Хроники путинской агонии

May 29, 2019 09:01



Путинский режим находится в агонии. Это констатация факта, а не повод для дискуссии. Хотя многие готовы решительно возразить: мол, режим крепок, как никогда, зондер-ваффен-полицаи Золотова размазывают по асфальту любые проявления недовольства, быдло все так же пассивно, оппозиция не имеет социальной базы, да и собственно ПОЛИТИЧЕСКОЙ оппозиции в стране нет, она глубоко маргинальна, а потому не угрожает правящему режиму. Так что рано хоронить сказочного долбо-деда Кабая, он, как Мугабе, еще лет 25-30 может править. А там и маленькие кабайчики-наследники подрастут.

Давайте для начала разберемся с терминами. Я довольно скептически отношусь к цивилизационной теории Арнольда Тойнби, потому что классификация цивилизаций дана им предельно размыло. Однако жизненный цикл цивилизации он описывает довольно емко. Просто при чтении мысленно слово «цивилизация» надо менять на «общество» или «социальная система». Последние лет 30-35 СССР/РФ существует в стадии социального коллапса - это ПОСЛЕДНИЙ этап существования общества. Социальный коллапс характеризуется дезинтеграцией базовых институтов, на которых основано функционирование данного общества.

Россия, как исторический субъект, неоднократно проходила через коллапс. Если не ковыряться в совсем уж дремучей древности, следует упомянуть социальные коллапсы начала XVII столетия (Смута); петровские преобразования на рубеже следующего века; в XX столетии страна пережила сразу два коллапса - апогей первого пришелся на 1917 г.; второй, стартовав в 80-е годы, подходит к завершающей стадии.

Всякий раз коллапс приводил к глубокому апгрейду социальной системы, менялись именно базовые институты общества. Поясняю на конкретном примере. Например, в постсмутном Московском царстве базовым, государствообразующим институтом являлась церковь. Ее роль была настолько велика, что патриарх Филарет (отец царя Михаила Романова), официально титуловался Великим государем, де юре и де факто являясь главой государства и соправителем своего сына, бывшим царем лишь номинально. В то же время армия, как институт, в Московии отсутствовала. Существовала посошная рать, дворянское ополчение, стрельцы (городские обыватели, которые несли охранную службу и параллельно занимались ремеслами, торговлей и сельским хозяйством), были наемники (в полках иноземного строя) и даже такие специфические вояки, как боевые холопы - крепостные, которых дворянин обязан был экипировать и поставить в строй в случае войны.

При Петре I появился принципиально новый социальный институт - регулярная армия, ставшая базой новоявленной Романовской империи, предельно милитаризованной и агрессивной. Церковь же, бывшая становым хребтом Московского царства, была ликвидирована, как субъект, и включена в состав государственного аппарата, главой церкви официально становится сам монарх. Исчезло боярство, стрельцы, вольное казачество.

С бурным коллапсом империи в начале прошлого века все ясно - он дал старт одним из самых масштабных социальных преобразований в истории человечества. Но советский строй в 80-х годах так же начал коллапсировать, причем, что очень важно понять - стадия социального коллапса продолжается по сию пору. В ходе коллапса, как сказано выше, дезинтегрируются базовые для социальной системы общественные институты. Если взамен разрушенных появляются принципиально новые институции, значит общество вступило в фазу генезиса новой цивилизации по Тойнби. Но, повторюсь, сам термин «цивилизация» в данном случае я считаю некорректным. Просто социальная система, если не гибнет, переходит к качественно новому состоянию.

В период Перестройки в СССР начался бурный распад базовых институций. Прежде всего деструкции подверглась КПСС, что само по себе было смертельно для страны, чей политический строй определялся, как однопартийная диктатура. Но дело усугубилось еще и распадом армии, которая являлась одной из главных социальных скреп самого милитаризованного государства мира. Наконец, окончательно совок похоронил распад институтов социального государства. Напомню, что Советский Союз был первым в мире концептуальным социальным государством, где впервые человеку были гарантированы права, которые сегодня многими считаются неотъемлемыми - право на труд, право на отдых, бесплатное образование, здравоохранение, право на доступ к культуре, право на социальную защиту. Все эти «излишества» последние 30 лет неостановимо деградируют.

Да, некоторые идиоты, возможно, захотят поспорить, что при Путине, дескать, армия возрождается. Вынужден вас разочаровать: возрождается исключительно военная пропаганда. Вооруженные силы не могут возродиться в условиях угасания промышленного потенциала страны, тем более, в условиях такой глубокой деградации технологической базы, каковая имеет место в РФ. В годы Холодной войны СССР хоть и был всегда в роли догоняющего, но все же мог создавать вооружение, близкое по ТТХ к западному, а недостаток качества с лихвой компенсировался количеством. Сегодня тягаться с США Раша не может ни в одной области, а в сфере высокотехнологичного оружия она отстала уже на поколения.

