НЕ ГОРОД РИМ ЖИВЕТ СРЕДИ ВЕКОВ, А МЕСТО ЧЕЛОВЕКА ВО ВСЕЛЕННОЙ

Nov 01, 2019 11:16


Наткнулся у одного из фейсбучных френдов на реанимацию давно уже навязшего в зубах срача на тему, является ли Россия отдельной цивилизацией. Но там народ уже впал уже в обсуждение частностей, так что ввязываться не стал. Попытался сформулировать у себя.

1. Россия не является цивилизацией совершенно автономной - она входит в двуединую русско-европейскую (или европейско-русскую - кому как нравится) цивилизацию. Это всего лишь второй случай в истории человечества, и, если бы не подсказка в виде греко-римского прецедента, мы бы вряд ли смогли его осознать. Это, помимо всего прочего, отменяет другую дурацкую тему: "является ли Россия частью Европы?" Разумеется, нет - так же, как и Рим никоим образом не являлся частью Эллады. Россия находится в нерасторжимом единстве с Европой - но как отдельный и равновеликий элемент парной конструкции.

2. Россия, в то же самое время, является Империей. И в споре сторонники "цивилизации" этот факт если не игнорируют, то нивелируют, пытаясь приписать имперские предикаты цивилизационной природе, что у них не очень получается. Противники же упирают именно на это противоречие, причем для них имперская природа парадоксальным образом служит опровержением цивилизационной. Да, Империя и цивилизация территориально совпадают - более того, когда Империя отступает, границы цивилизации отступают вслед за ней - однако тот же процесс никого, почему-то, не заставляет путать Римскую империю с римской же цивилизацией - а с Россией вдруг происходит затык.

3. Совпадение границ Империи и цивилизации происходит ровно по той же причине, что и в случае с Римом - революционная для окружающего мира цивилизационная идея органична только для несущего имперского этноса, для всех остальных - включая самых комплиментарных - она, при всей привлекательности, слишком революционна и быстро выдыхается, если не подкреплена присутствием имперского госаппарата. В римском случае это была идея закона, в русском - идея справедливости. Римский пример, кстати, наглядно демонстрирует, насколько базовая цивилизационный идея оказывается чужда даже тем, кто объявляет себя прямыми наследниками цивилизации.

Стоит исчезнуть дисциплинирующей внешней угрозы, требующей от западного мира конкурентной мобилизации, как закон практически сразу умирает, заменяясь дикарскими обычаями - причем даже не традиционными, а новомодными, сляпанными буквально позавчера на коленке. После гибели СССР хватило полутора десятилетий, чтобы окончательно умерло международное право, и меньше трех - чтобы умерло право внутреннее. Вакханалия политкорректности уже уничтожило две фундаментальные правовые опоры - презумпцию невиновности и права человека в их традиционном понимании. Уничтожение последней опоры - "священной частной собственности" - происходит на наших глазах, но уже сегодня ни одно государство старого Запада не может считаться правовым государством, поскольку все поголовно граждане этих государств уже пребывают вне правового поля: привилегированные консорции - гендерные, религиозные, расовые, идеологические - над ним, традиционные группы населения - под.

4. С русской идеей справедливости происходит ровно то же самое. Отсюда и растут ноги взаимного непонимания практически со всеми этносами, оставшимися за пределами сжавшейся Империи - русские искренне возмущенны неблагодарностью бывших сограждан и союзников, формально в состав Империи не входивших, но ею, так или иначе, контролируемых. Возмущение это абсолютно справедливо - но основано, опять же, на все той же идее справедливости. А потому - совершенно непонятно для тех, кому оно обращено. Поскольку за те же три неполных десятилетия они успели об этой идее забыть напрочь. Русские понять этого не в состоянии - точно так же, как не в состоянии были понять римляне, как же это так получается: стоит Империи отступить на несколько десятилетий - и потомственные римские граждане стремительно возвращаются в дикарское состояние своих давно забытых предков.

Именно в этой плоскости лежит главный смысл знаменитой фразы маршала Баграмяна: "Если русские составляют меньше 50% состава части - часть небоеспособна". Дело не в воинской храбрости представителей тех или иных этносов - тут все обстоит очень по-разному. Дело в том, что дух русской армии тоже неразрывно связан именно с идеей справедливости - в воинской ее ипостаси. Первична тут не храбрость, как самоцель, а первичен дух взаимовыручки и самопожертвования. "Душу свою за други своя" - вот фундамент, на котором стоит вся конструкция. "Тут старшой Крупенников говорит мне тоненько, чтоб я принял смертушку за честной народ..." И наличие этого фундамента творит чудеса. Если укомплектованная, к примеру, исключительно грузинами воинская часть по своим боевым кондициям способна конкурировать, разве что, с румынской - да и той, скорее всего, уступит - то те же грузины, раскассированные по частям с преобладающим русским составом, полностью преображаются. Театральная и соревновательная природа этноса заставляет их не только служить и воевать не хуже прочих - но и конкурировать с лучшими и храбрейшими, без какой-либо фальши, до самопожертвования.

5. На вопрос "а зачем тогда снова расширяться", регулярно задаваемый людьми, именующими себя "русскими националистами", отвечать не будем. И не только потому, что ответ получился бы слишком длинным. Достаточно того, что природа имперского этноса не зависит от хотелок частных людей, потерявших внутреннюю связь с этой природой. Империя сжимается и расширяется согласно своему внутреннему ритму - и процесс этот может прекратиться только после окончательного вырождения и деградации несущего этноса.

Обсуждать тут можно только два пункта. Первый - создание механизмов, препятствующих включению в состав Империи территорий, населенных этносами, принципиально враждебными фундаментальной цивилизационной идее. В отличие от сравнительно комплиментарных народов, охотно принимающих идею справедливости, пусть и забывающие ее в отсутствии русских, консорции (не только этносы), этой идее изначально враждебные, становятся паразитами в теле Империи, ведущими к ее разрушению. Но создание таких механизмов - вопрос чисто технический, решение которого не содержит никаких принципиальных трудностей.

6. Гораздо сложнее решение второго вопроса - предоставление законодательных правовых преференций для представителей несущего имперского народа. Вообще крах Империи всегда начинается с уничтожения правовой иерархии. Гибель Римской империи начинается с эдикта Каракаллы, уничтожившего иерархию римского, латинского и союзнического права, даровав римское гражданство всему населению Империи. Две из трех пережитых Россией великих катастроф (за исключением только первой Смуты) берут начало, помимо прочих причин, еще и в чрезмерности прав этнических окраинных.

И тут, в отличие от первого вопроса, возникают серьезные затруднения, поскольку концепция разных прав, на первый взгляд, вступает в противоречие с самой идеей справедливости. То, что разные права - функция от разного объема и разной природы обязанностей - как-то игнорируется, и возникает тема "несправедливости". К сожалению, советская эпоха уничтожила последние остатки понимания природы хотя бы сословной дифференциации прав и обязанностей - куда уж вводить новые ее формы... Но решать этот вопрос необходимо - и желательно проделать эту работу, пока Империя пребывает в фазе сжатия. Собственно, именно эта работа сегодня и имеет максимальный приоритет. Если к следующей фазе расширения оба этих вопроса будут решены - возникают основания надеяться на то, что сегодняшнее сжатие окажется последним.
Previous post Next post
Up