Аркадий Мурашёв и синдром Солженицына

Feb 17, 2020 11:11




Аркадий Мурашов
Olga Demidova | 13.12.2010

Диалог поколений, ближайший соратник Б.Н. Ельцина, к 20-летию новейшей истории России




Оригинал: www.youtube.com
Скриншот Видео

Аркадий Мурашёв:

Дорогие друзья, мне очень лестно сидеть между двумя отцами-основателями СНГ, если учесть, что Бориса Николаевича нет в живых… Это редкое удовольствие так вот запросто сидеть.




В то время, когда мои друзья по Межрегиональной депутатской группе в Беловежской пуще подписывали исторический документ, на мою долю выпала более прозаическая задача. Я был начальником ГУВД Москвы и в этот период полного нарушения денежного обращения в преддверие 2 января 1992 года, когда, наконец, были отпущены цены, и мы столкнулись с проблемами еще более серьезными, связанными с торговлей на улицах, спустя некоторое время с народным возмущением по поводу мальчиков в розовых штанишках, научных сотрудников, которые не знают вообще с какого боку подойти к экономике великой страны. Но, вот те исторические события, которые происходили, начиная с 1985 - 1987 года, которые сначала назывались горбачевские “перестройка”, “гласность”, а потом, наконец, политическая и экономическая реформа, действительно, мы - 3 поколения 70, 60, 50 лет участвовали в этом самым тесным, самым таким образом.

Я очень благодарен Геннадию Эдуардовичу за то, что он привлек меня в этот проект. Что для меня кажется здесь наиболее соблазнительным и важным? Вот уже несколько лет меня переполняет возмущение, когда я слышу в официальной пропаганде интерпретацию, которая мне уже кажется вполне мифологизировалась и стала неким таким стереотипным штампом, особенно повлиявшим на души и умы. Может быть не вас, вы - умные выпускники президентской программы, многое повидавшие самостоятельно. Но когда мы встречаемся со студентами, с молодежью и в диалоге с ними я вижу, что, конечно, эта пропаганда уже пустила свои корни. И мне это очень не нравится. Потому что, во-первых, эта пропаганда лжива, а во-вторых, она опасна. И это может произойти действительно так, что Россия совершила бы в недалеком будущем, не то что Белоруссию, но и Белоруссия покажется демократическим государством по сравнению с тем, куда мы можем прийти.

Этот миф, если так, в двух словах, состоит в следующем. Нам пытаются объяснить, что да, вот был Советский Союз, могучее великое государство, утрата которого, как нам сказали, важнейшая геополитическая катастрофа прошлого века. Конечно, в Советском Союзе были определенные проблемы, там дефицит, еще какие-то может быть проблемы, но в целом это было великое государство, где люди жили достойно, строили заводы, запускали корабли в космос, где было бесплатное здравоохранение, бесплатное образование, высокий уровень грамотности, ну, и прочее, прочее, прочее.

А потом пришли так вот, по недоразумению, Ельцин, Гайдар, Бурбулис тут, и всё это дело разрушили, уничтожили великую страну в Беловежской пуще, еще не понятно, вообще говоря, за чьи вы там деньги собирались, если так разобраться, рядом с Польшей. Ну, и потом, конечно, в двухтысячном году пришел правильный президент Владимир Владимирович, который это дело кое-как, ценой неимоверных усилий удалось повернуть всё-таки события вспять, и всё-таки нынешнюю Россию собрать из ничего.




Вот это вот, мне кажется, очень опасным, потому что это… Политика вообще так устроена, что последующее поколение политиков, они пожинают плоды предыдущего царствования. И этому примеров не только в России несть числа. Существует очень яркий международный пример Соединенных Штатов Америки, где экономическая политика Клинтона, условного президента, от которого отскакивала и Моника Левински, и рак, и всё что угодно, благодаря тому, что во время предыдущего президента Рейгана были проведены настолько эффективные и глубокие экономические реформы, которые послужили основой для дальнейшего беспрецедентного роста американской экономики и всего остального. Клинтон в этом смысле пожал плоды рейганомики.

