Юродивая

Apr 27, 2017 03:08

Сегодня я ехал с выставки на холодной электричке, раздумывая про то, как выложилась наша команда и много ли будет заказчиков. Возможно, думал я, это и мой триумф тоже, а может часть глобального большого дела, кто знает? - нашлись бы люди которые поддержат, а дело это непростое... как неожиданно мои мысли разрушил громкий женский голос, где-то позади меня. Она смеялась и слишком громко для уровня шума вагона зачитывала какие-то главы из Библии. "очередная попрошайка" - подумал я - сейчас начнет свое "помогите Христа ради", но дама, как оказалось как будто с кем-то другим беседовала. "Наверное студентка подвыпившая прикалывается".

Раздалось шебуршение, и какой-то пассажир кавказской национальности сказал, по-видимому обращаясь к ней: "сиди смирно, не маши руками" и тут вроде странная возня утихла. Ну конечно, подумал я. Пьяная студентка над чебуреком издевается, все просто. Он мусульманин скорей всего, а она ему Библию читает... И погрузился дальше в свои мысли. Все вроде было заебись. День прошел вроде как удачно, я красив собой, на мне новенький костюм, чистая рубашка, мои любимые подтяжки и галстук цвета помойной мухи - мой любимый. Ступни ныли от долгой непривычной ходьбы по залу в начищенных жестких классических ботинках, которые издавали красивое цоканье при ходьбе. Было немного холодно, я положил на колени потрепанную сумку с фотоаппаратом, а за спину положил твердый штатив так, чтобы он упирался своими стальными ребрами прямо мне в позвоночник. Уж не знаю почему, но испытывая определенные неудобство, было ощущение что в то же время, часть зажатых позвонков растягивается, поэтому я так и ехал: наполовину страдая, в то же время испытывая некие приятные ощущения (это вроде как снимаете тесные ботинки). К тому же моя осанка со стороны казалась очень стройной, да еще и такой красивый прикид... Спереди меня села красивая девушка, мы посмотрели друг другу в глаза, затем она просунула свои ноги между моих по-удобнее и облокотившись на стенку вагона, уснула.

Я ехал некоторое время, как громкая девушка опять дала о себе знать, на сей раз как-то так получилось, что я ее увидел. Она сидела прямо на следующем ряде сидений от меня впереди. Почему? как? она же позади была? Я увидел и того муслика - он спал. Кто это? Ее знакомый? Слишком уж разные они были. Девушка была с чистыми чуть рыжыми вьющимися волосами, собранными в небольшой хвост. У неее были серо-голубые глаза, круглое лицо и лет ей по видимому было не больше семнадцати. На ней была поношенная куртка с капюшоном. Взгляд ее был живой, но временами она крутила головой, видимо что-то искала. Смотрела то в окно, то утыкалась себе под ноги. Временами она начинала говорить сама с собой про город в который ехала, про то, что там есть много всего, и даже порталы, потом громко произнесла на весь вагон: Во имя Иисуса, я доеду до станции N и со мной ничего не случиться!

Я тоже ехал до той же станции N.

Мне стало жаль ее. Скорей всего тот спящий некрасивый муслим это ее сопровождающий, он заставляет ее побираться, а может накачивает наркотой, что же делать? Вмешаться? Вызвать милицию? И тут я увидел в руках у девушки кусок грязной, сухой ветки, весь в земле. Она стала как посохом, отгонять им от себя кого-то. Вот те на, подумал я. Сделав резкой движение моему взору открылись ее маленькие пальцы, сжимающие ветку: они были все в сбившейся грязи, под ногтями была грязь, а на пальце находилось вычищенное кольцо с большим округлым зеленым камнем и забившеся под него землей...

Господи. Ну точно сумасшедшая, подумал я. Определенно поехавшая несчастная девушка. Я пристально смотрел на нее, и тут она обернулась прямо ко мне и наши глаза встретились. - Кто хочет со мной поговорить? - обратилась она куда-то в пустоту. На сиденьи где-то позади меня болтал маленький ребенок, и так получилось что середина одной из его сказанных фраз стала ответом на ее вопрос - Я хочу. - Со мной что ли? - опять спросила девушка ребенка и опять забылась. Внешне никто не понял что это был диалог девушки и того далекого ребенка. Я понял что происходит какая-то хрень, я уже сам начинаю путаться - кто с кем говорит? И что я слышу все-таки?

Объявили остановку и хотя до нашей с ней станции было еще далеко, девушка вдруг заторопилась к выходу. Муслим, сидевший напротив равнодушно клевал носом и я понял, что эта девушка едет одна.

Сейчас она выйдет не там - подумал я. Но она как будто поняла, что станция не ее и вернулась, сев на то же место. Было понятно, что ей трудно ориентироваться что вообще происходит вокруг, она с трудом понимала: раз не могла опознать станцию. На улице начался сильный дождь. Сейчас еще выйдет не там - подумал я. И останется одна под дождем, а ведь следующая электричка на такие станции может через часа два только прибыть... Но что же делать? Я ощутил себя очень слабым. Я даже помочь ей не могу, что я сделаю с сумасшедшей без сопровождающих? Только полицию могу вызвать чтобы ее приняли на ближайшей станции. Но в ее глазах было что-то, какой-то огонек, который протестовал против окружающих. Мне не хотелось так просто сдавать ее полиции. Почему она едет одна? Кто она? Где живет?