Даже в зомбоящике в мультиках про многомаховые вундервафли Путина пропагандоны показывают вам американское оружие, выдавая его за россанское. Это дно. Если же оценивать общий боевой потенциал ВС РФ, то, в конвенциональной войне (то есть неядерной) армия Раши теоретически имеет шансы противостоять, разве что, армии Турции. Но, учитывая чудовищную деградацию систем военного планирования и управления, это только теоретически. На практике турки в Сирии путинских вояк сношают в хвост и гриву, как непосредственно, так и опосредованно через своих прокси.

Что касается схлапывания систем социальной защиты, то тут, боюсь, даже самые упоротые путирасты не найдутся, что возразить. Бесплатная медицина осталась в воспоминаниях, но, если бы платная пришла ей на смену, было б не так печально. В глубинке медицина исчезает, как явление, население тупо не имеет к ней доступа. С системой образования тоже все очевидно - она выродилась в индустрию по продаже дипломов. Отупение населения еще не достигло дна, но 30% уже уверено, что солнце вращается вокруг земли, а 3% считают землю плоской. И вообще, государство не просило вас рожать, и доживать до 65 лет - тоже. Так что забудьте о детских пособиях и пенсиях.

То, что стадия социального коллапса не завершена, можно утверждать с полной уверенностью. Ведь на смену отмирающим базовые институтам советского общества (советской цивилизации, если строго следовать концепции Тойнби) НИЧЕГО НОВОГО НЕ ПРИХОДИТ! Петр I уничтожил господствующий класс в виде боярства, заменив его всесословной (хоть и преимущественно дворянской) государственной бюрократией, чье господство базировалось на эксплуатации земельной ренты. Большевики пустили феодальную систему госуправления враспыл, заменив ее однопартийной диктатурой. Партократия, как господствующий класс, была формально ликвидирована в ходе Перестройки. Но что НОВОГО пришло ей на смену? Захват власти криминалом очевиден, но при этом на системном уровне и даже структурно модель управления не обновилась. Скорее, следует вести речь об ее архаизации, то есть возврату к давно отжившим моделям.

Разве тоталитарная диктатура уступила место демократии? Смешно об этом говорить. Вместо нового на поверхность стали всплывать реликты - самодержавная авторитарная власть, сословное общество, местничество, практика кормлений, церковь, как государственный орган, отношения с национальными республиками строятся на принципах средневекового вассалитета. Это - яркие признаки коллапсирующей социальной системы, которая, не в силах генерировать ничего нового, адекватного своему времени, судорожно пытается искать спасительные рецепты в прошлом. Партию Жуликов и Воров, конечно, нельзя сравнивать с ВКП(б)-КПСС, это лишь ее жалкое подобие по форме, но даже тут нынешняя илитка косплеит давно почивший совок.

Окукливание - еще один признак коллапса и способ затормозить приближающийся крах. Впавший в кому Китай в XIX столетии безуспешно пытался отгородиться от индустриального мира, что закончилось для него катастрофой. Япония, вынужденная обстоятельствами открыться внешнему миру, в то же самое время, перевела коллапс в проектное, так сказать русло, когда отмирание старых институций шло параллельно с созданием новых, замещающих их. Проектный, контролируемый коллапс дает неоспоримое преимущество, что Япония наглядно продемонстрировала, совершив за 30-35 лет рывок от средневековья к статусу мировой индустриальной державы.

Давайте посмотрим на постсоветские диктаторские режимы - все они находятся в той или иной степени окукленности - от абсолютной, как в Туркмении, до относительно мягкой, как в Белоруссии. РФ со своим «суверенным Интернетом», идеологией осажденной крепости и продуктовыми санкциям - где-то посредине между Туркменией и Белоруссией.

Сколько может длиться фаза коллапса? Все зависит от внешних и внутренних обстоятельств. Римская империя коллапсировала несколько столетий, потому что сильный внешний соперник у нее отсутствовал. Жизненный цикл Российской империи можно периодизировать и персонифицировать в системе Тойнби примерно так:

- в правление Петра происходил генезис новой государственности;
- период царствования от Екатерины I до Александара I занимает фаза роста, при нем же происходит надлом;
-  после чего в течении четырех царствований мы наблюдаем упадок, и, наконец, при последнем самодержце Николае II в течении 1905-1918 гг. длится коллапс.

