Три подарка

May 31, 2019 14:07



Добрый день, Светлана Петровна! Студент 2-го курса для прохождения санитарской практики прибыл!
- А чё второго? Сессию завалил? Нам двоечников не надо.

- А, привычка; нет, не завалил, успешно переведен на третий курс.
- Другое дело! В БИТ-бригаду пойдешь санитарить?
- Что? Какой бит? Я в музыке не очень…
- БИТ, студент,- это бригада интенсивной терапии. Реанимация, типа. ДТП, утопления, огнестрелы, разборки. Н:о это реже. Чаще «подарки» собирают, и «уличных».
- Какие подарки?
- А, что, у вас в Москве вытрезвители работают ещё? У нас закрыли. Демократия, Горбачев, перестройка… А сказать людям, чтоб не упивались на жаре, как-то позабыли. Сердобольные граждане таких кладут в тенек, под арочки домов, и вызывают «Скорую». Обязательно говорят: «плохо человеку, видимо, сердце». Там, под арками, мы их и собираем. Поэтому - подарки. Давай-ка завтра выходи на сутки, бригада хорошая будет - Саша-фельдшер, тоже служил, недавно дембельнулся, и Александр Николаевич, хирург из областной подрабатывает. Только ты, когда проставляться будешь, …да ладно, будешь, не надо вот мне ля-ля насвистывать, Александру Николаевичу наливай поменьше. Он врач от бога, но банку не держит, вырубится, и будете с Сашей вдвоем пахать за четверых.

Пожелания зав. подстанцией я учёл и проставу перенес на вечер. Днем в первый рабочий день я, исполняя обязанности санитара, выдраил до блеска салон «Рафика», успев удивиться, отчего под носилками, завернутая в материю, лежит крышка канализационного люка, проверил комплектность оборудования и был готов к выезду. Первый «подарок» не замедлил преподнести себя. «БИТ- бригада, на выезд!» - голос диспетчера по трансляции, я с чемоданом уже в машине, знакомимся буквально на ходу. Доктор лаконичен: «- Кому-то поплохело на проходной завода, прямо в начале нашей смены! Понедельник, утро, наверняка после вчерашнего…»
Саша-фельдшер сосредоточенно пытается ногами затолкать обратно крышку люка, которую я отодвинул в сторону во время уборки.
-Саш, а нафига эта железяка? Металлолом собираете?
- Ты даешь, Москва! мы ж на Рафике, тут без груза задницу знаешь, как подбрасывает на каждом ухабе? Вот, боремся - кто бетонный блок возит, кто чугунную крышку. А то, если наших подарочков укачает, замучаешься потом салон мыть. Вот на второй подстанции есть УАЗик, перевозка, там шикарно, никакой качки. А в РАФах без груза…
Вмешался водитель: - Все, приехали! Только, хлопцы, именем Гиппократа заклинаю: если дышит, в салон не тащите, окажите там на месте, чего надо.
Доктор возразил: - Ну, конечно , а с зеваками чего делать? Они орут, мол, гады, бросаете человека на тротуаре помирать! Жалобу накатают, Света потом без премии оставит. Нас, не тебя! Так что мы, конечно, постараемся, но и ты будь готов.

На проходной режимного завода лежал пожилой уже огромного роста и повышенной упитанности мужчина, и, судя по богатырскому храпу, чувствовал себя неплохо. Позже выяснилось, что воскресный банкет у него закончился ближе к утру понедельника. Но, будучи коммунистом старой закалки, и помятуя о том, что через проходную он должен пройти не позднее 8.15 утра, иначе исключение, увольнение, суд, Сибирь, он собрал силы в кулак, прошел, повесил номерок и … погрузился в алкогольный сон прямо у турникета.

- Ну, стажер, покажи, чему там в Москве учат. Вот нашатырь, поднимай Героя соцтруда! - распорядился док.
Саша вручил мне ком ваты и пузырек с нашатырным спиртом. Помня об опасности ожога верхних дыхательных путей, я оторвал небольшой комочек ваты, смочил в нашатыре и стал аккуратно, на расстоянии, как учили, водить ваткой перед носом чудо-богатыря. Хрен там, Илья - Муромец и не думал слезать с печи.
- Эх, Москва! - Саша - фельдшер отобрал у меня вату, нашатырь, затем вылил пузырек на огромный ватный тампон и накрыл им лицо храпящего. На секунду настала тишина. Потом богатырь воскрес так резко, что Саша оказался впечатангым в турникет. Доктор нахмурился, померил давление, дал ценные указания относительно дальнейшей судьбы болезного: «До работы не допускать, отправить домой с сопровождением», и мы отбыли обратно к реанимобилю.
Тут нас ждал ещё один подарок. Около машины, припаркованной на трамвайной остановке, собралась толпа народа. Наш водитель суетился у лежащего под козырьком молодого парня, хлопал его по щекам, люди волновались, решив, что «Скорая» пренебрегает своими возможностями по воскрешению. Увидев нас, водитель просиял и быстро доложил ситуацию: парень сильно нетрезв, вывалился из трамвая и тут же рухнул на скамейку под козырьком остановки. Вернее, мимо скамейки. Он, водитель, сделал все возможное - дал парню несколько раз по морде, попытался повернуть его на бок, но тот, гад такой, снова переворачивался на спину. Доктор задумчиво сказал:
- А нашатырь-то закончился. Саша, что у нас из аналептиков?
- Бемегрид остался.
- Сделай ему десять кубиков внутривенно.

Вены у парня были никакие и Саша не попал. Доктор прошипел нехорошее и стал пытаться вводить сам. Мимо. Тут из толпы зевак раздался женский голос:
- Давайте я попробую! Я медсестрой работаю в детской реанимации!
На всякий случай скажу, что голос был умеренно нетрезв. Тем не менее даме была предоставлена возможность и она с первого же тыка влила в пациента всю дозу. Пациент стал приходить в себя, мы усадили его на лавочку, к вящей радости водителя и собрались восвояси.
- Вы на подстанцию? Меня не подбросите, мне до угла! - сказала девица и представилась - Лена!
- Александр Николаевич! - вежливо буркнул как раз-таки Александр Николаевич,- Садись назад, на носилки.
Я уже упомянул, что девица была в легком подпитии и, не успев занять место в салоне, осчастливила нас фривольным анекдотом и громким смехом.
Но содержание анекдота в память не врезалось, потому, что в этот момент в нее врезалось кое-что другое.
Мы остановились на светофоре, через заднее открытое окно в салон вдруг залезла рука, схватила бутылку с физраствором и голос снаружи прохрипел:
- Доктор, дай спирту, подлечиться!
Лена проявила недюжинную реакцию. Она схватила второй стеклянный флакон с физраствором и с криком: «-На, похмеляйся», запустила в физию мужика. Добавила еще несколько слов. Звон стекла, брызги. Водители на перекрестке увидели реанимобиль, из которого в голову человека летят бутылки и матюки, потом включается сирена и машина уезжает. Через сто метров из этой же машины выскакивает девица и ее сопровождает голос, усиленный мегафоном: «Чтоб я тебя больше не видел!!!» Это доктор включил нештатную трансляцию, которой мы обычно распугивали водителей и гаишников при срочном вызове. Все же три подарка в течение часа было многовато даже для закаленного хирурга и старого «скорача» Александра Николаевича
Окончание здесь: https://lysyi-valenok.livejournal.com/321830.html

ха-ха, пусть выстрел не меток

Previous post Next post
Up