Владимир Владимирович Путин в нулевых годах безусловно пожинает плоды тех реформ, которые в России были сделаны в 90-е годы. Точно так же, как в 90-е годы, а это, конечно же, были очень непростые и тяжелые для населения годы, это было следствием полнейшего банкротства и разрушения страны, в котором коммунистический режим собственно расписался в собственном банкротстве к 1990-1991 годам. И, когда правительство реформ было сформировано, а я хочу сказать, что ведь оно… Это ведь сейчас к горнилу власти стоит так сказать плотная толпа, плечами, все стремятся в депутаты, министры, губернаторы, туда не пробьешься ни на чем… То в 1991 году Борис Николаевич прежде, чем сделать предложение мальчикам, аспирантам, ну, в общем, сотрудникам в розовых штанишках, кому только не делал предложения возглавить правительство. То есть все отказались. Потому что прекрасно понимали, что когда ситуация неуправляемая, когда силовые структуры никому не подчиняются, когда вообще государство как таковое отсутствует, в этой ситуации возглавить правительство, как Егор Тимурович написал в одной книге, когда он уже много лет позже на семинаре у Харбергера, лауреата Нобелевской премии по экономике, чикагского такого гуру. Когда он рассказывал ему, вообще как это всё происходило, что с вашей точки зрения надо было сделать? Харбергер ему в шутку ответил: взять пистолет и застрелиться. Потому что казалось, что никакого выхода из этого нет.




И даже тот вдохновляющий пример экономических реформ в Восточной Европе, который к тому времени реально существовал и все смотрели на Польшу, где усилиями Бальцеровича и Мазовецкого почти образцовая реформа была проведена, в России она была затруднена тем обстоятельством, что одновременно с экономической реформой происходил распад Советского Союза и пятнадцать центральных банков плюс чеченские авизо (фактически шестнадцатый) эмитировали практически одни и те же рубли, которые разгоняли инфляцию до совершенно заоблачных величин. Стоит преклониться перед мужеством и самоотверженностью тех людей, которые работали в российском правительстве в те годы.

Почему эта ложь опасна? Ну, вообще-то любая ложь опасна. Она искажает ориентиры, как бы дезинформирует, дезориентирует людей. И, мне кажется, что по какому-то стечению обстоятельств, видимо, из каких-то пиаровских политтехнологических целей на выборы нулевых годов было заманчиво найти как бы крайнего. И вот этими крайними были найдены и Борис Ельцин, что, вообще говоря, для человека, который ему обязан был многим, я имею в виду, конечно, нынешнего премьер-министра, мне кажется, что это было неэтично, некорректно на тех, кто участвовал в 90-е годы, сваливать все грехи предшествующих семидесяти лет режима, который уничтожил по самым скромным оценкам 70 или 80 миллионов человек. Разные цифры называются. Это ослепление, эта неправда, оно может привести Россию к очень печальному... Незаметно, исподволь.

Как мы сегодня разговаривали со студентами, которые говорили, что, ну, вообще же так всё хорошо, в магазинах всё есть, интернет, мобильные телефоны, но так уж начинается, что сначала подтасовывают выборы, а потом уже шаг за шагом, когда вслед за утратой свободы утрачивается и реальное благополучие, всё остальное. То же самое, кстати, и в Белоруссии началось, когда там у вас там яиц-то не было…






Точка зрения (16+) 30.11.2013
HTH24 | 30.11.2013




«Точка зрения». Андрей Жирнов. 12 декабря исполняется 20 лет со дня принятия нынешней Конституции России. 91-93 год -- череда знаковых событий. Августовский путч, распад СССР, реформы Гайдара, шоковая терапия, расстрел парламента и референдум по Конституции. Тогда власть выбирала тот путь, по которому кремлевские мудрецы повели нашу страну. Сегодня за эпохой Ельцина закрепилось определение -- «лихие 90-е» или, как говорил Говорухин, в России произошла великая криминальная революция. Активные участники тех событий со стороны Ельцина и через двадцать лет говорят о своей правоте и даже видят в себе спасителей России. Гость - Аркадий Мурашев, соратник Гавриила Попова и Егора Гайдара, депутат Госдумы 1 созыва.




Оригинал: www.youtube.com
Скриншот Видео

Аркадий Мурашёв: Я прекрасно помню, первый раз, когда я поехал в Америку, это был февраль 90-го года. Я там выступал на большом форуме, я там говорил о распаде Советского Союза, как о деле совершенно решенном. То есть я говорил американцам, что вам, конечно, сейчас покажется диким, но поверьте мне, что там через несколько лет на месте Советского Союза будет многоцветная карта, на которой 15 республик будут раскрашены яркими цветами.

Были избраны Верховные Советы республик. Это люди, которые прошли горнило впервые честных выборов у себя в республиках. На Украине, я уж не говорю о Прибалтике, но даже в Грузии, даже в Средней Азии. И Советский Союз был для них совершенно лишней надстройкой, не понятно, для чего существующей. И Горбачев как всегда опаздывал. Новоогаревский процесс начался весной 91-го года, хотя в общем-то в 90-м году уже было ясно к чему это приведет <...>

Андрей Жирнов: Ну, то есть вы не считаете, что распад Советского Союза это трагедия?


