"Экономиста" Путина Сталин расстрелял бы

Mar 11, 2016 13:08




Начало тут. Вкратце опишу ситуацию в РФ. 15 лет страна жила, проедая природные богатства. А чо б не жить, когда нефть стоит 100 баксов за бочку припромысловых издержках в $3, алюминий - $3.000 за тонну, никель - $32.000? Ныне же нефть упала в 2,5-3 раза, алюминий и природный газ - вдвое, никель - втрое. И это при всем желании нельзя списать на волатильность.  У сырья все пиковые ценовые показатели миновали 8-9 лет назад. Наши правители тупо бездействуют, поскольку сами признали: они ничего сделать не могут, дескать, рынок рулит. А их задача - ли шь посылать рынку "сигналы" путем насупливания монарших бровей.

Нет, потребление сырья в мире не упало, даже наоборот, выросло, просто ушла эпоха, когда продавцы сырья что-то решают, а само сырье является ценностью первого порядка. Что было главной ценностью в Средневековье? Нет, не золото, а земля. Чем больше у феодала земли - тем больше людишек, к ней прикрепленной. Тем выше его доход, выше положение в обществе. Есть земля - ты дворянин, человек первого сорта. А если у тебя подвалы ломятся от золота, но нет у тебя земли - ты человек третьего сорта (третье сословие).

Феодализм умер и феодальная система ценностей вместе с ней. Какой вес сегодня имеет агро-«барон», будь у него пашни в 20 раз больше, чем у какого-нибудь средневекового лорда? Вообще-то кушать при капитализме меньше не стали, наоборот, жрать начали совершенно неумеренно. Но цена еды при этом упала до совершенно смехотворных величин. Грубо говоря, если в XVIII столетии рабочий на самой передовой английской фабрике зарабатывал за 14-часовой рабочий день на 5 буханок хлеба, то сегодня он может купить 300 буханок за доход, который ему дают 6 часов работы на конвейере.

В XV веке самые передовые страны были аграрными, и лидировали те, у кого аграрные технологии были самыми продвинутыми. Ведь сильной была та страна, которая способна прокормить больше солдат. В конце XX столетия началась золотая эпоха сырьевых стран. Все хорошее когда-то заканчивается. С сырьем происходит то же самое, что и с зерном, потребление которого со времен феодализма выросло, а цены на него упали.

Поэтому Ресурсная Федерация обречена на смерть. Туда ей и дорога. Но если русские все-таки захотят сохраниться исторически, то им придется создавать нормальную СОЗИДАЮЩУЮ экономику, а не расширять диаметр экспортной трубы. То есть вновь встает вопрос индустриализации (неоиндустриализации, реиндустриализации, модернизации - называйте, как хотите).

Как я показал выше, для индустриализации нужны три главных ресурса -  энергетическая база, рабочие руки (в широком смысле, то есть не только руки, но и рабочие мозги), и финансы. Энергетическая  и сырьевая база у нас есть (спасибо проклятому совку!). Трудовые ресурсы тоже в наличии. Если выстроить в одну шеренгу всех супервайзеров, мерчендайзеров, розничных дисрибьютеров, риелторов, рекламны агентов, продавцов сотиков, офисных бездельников, юристов, экономистов, брокеров и прочих работников сферы никому не нужных услуг, то получится цепочка, которая трижды землю опояшет по экватору.

Многие считают, что этим тупицам и белоручкам нельзя доверить штурвал комбайна или токарный станок. Не согласен. Все эти люди - куда более качественная рабсила, чем китайские крестьяне, которые первый раз пришли в город и выпали в осадок, увидев настоящий трамвай. Наши офисные бездельники поголовно владеют компьютерной грамотой, так что переучить их на оператора станка с ЧПУ - дело нескольких недель. Я, например, в 13 лет месяц на заводе работал на станке с ЧПУ. В основном, правда, следовал рекомендации мастера «нажми эту кнопку, стой тут и ничего не трогай», но уже через неделю простого стояния возле машины, я начал понимать смысл циферок на экране и даже мог сам запрограммировать параметры цилиндрической болванки (Х- длина заготовки Y - диаметр). А ведь в те годы я компьютер не видел и даже слово такое не знал, тогда их называли ЭВМ.

Так что дело в стимуле, трудовой мотивации. Любого офисного бездельника можно поставить к станку и вдохновить на стахановский подвиг. И мечтать он будет не о должности ассистента референта начальника отдела внутреннего маркетинга, а о том, чтобы стать старшим оператором токарно-фрезерного обрабатывающего центра или программистом в цехе 3D-принтирования.