По ее одежде я пытался определить степень бродяжничества. Руки хотя и грязные, но кожа в других местах не почерневшая, запаха нет. Волосы мытые. Куртка поношенная, но не слишком уж. - девушка вдруг встала, и отгоняя окружающих палкой, шарахающихся от нее стариков стала бродить по вагону, который замер в ожидании. Я ловил ее взгляд. Она стояла у окна, потом вдруг поморщилась. Ей больно? Глаза ее иногда немного закатывались. Может она пьяна? Под наркотой? Девушка стала рисовать на окне какие-то треугольные знаки. Потом, подумав, затерла их грязной ладошкой пошла и села на свободные скамейки, закинув ноги на соседние. На ногах у нее были промокшие матерчатые тапочки.

Блин - подумал я. Почему-то решив наблюдать за ней дальше во что бы то ни стало. Мы ехали некторое время, девушка пугала всех в вагоне. Даже моя попутчица уже потеряла сон и наблюдала за ней.

Чуть было не выходя не на своей станции, она возвращалась каждый раз обратно. Два подростка позади меня начали шушукаться. Я ее заснял! истерично шептал один другому показывая в своем смартфоне сгорбившийся профиль несчастной. Другой хихикал. Я испытал некую брезгливость к этим пацанам, на ум приходила лишь одна фраза "Не смейся чужой беде - своя нагряде", но сделать замечание им я не решился. У меня возникла грусть, я чувствовал что не могу понять что надо сделать. Мне хотелось, чтобы у этой девушки были благополучные родители, которые ждали бы ее в этот вечер дома. Чтобы у нее вообще был этот дом. Но мое воображение рисовало мне другие картины. Неблагополучная семья, возможно нет отца, за ребенком никто не следит, раз она без сопровождающих едет одна в таком состоянии.

Наконец объявили нашу станцию. Мы вышли с ней и с остальной высыпавшей под дождь толпой и направились к проходной станции. Я хотел увидеть как она будет проходить, перелезет через забор? сомневаюсь что у нее есть билет.

Я прошел через турникет по своему проездному и стал ждать ее. Девушка, подойдя к турниктету, как показало ее лицо, будто бы что-то вспомнила. Покопавшись в карманах, она нашла скомканный билетик и кинула в кассиршу фразу, напоминающее скорее крик сороки, "посматрите билет! Женщина!" Билет естественно был не тот, может она его вообще нашла и пропустить ее охранник отказался. Я стал думать, подойти и заплатить за нее? Или сказать ей что можно обойти станцию? Но медлил. Девушка отошла в сторону и стала примерять темные очки. Замаскироваться чтоли хочет? Подумал я. Как это наивно, бедная она бедная. Я стал искать на ее лице выражение отчаянья, чтобы это послужило мне сигналом действовать, но я не находил его. Странная незнакомка взяла свою палку и шуганув контролершу ей, стала проходить за кем-то в просторный выход для пассажиров с багажом. Охранник не решился преграждать путь. Молодое деревце, пробившее толщу асфальта. Она добилась своего и невозмутимо пошла по направлению ко мне и наши глаза опять встретились.

Я пытался прочитать в них просьбу о помощи, но она просто прошла мимо.

Я пошел за ней, сам стесняясь себя. - Довольно по-дурацки я выгляжу. Думал я. Если сейчас с ней заговорить, пожалуй она подумает что я ей угрожаю. Как вообще с ней говорить? Что спросить? Может дать ей денег? А вдруг она решит, что я хочу воспользоваться ее положением чтобы изнасиловать? Я почему-то ощутил себя ангелом хранителем, который бросает опекаемую душу.

Хрупкий силуэт девушки удалялся по направлению к автобусной остановке.

Я шел за ней, решив проследить куда она пойдет. Девушка повернула за угол. Но ноги мои говорили мне не вмешиваться и идти дальше. К сожалению, я понимал, что кроме денег, помочь ей мне не чем. В купленной мною квартире, хоть и есть отопление, но нет ремонта. Жить там невозможно. Приютить никуда я ее не смогу. Я стал следить глазами за противоположной стороной трассы, где была одинокая остановка, пытаясь различить на ней силуэт девушки. Если бы она была там, прохожие бы начали разбегаться... Вроде она там, вот же стоит, ждет автобуса. Значит знает куда ехать. А может это вот она идет по дороге, далеко за остановкой, по направлению к автовокзалу? Но это вроде парень.

Придя домой я стал думать, что, возможно она и не осталась на той остановке и ушла куда-то в темноту под дождем.

Юродивая православная с посохом даже не заметила меня, но нанесла мне странное впечатление. Чувство вины, за свою нерешительность и неспособность ничем помочь. Какая-то пропасть открылась во мне и словно через нее на меня смотрел совсем другой, потусторонний мир, непонятный мне, в который я отказывался верить, но всю мою жизнь тянувший меня к себе странными проявлениями божественного.
Previous post Next post
Up