Аркадий Мурашёв: Нет, конечно. Это благо. Советский Союз был тюрьмой народов. И то, что это распалось, я считаю, более того, не просто распалось, распалось мирно! Вот говорят, что СНГ - это неудачная попытка интеграции. Это всё чушь! СНГ - это блестящий пример мирной дезинтеграции такого сложного, напичканного ядерным оружием, совершенно взаимоувязанного как единый цех такого государства как Советский Союз, мирного распада 15 независимых государств. Я считаю. это совершенно уникальное явление в мировой истории.

Дело в том, что если бы Советский Союз не распался, то мы бы до сих пор разговаривали, наверно, по 2 копейки из телефонов-автоматов, пили бы газированную воду за копейку, ну, а сотовые телефоныы, вот эти вот ваши видеокамеры, компьютеры мы бы смотрели на подпольных просмотрах в голливудских фильмах, и думали, что это за штучки такие, по которым американцы разговаривают друг с другом. Потому что у нас, конечно, этого ничего бы не было.

Поэтому то, что Россия сейчас обладает современной экономикой, худо-бедно, но конкурентноспособной, как сырьевой придаток, но тем не менее уровень жизни в России, потребительский уровень достаточно высокий. И уровень поребления в России совершенно сопоставим со странами и европейскими, и восточноевропейскими, и с развивающимися странами БРИКС, это, я счиатю, достижение в том числе и распада Советского Союза.

Я скажу больше, российский народ никогда не жил так хорошо, как он живет сейчас. Ни до семнадцатого года в силу отсталости, неоднородности. Ну, при советской власти это само собой, понеся многомиллионные потери. И вот сейчас, ну, это конечно это сейчас наиболее ярко проявилось в нулевых годах, когда все реформы 90-х годов уже заработали, рыночные механизмы вступили в действие. Вы зайдите в любую там Мегу, Ашан, посмотрите на эту молодежь, которая обставляет свои дома, покупая в Леруа Мерлен или ИКЕА, вы поймете, что эти люди не жалеют о распаде Советского Союза.






Демократ при власти
Аркадий Мурашёв, Президент Центра либерально-консервативной политики


ПРЕДЫСТОРИЯ

В том, как начиналась моя политическая карьера, много поучительного.

Я - человек своего поколения. В некотором смысле я - его «типичный представитель». До поры до времени - до 87-го года - всё у меня шло как у всех, и ничего необычного в моей жизни не было. Моя тогдашняя биография умещалась в одном абзаце: родился тогда-то, окончил институт (самый массовый - МВТУ имени Баумана) тогда-то.

До определенного времени - лет до 19-20 - я был правоверным советским юношей. В партию не хотел вступать, потому что недостоин. («Туда должны вступать самые лучшие».) Словом, вся эта дребедень была для меня характерна. А потом всё как-то быстро и резко переменилось, и когда я распределился в ИВТАН, то пришёл туда уже практически диссидентом.

В институте я попал в «свой» коллектив - там работали сплошь диссиденты. Даже партком состоял из людей, которые, хотя и принимали правила игры, но в глубине души думали иначе и читали Солженицына.

ИВТАН был немного другим. У нас царила вольница, и атмосфера была здоровая, диссидентская. Словом, это было приятное место для работы. <...>

До 89-го года я не видел ни одного живого иностранца, но когда стал депутатом, мне начали звонить зарубежные журналисты. Позвонила девушка из Швеции, американец... Но поворот в моём мироощущении, понимании проблем произвела встреча с Робертом Криблом и с его фондом, которая произошла в конце 89-го года. <...>

Через некоторое время (в начале нового года) - звонок из Америки: наши недавние гости приглашают меня в Америку выступить и рассказать о том, что я рассказывал им. Приглашают меня с помощниками из числа тех, кто участвовал во встрече. Сообщают, что такого-то числа пришлют билеты. Получив это приглашение, я очень воодушевился: мне в первый раз предстояло ехать за океан. <...>

Начались поездки по тусовкам и встречам - в Белый дом (к Сунуну), в Конгресс (в комиссию Джесси Хелмса), на ужины, обеды... Говорил я одно и то же, как заезженная пластинка. Самое трудное оказалось - отвечать на вопросы. Это было сложно, потому что иногда вопрос в целом оказывался непонятен, так как я из него улавливал лишь несколько слов. В этом случае мне помогал переводчик. Но отвечал я всегда сам. <...>

Помню, что в некотором смысле я оказался пророком. Один из вопросов касался Советского Союза - сколько он еще просуществует. Я ответил, что СССР исчезнет так же быстро, как Берлинская стена, и что на том пространстве на карте мира, которое закрашено розовым, будет несколько республик - таких, про которых вы даже не слышали (например, Киргизия). Они были в восторге.