То есть нам для модернизации нужны деньги (инвестиции), все остальное, в общем-то есть, по крайней мере, для начала хватит. Но денег в нынешних условиях нет, и не может быть в принципе. Сами посудите, какой инвестор рискнет вложиться в реальный сектор, если это нерентабельно. Если бы у меня были лишние деньги, я бы ни за что в жизни не купил облигации «АвтоВАЗа», я бы купил доллары и положил их в банк. 2%  заработал бы на депозите, и еще 20% прибыли мне бы обеспечил рост курсовой стоимости. Будь я понаглее и посмелее, стал бы играть на Московской бирже. Валютные спекуляции вполне могли бы дать мне годовой доход в 30-40%. Хотя это и рискованно.

А если бы денег у меня было чуть больше, чем дофига, я бы замутил какую-нибудь торговлю. Тут риска меньше, чем на бирже. Покупай стиральные машины по оптовой цене в $150, продавай их за $200 в рублях по курсу. За год кое-где капитал можно обернуть 2-3 раза.

Но ничто и ни при каких обстоятельствах не заставит меня вложить деньги в строительство нового авиазавода, поскольку капитал тут оборачивается не за 6 месяцев, а за 15 лет. Да и нет у меня миллиарда, чтоб вложить в столь медленный, нерентабельный проект и радоваться прибыли в 5% годовых. Ребята, я сегодня могу на рублевом депозите в банке получать 10% годовых. Какие в жопу инвестиции в реал экономик?

Дело осложняется тем, что у инвесторов, даже если они готовы вложиться в настоящее производство, свободных денег нет. В таком случае люди идут в банк за кредитом. И вы можете получить кредит под 30% годовых. И чо? Даже если вы не будете строить авиазавод, а купите его готовый и тут же начнете получать прибыль в 10% годовых от суммы инвестиции, то когда вы расплатитесь с банком? Ответ - НИКОГДА. Еще и должны ему будете.

В рамках либерастной модели экономики никакое развитие реального сектора принципиально невозможно. Правда, у нас и тут выкрутились: если деньги государственные, то их очень выгодно «инвестировать» - половину инвестиций разворовывается, на оставшуюся половину имитируется бурная деятельность, и под эту имитацию из бюджета высасываются новые «инвестиции» с последующим распиздингом и оффшорингом. Вот уже 10 лет по такой схеме разворовываются деньги на проекте «Суперджет» - убытки наращиваются, продажи падают, прибыль не светит даже гипотетически. В целом от подобных инвестиций вреда гораздо больше, чем пользы, потому что во имя никому не нужного «ПИАРджета» государство убило несколько перспективных проектов.

Сейчас отраслевые генералы истошно вопят: «Дайте нам кредиты под божеский процент, мы поднимем промышленность!». Не поднимут. Почему? Да потому что банки им не будут давать кредит под 3% годовх. Точнее, будут, но не им. Просто спекулянты станут писать «инвестиционные проекты», брать кредиты под 3%, спекулировать деньгами на бирже, получать 30% прибыли, 3% платить банку, и еше 5% - в карман непосредственно банковским менеджерам, которые подписывают инвестпроект под льготное кредитование. Невозможно административными методами регулировать финансовую сферу, где действуют законы рынка.

А теперь давайте вспомним о сталинском изобретении - двухконтурной финансовой системе. Если вы не хотите отказываться от либерастной финансовой системы, в которой рулит спекулянт, можете оставить это сомнительное счастье в неприкосновенности. Просто добавим к этому паразитическому финансовому контуру контур инвестиционный, в котором будут циркулировать исключительно безналичные, а потому неконвертируемые рубли.

Проблема воровства отпадает сразу. Никто не сможет украсть деньги из инвестиционного контура, если он не имеет ни одной точки соприкосновения с контуром, в котором вращаются «рыночные» деньги. Всякому юрлицу назначается специальный счет в Центробанке, и безналичные деньги путешествуют исключительно по этим спецсчетам, поскольку расчеты могут производиться только между юрлицами и государством. Например, государству предприятие может заплатить налоги не живыми, а инвестиционными рублями. Рассчитаться за коммунальные услуги, сырье и т.д. - может, а вот купить «Бентли» в автосалоне - не может. Хотя бы потому, что автосалону нужна валюта, чтобы рассчитаться с поставщиком, а инвестиционные рубли принципиально неконвертируемы.

Инвестиционный контур потому так и называется, что создан исключительно для осуществления инвестиционных проектов. Ставка - 0% годовых. Более того, для пущей эффективности считаю полезным применить механизм демереджа, то есть если предприятие взяло инвестиционный кредит, и он мертвым грузом лежит у него на счете, то оно будет терять, скажем, 1% в месяц. Возвращать-то кредит придется в полном объеме! Поэтому практика будет примерно такой: сначала вы сочиняете инвестпроект, потом заключаете договора с поставщиками, подрядчиками, контрагентами и т.д., и только после этого подаете заявку на получение кредита. Чтобы не разводить лишнюю бюрократию, получение кредита будет осуществляться в автоматическом режиме. Скажем, если у меткомбината оборот 100 миллиардов в год, то инвестиционный кредит в 200 миллиардов он получает автоматически. Принцип действия тот же, что у кредитной банковской карты, когда каждый может пользоваться кредитом в размере определенного банком плеча.

