О "большевиках"

May 26, 2008 10:53

Очень часто в разговорах с кобовцами они позиционируют себя как большевики. Я обратил внимание на замечание Котовского в теме «Мордехай Бубер, хасидский мистицизм и КОБ» :

Второй вопрос тов. Игнатова касается термина «большевизм» и его современного значения. Здесь, можно сказать, исторически сложилась большая путаница.

Дело в том, что со времен раскола на втором съезде РСДРП, который состоялся летом 1903 г. на «родине большевизма» в городе Лондоне, большевики не имели в партии численного преимущества, что, в частности, выразилось и во вчистую проигранном голосовании на съезде по вопросу о 1-м параграфе Устава партии.

Владимир Ильич потом задним числом хорохорился, утверждал, что, мол, проиграли на съезде, зато «в партии нас большинство», но цена такой похвальбе, понятно, не велика. После драки кулаками не машут.

Если же взглянуть в исторической перспективе, то даже сами Предикторы признают, что к моменту смерти Сталина и позднее, на ХХ-м съезде КПСС в 1956 г., в ЦК не оказалось ни одного настоящего большевика, а одни только оппортунисты и всякая меньшевистская, троцкистская пакость.

Уже из одного этого можно сделать вывод, что этимологически термин «большевик» никакого отношения к выражению численного большинства не имеет: практически всегда это были представители и выразители воли меньшинства, а иногда и ничтожного меньшинства партийных «деятелей».

Откуда же тогда взялся этот термин «большевики»? Позволю себе высказать мое собственное предположение. На мой взгляд, термин был образован от все того же имени р. БЕШТа, или Баал Шем Това (т.е., «обладателя доброго имени»), уже упоминавшегося ранее основателя хасидизма, к которому искусственно подобрали ближайший по созвучию русский эквивалент, придав ему таким образом закодированное эзотерическое значение.

Как у Маяковского: «мы говорим: Ленин, - подразумеваем: партия; мы говорим: партия, - подразумеваем: Ленин». Примерно так.

Правильно говорить не «большевики», а «баал-шем-товики» или «баал-шемики» (т.е., «обладатели имени» или знахари-каббалисты, творившие всевозможные «чудеса» при помощи тайного имени князя мира сего)
В статье про саббатиан в «Электронной еврейской энциклопедии» тоже упоминаются некие "ба'ал-шемы" ( http://www.jewishencyclopedia.ru/article/10368/ ).:

БА́‘АЛ-ШЕМ (בַּעַל שֵׁם, `владеющий именем <Божьим>`), титул, которого в средние века удостаивались те, кто, по предположению, обладал тайным знанием тетраграмматона и других имен Бога и с помощью этого знания мог творить чудеса.

Представление о Ба‘ал-Шеме было распространено в народе и в литературе, в основном в каббалистической и хасидской (см. Каббала, Хасидизм). В средние века Хасидей Ашкеназ удостаивали этим званием некоторых литургических поэтов, например, Шфатию и его сына Амиттая из Южной Италии. С конца 13 в. Ба‘ал-Шемами называли также писцов амулетов, содержавших одно из имен Бога. Начиная с 16 в., много Ба‘ал-Шемов появилось в Германии и Польше. Некоторые из них были известными раввинами и талмудистами, как, например, Элияху Лоанс, живший во Франкфурте и Вормсе, Элияху Ба‘ал-Шем из Хелма и Зекель Ицхак Лейб Вормсер (Ба‘ал-Шем из Михельштадта, 1768-1847). Некоторые Ба‘ал-Шемы посвятили себя исключительно каббале, из них наиболее известным был Иоэль Ба‘ал-Шем из Замосци (17 в.).