Мировая колониальная система коллапсировала примерно 20 лет, в ходе которой ушли в небытие Британская и Французская колониальные империи. Жизненный цикл нацистского Третьего рейха был ярким, но коротким: после надлома в 1940 г. (проигранная битва за Британию), в 1943 г. (Сталинградская катастрофа) он перешел в стадию стремительного коллапса, завершенную к маю 45-го.

Можно ли остановить процесс социального коллапса? Нет, это невозможно. Его можно предотвратить, подвергнув общество системной трансформации. Гипотетически вестернизацию Московии можно было бы осуществить постепенно во второй половине XVII столетия, но тогдашняя элита предпочла изменениям окукливание, что и привело к коллапсу системы в эпоху правления царевны Софьи, реакцией на который стали живодерские реформы Петра, создавшего государство нового типа в течение 30 лет. Но если процесс дезинтеграции базовых общественных институтов начался, остановить его уже невозможно.

Эмпиричиский закон социодинамики гласит: эволюция крупных социальных систем носит необратимый характер. Исходя из этого следует, что коллапсирующая система принципиально не способна изменить вектор своего развития, и итог всегда один - распад. Тут действует диалектическая логика: общество может вернуться на путь поступательного развития (прогресса), только конструктивно изменившись, но, чтобы произошли изменения, должна разрушиться старая конструкция. Не всегда смерть социума приводит к перерождению (пересборке), но совершенно точно, перерождение возможно только после смерти нежизнеспособной социальной системы.

Коллапс тоже можно разделить на несколько этапов:
- латентная фаза;
- осознание кризиса (обычно вследствие какого-либо крупного провала, поражения);
- стабилизация;
- агония.

На первом этапе коллапс не воспринимается, как необратимая катастрофа. Поражение в войне с Японией правящий класс России оценил, как случайное и не принципиальное. Революция, полыхающая с января 1905 г. виделась ему, как результат действий кучки смутьянов, подстрекаемых из-за рубежа. Но всероссийская октябрьская стачка привела правительство в чувство, заставила признать системный характер кризиса и мобилизовать силы на борьбу с ним. Итогом усилий правящего режима стала стабилизация 1907-1914 гг., которая не устранила, и не могла устранить глубинные социальные противоречия, вызвавшие кризис, однако давшая иллюзию того, что проблему можно решить в рамках существующей модели управления. Однако вслед за временной стабилизацией наступила агония, вызванная военной авантюрой Петербурга, и обрушение империи.

Латентная фаза коллапса советского общества проходила под лозунгами ускорения, модернизации, демократизации и вызывала бурный энтузиазм в массах. Экономические показатели в 1985-1987 гг. вследствие бешеной накачки деньгами росли, политической стабильности, казалось, ничего не угрожало. Однако в 1988 г. экономические показатели вдруг стремительно покатились вниз, в 1989 г. с оглушительным треском лопнула политическая стабильность, национальные окраины погрузились в состояние тлеющей, иногда ярко вспыхивающей гражданской войны, одновременно начался территориальный распад Союза.

В этот момент наступила фаза осознания кризиса и мобилизация сил на борьбу с ним. Выступления сепаратистов центр пытается подавить с помощью армии (Тбилиси, Баку, Карабах, Вильнюс). Проводятся судорожные политические реформы (отмена 6-й статьи Конституции, провозглашающей руководящую роль КПСС), вторые в истории страны выборы на альтернативной основе (первые прошли в декабре 1917 г. в Учредительное собрание), инициируется процесс пересборки Союза на основе нового договора (новоогаревский процесс), проводится первый в истории страны общенациональный референдум о сохранении СССР, в августе 1991 г. консервативная часть элиты решается на отчаянный шаг - военный переворот, закончившийся позорным провалом, крахом союзного государства и территориальным распадом.

Период стабилизации можно отсчитывать с декабря 1993 г., когда в результате ельцинского конституционного переворота удалось вернуть относительную устойчивость системе госуправления. В 1998 г. власть смогла погасить экономическую турбулентность, после чего последовали полтора десятилетия нефтяной халявы, вставания с колен и всеобщего самодовольного успокоения.

Наконец, в 2014 г. стабильность неожиданно обрушилась, и социальная система вступила в завершающую фазу социального коллапса - агонию. Термин этот проще всего раскрыть через физиологию: агония (от древнегреч. ἀγωνία -борьба) - последняя стадия умирания, которая связана с активизацией компенсаторных механизмов, направленных на борьбу с угасанием жизненных сил организма.

Давайте подробно рассмотрим, какие конкретные признаки агонии мы можем наблюдать в РФ. ( Продолжение).

история, кризис, путинизм, социогенезис, социдинамика, революция

Previous post Next post
Up