Через сутки после подачи заявки вы получаете кредит, а уже через секунду на вашем счете одни нули - деньги ушли по заранее заключенным договорам поставщикам и подрядчикам. И завертелась стройка, полетели стружки и цементная пыль!

Тут возникает вопрос: а что, если ваши партнеры не захотят принимать безналичные инвестиционные, а потребуют конвертируемые «живые» рубли? Вопрос совершенно тупой. А что, если с вас в гастрономе потребуют не рубли, а доллары? Рубль ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ платежное средство на всей территории страны. Даже если где-то цены НОМИНИРОВАНЫ в валюте, оплата в любом случае осуществляется по курсу в рублях. Так же и с инвестиционными рублями.

Зачем предприятию, которое не планирует никаких инвестиций «инвестиционные» рубли?  Затем, что «инвестиционный» рубль обладает такой же ликвидностью, как и «живой», неликвиден он только на потребительстком рынке. Но любое промышленное предприятие осуществляющее хозяйственную деятельность, более 90% всех расчетов осуществляет безналом между юрлицами. «Живые» деньги ему нужны разве что для выплаты зарплаты персоналу. А вот те же налоги можно платить «инвестиционными рублями». Поэтому ликвидность у них будет стопроцентная, и для бухгалтера разницы между живыми и инвестиционными рублями не будет никакой.

Любой инвестиционный проект подразумевает оплату труда. Инвестиционные деньги для этого не годятся. Как быть? Все очень просто. Допустим, ваш инвестпроект имеет общую смету 100 млрд. руб. Из них ФЗП - 10 миллиардов. Ну и чудесно: государство вам бесплатно дает попользовать 90 млрд. руб., а 10 млрд. руб. - это ваши собственные деньги или привлеченные частные инвестиции. В конце концов рыночный финансовый контур никуда не делся, вы можете взять кредит в любом коммерческом банке под рыночные 30%. Созданием инвестиционного контура государство лишь помогает вам радикально снизить затраты: возьмете вы из казны 90 миллиардов под 0% и 10 миллиардов в коммерческом банке под 30%  - в итоге получится, что кредит вы взяли под 3%, о чем так неистово молятся сегодня коммерсанты.

Можно ли взять кредит под инвестпроект, закупить у юрлица, допустим, пиломатериалы, а потом те же пиломатериалы продать в розницу за «живые рубли», воспользовавшись в спекулятивных целях кредитом по ставке в 0%? Конечно, можно, хуже от этого не будет никому. И не надо врать, сочиняя липовый инвестпроект, достаточно написать в заявке, что вам предприятию нужны оборотные средства. В результате леспромхоз нарастит сбыт, розничный рынок оживится. Опять же, для возврата кредита вам потребуются инвестиционные рубли, и потому вы охотно окажете услуги или что-то продадите тем предприятиям, которые осуществляют инвестиции.

Весь смысл создания инвестиционного контура - не дать возможность инвестиционным капиталам утечь за рубеж, на потребительский или спекулятивный рынок, где рентабельность инвестиций в несколько раз выше, чем в реальном секторе. Но спекулятивный финансовый рынок нужен лишь финансовым спекулянтам, он не создает материальных благ, рабочих мест, и потому налогов государство с него не имеет. Сегодня финансовый рынок стал МОНОПОЛИСТОМ, предприниматели не могут взять кредит для стартапа или модернизации предприятия нигде, кроме как на «финансовом рынке» под грабительский ростовщический процент. Я же предлагаю пвоспользоваться сталинским изобретением - дать всем желающим НЕОГРАНИЧЕННЫЙ инвестиционный кредит по нулевой ставке.

Неограниченность, конечно, условная. Как я писал ранее, инвестиционный потолок будет ограничиваться наличием физических ресурсов, необходимых для реализации проекта. И главный ресурс - рабочие руки (и мозги, конечно). Инвестиционный бум в стране, применившей сталинское инвестиционное изобретение мгновенно повысит цену труда, спровоцирует взрывной рост доходов населения, что оживит потребительский рынок и малый бизнес.

Как показала практика, обмануть эту систему невозможно в принципе. Если найдется хоть один финансовый гений, который отпишет в коментах, как украсть инвестиционные деньги или просто организовать их переток в  потребительский контур, он получит от меня премию в $500.

Хотел еще описать третий финансовый контур, который позволит обойтись без «железного занавеса» и поможет любому рыночному субъекту осуществлять внешнеторговую деятельность, не имея валюты, да уже не успею. Пора мне на допрос в ФСБ, будут сегодня мне обвинение в пособничестве международному терроризму предъявлять. (Продолжение следует).

экономика, модернизация, демередж, Сталин

Previous post Next post
Up