Спрашивали и про НАТО. Я отвечал примерно так: судя по тому, что НАТО было врагом коммунистической системы, то это, должно быть, очень хорошая вещь. Они устроили овацию. (У них это - правило хорошего тона.) Потом все подошли, пожали руку. (Это тоже принято.) <...>

На это же время приходится и моё идеологическое становление, связанное с тем, что у нас начали печатать Хайека - «Дорогу к рабству», "Капитализм и свобода", ещё что-то. Для меня это было как открытие нового мира. Если раньше я и понятия не имел о "буржуазных" идеях, то теперь стал читать классиков и получать новые знания. Первая моя книжка - Фридмана, от которой я просто ошалел: прочитав её до конца, я потом перечитал её ещё раз. Раньше я не читал ничего подобного. <...>

Текст подготовлен А. Пятковским в 2006 г. на основе диктовок, выполненных А. Мурашёвым в 1997 г.

Полностью: www.igrunov.ru tekstus
Скриншот

См. также:

- 22.12.2010 Топ-клуб с Геннадием Бурбулисом // www.youtube.com: Prezidents66
     Что случилось в 1991 году, есть ли в России демократия, и что происходит с модернизацией? Юбилейный топ-клуб с Геннадием Бурбулисом, посвященный 20-летию Новейшей истории России в рамках программы "Гражданский диалог поколений"




- 09.12.2010 Геннадий Бурбулис, Екатеринбург, 07.12.2010 Часть 1 // www.youtube.com: Olga Demidova
- 09.12.2010 Геннадий Бурбулис, Екатеринбург, 07.12.2010 Часть 2 // www.youtube.com: Olga Demidova
- 13.12.2010 Станислав Шушкевич // www.youtube.com: Olga Demidova

- Егор Гайдар. Власть и собственность: Смуты и институты. Государство и эволюция. - СПб.: Норма, 2009. -336 с. // www.lib.ru
     Годы спустя, когда пришлось обсуждать эту ситуацию на экономическом семинаре, которым руководил один из основателей Чикагской экономической школы профессор А. Харбергер (там были его ученики, работавшие министрами финансов, председателями центральных банков многих стран мира), на вопрос, что, на взгляд столь опытных людей, в этой ситуации надо было делать, министр финансов одной крупной страны ответил: "Застрелиться. Остальные решения хуже".
- Харбергер, Арнольд // Википедия
     Арнольд Харбергер (англ. Arnold C. Harberger; 27 июля 1924, Ньюарк, штат Нью-Джерси) - американский экономист, один из основателей Чикагской школы. Учился в университете Джонса Хопкинса и Чикагском университете (доктор философии, 1950). Преподавал в университете Джонса Хопкинса (1949-1953), Чикагском университете (1953-1991, профессор с 1959) и Калифорнийском университете (Лос-Анджелес, с 1991). Президент Американской экономической ассоциации (1997).

- Аркадий Мурашев. Интервью 5 сентября 2011 года // http://www.yeltsincenter.ru
     Вопрос: Похожа ли современная Россия на ту страну, которую вы представляли себе, когда пришли в политику в 1987 г.?
     Мурашёв: Мы не совсем так представляли, но, в принципе, ну конечно, мы уже другая страна. Мы… Мы страна свободная. У нас нет демократии, но свобода есть. И, (смеется) к сожалению, демократической страной мы не стали, но мы сохранили свободу пока и тем более у нас есть интернет, у нас открытые границы, у нас делай, что хочешь, никто не вмешивается в твою личную, частную жизнь. Вот. Но дорога к власти у нас закрыта, вот, в демократический механизм, у нас, естественно, за… замкнутая правящая клика и конец ее, я думаю, будет печален, в конце концов. Но в чем-то, конечно, мы получили общество потребления, которое, мы надеялись, будет вместо Советского Союза. Достаточно зайти куда-нибудь в «Мегу», посмотреть… как молодежь там катается на катке…






- 03.10.2000 Вы бы к Солженицыну поехали? // voiks
     Неделю назад президент России посетил Александра Солженицына. Общество продолжает мучиться вопросом, какого совета просил Путин у автора "Архипелага ГУЛАГ".
     Геннадий Бурбулис, вице-губернатор Новгородской области. Я уважаю этого человека, хотя иногда он трактует реальность субъективно, а подчас и наивно.
     Аркадий Мурашев, президент Ассоциации ипотечных банков. За счастье почел бы, несмотря на то что его воззрения в области экономики сродни первобытным коммунистическо-идеалистическим. Его высказывания свидетельствуют, что он не прочитал ни одной книги по экономике. Для него экономика так и осталась дьявольскими происками.

- Безумный мир цифр публицистики Солженицына // voiks




антисемитизм, СНГ, youtube, распад СССР, Харбергер, Путин, диссиденты, Солженицын, Мурашев Аркадий, видео, Хайек, антикоммунизм, Фридман, жертвы, СССР, НАТО, 90-е, igrunov.ru, США, Гайдар

Previous post Next post
Up