-то невидимая сила оттолкнула его назад. Он сделал шаг снова, но всё повторилось. Какая-то сила не давала ему убить себя. Тогда он стал молиться и просить помощи у Бога. И что-то мелькнуло у него в сознании - мысль о том, что нужно попросить мира. Мира в душе. Так он стоял, молился и просил, чтобы Господь поселил в его душе мир...

И с этого момента действительно в его душе поселился мир и спокойствие. Он прожил новую ночь в нижнем ряду, затем ещё десятки ночей на Секирной горе, он с миром в душе переносил все ужасы штрафбата и пришло время, когда его вернули в лагерь. С миром в душе он прошёл жестокое испытание Соловками.

Экскурсовод рассказывала эту историю, а по её лицу текли слёзы по погибшим и замученным узникам.

Но история спасшегося назидательна всем нам. Мир в душе помогает переносить самые страшные испытания. Возможно потому, что это признак присутствия Духа Святаго. Надо знать и помнить об этом, особенно во дни Великого поста.

И никакие Михалковы, Шахназаровы и прочая краснопузая шелупонь не снимут нам кино про это. Потому что с одной стороны такое кино расскажет правду про тех, кто пришёл к власти в октябре 1917 года. А с другой потому, что такое кино вело бы человека вверх, к Свету. Меняло бы людей к лучшему.

Но это не нужно сегодняшним деятелям от культуры. Ведь даже новый министр культуры РФ отметилась тем, что лоббировала откровенную порнуху под лживым названием "Верность". И наш региональный Минкульт, предполагаю не без указки сверху, выделил для этой дряни финансирование (рибейт). И футболка с матерным словом на груди министра - тоже свидетельство нравов.

Те, кто управляет современной культурой, не будут снимать такие фильмы, или финансировать их. Потому что они - ДРУГИЕ! И фильмы у них такие же, как они.

репрессии, красный террор, Соловки, квазиреальная Россия, матерщина, мат, Россия которую мы потеряли, министр культуры и туризма, Россия на распутье, история, министр культуры, Россия в тупике, кино, революция, культура, соловецкий лагерь, Россия, матерщинник

Previous post Next post
Up