В 17-18 вв. увеличилось число Ба‘ал-Шемов-врачевателей. Обычно это были люди, знакомые с практической каббалой и одновременно сведущие в народной медицине, пользовавшие своих пациентов снадобьями (сгуллот), изготовленными из растений, минералов и веществ животного происхождения, в сочетании с молитвами, заклинаниями и амулетами. Принято было считать, что Ба‘ал-Шемы наиболее искусны в лечении душевных расстройств и в изгнании злых духов (см. Диббук). Деяния Ба‘ал-Шемов приобретали легендарный характер. Время от времени возникали легенды о Ба‘ал-Шемах, не существовавших в действительности. Такова, например, серия легенд 17 в. об Адаме Ба‘ал-Шеме из Бингена. Вариацией титула Ба‘ал-Шем является имя Ба‘ал-Шем-Тов. Наиболее известным носителем этого имени был основатель хасидизма Исраэль бен Эли‘эзер Ба‘ал-Шем-Тов. Известны также Элханан Ба‘ал-Шем-Тов (умер в 1651 г.); Биньямин Кротошин, называвший себя Ба‘ал-Шем-Тов в своей книге «Шем-Тов катан» (1706), и Иоэль Ба‘ал-Шем-Тов, который, как и основатель хасидизма Исраэль бен Эли‘эзер, подписывался акронимом Бешт. В 18 в. широкую известность приобрел Хаим Шмуэль Я‘аков Фальк (родился, по-видимому, в 1710 г. - умер в 1782 г.) - Ба‘ал-Шем из Лондона, которого христиане называли доктор Фальк.
Но я также вижу здесь возможное сочетание слов "ба'аль тшува(тешува)" т.е. "обладающий покаянием" - соответственно: "баальтшевик" - "большевик".

Для тех, кто не знает, объясню, что "Тешува"(раскаяние) имеет в иудейской эзотерике огромное значение. Процитирую одну из упоминаемых мною ранее каббалистических книг "Танию" (глава 17 - http://www.chabad.org/library/article_cdo/aid/7896/jewish/Chapter-17.htm ):

Teshuvah (repentance)... forms the words “returning the hei”; this implies that repentance “returns” the hei of the Divine Name, Havayeh (yud hei vav hei), to its proper place. The higher category of teshuvah returns the “higher” (the first) hei to the yud preceding it, while the lower form of teshuvah returns the “lower” hei to the vav preceding it. The teshuvah mentioned earlier as a prerequisite for a love and fear of G-d, is of the lower category.

«Тешува» (покаяние) ... формирует слова «возвращение "хей"». Подразумевается, что тешува "возвращает" букву «хей» Б-жественного Имени - Хавайя (Тетраграмматон, четыре священные буквы имени Бога - йод, хей, вав,хей) к его надлежащему месту. Более высокая категория «тешува» возвращает "верхнюю" (первую) «хей» к «йод» стоящую перед ней, в то время как более низшая форма «тешува» возвращает "нижнюю" «хей» к «вав».
Все это тесным образом связано с каббалистическим извлечением "Божественных искр" (всмоним ленинскую "Искру") из "клипот" (мусора, сил зла) путем принесения "жертвы Элогим":

As the Zohar interprets the verse, “The sacrifices to the Almighty (Elokim) are a broken spirit, a broken and contrite heart…”, to mean that through one’s breaking his heart the unclean spirit of the sitra achra (the kelipot) is broken, and this is the sacrifice that we offer to the Divine Name, Elokim.

Как и Зогар (еще один каббалистический трактат) интерпретирует стих: "жертвы Всемогущему (Элогим) - сломленный дух, разбитое и сокрушённое сердце...", - что, когда сердце разбито и нечистый дух «ситра ахра» («клипот», «другая сторона», силы зла) сломлен, это и есть жертва, которую мы приносим Б-жественному Имени - Элогим.
Для большевиков их "покаяние" состояло в "принесении в жертву Элогим" русского народа:

When the heart of the rasha is broken within him, and thereby the spirit of uncleanliness and of the sitra achra are broken, and the forces of evil are dispersed, then the lower hei of the Divine Name - the Shechinah - rises from its fall and stands firm, as discussed elsewhere.

Когда сердце РАШИ (грешника) разбито в нём и, таким образом, сломлен дух нечистоты и «ситра ахра» («другой стороны»), а силы зла разогнаны, тогда нижняя «хей» Б-жественного Имени - Шехина - останавливает свое падение и стоит твердо, как объяснено в другом месте.
Как заметил, кстати, и Котовский в своё время, «из этих фрагментов основополагающего для нынешних «элитарных управленцев» труда по психологии ("Тании") ясно, что «РАША»(созвучно с Russia), как и все русское, является для них олицетворением зла, человеческих отбросов, шелухи, воплощенной в представителях «животного типа строя психики», чье ускоренное вымирание, в соответствии с провозглашенным в КОБ «Законом времени», является не более, чем «высвобождением божественных искр», то есть, делом огромной важности и сакральной полезности.

Весьма важно для нас также обратить внимание на тот факт, что «сломленный дух РАША» (очевидно, сломленный по ходу и при помощи организованного в России геноцида) является необходимым жертвоприношением ЭЛОГИМ.»

большевизм, тания, баальтшувизм, каббала, саббатианство, котовский, баал шем, баал шем тов

Previous post Next post
Up