Общество спектакля, или инфотеймент

Jun 24, 2015 22:40

Концепция "общества спектакля", описывающая особую природу общественных и экономических отношений в индустриальном и постиндустриальном обществе, была наиболее полно отражена в работе французского философа и кинорежиссёра Ги Дебора "Общество спектакля", опубликованной в 1967 г.. Её краеугольным камнем было понятие спектакля, как процесса глобального подчинения экономике всех сфер общественной жизни, включая пространство и время. В 2003 г. американский исследователь, заведующий кафедрой философии образования в Калифорнийском университете, Дуглас Келлнер, в книге "Медиаспектакль" предпринял попытку развить оригинальную идею Дебора, первым в академической науке применив его концепцию, как основу для изучения современного общества. Ключевой элемент своего исследования Келлнер называет "инфотеймент": слияние информации и развлечения, конкретная реализация спектакля.

Книга Ги Дебора "Общество спектакля" написана на основе опыта послевоенной Западной Европы. Дебор использует для реализации целей своего исследования элементы марксизма (теория смены общественных формаций и концепция классовой борьбы). Но, в отличие от Маркса, Дебор видит двигатель зрелого капитализма не в производстве, а в потреблении. Дебор считает, что с переходом к позднему капитализму требования экономики определили образ нового человека - потребителя.

Благодаря торжеству потребления, появляется феномен спектакля: "неограниченного правления рыночной экономики, достигшего статуса никому не подотчётного суверенитета, и системы новых технологий управления, сопутствующих такому правлению". Спектакль - это новый уровень развития капиталистических отношений, по сути, новая формация. "Спектакль есть капитал на той стадии накопления, когда он становится образом" - говорит об этом Дебор. Спектакль - та стадия, на которой товару уже удалось добиться полного захвата общественной жизни: некогда реальный потребитель становится в современном обществе потребителем иллюзий.

Если раньше потребитель выбирал товар, исходя из его качеств, то в "Обществе спектакля" потребитель всё чаще руководствуется тем образом товара, который создаёт реклама. Спектакль плотно связан с существующим способом производства, являясь, одновременно, и его результатом, и содержанием. Во всех своих проявлениях спектакль являет собой модель преобладающего в обществе образа жизни. Потребление определённых товаров становится решающим фактором при идентификации личности. В обществе, фабрикующем всё большее количество образов и объектов, спектакль является основным производством.

В работе "Комментарии к "Обществу спектакля"" Дебор рассматривал слияние спектакля и государственной власти, произошедшее в странах Западной Европы в 1980-х гг., с распадом советского блока распространившееся по всему миру. Благодаря этому, интегрированная шоу-власть смогла, практически, полностью побороть любое недовольство доминированием спектакля, столь часто распространённое при концентрированной форме. Общество перестало замечать спектакль, а потому перестало воспринимать его, как нечто чуждое.

Но значение спектакля при этом нисколько не снизилось, а лишь возросло, спектаклю удалось внедриться в жизнь общества, как никогда ранее, и полностью подчинить себе все продукты общественного развития, от товаров на рынке до идеологий, "ибо конечный смысл театрализации состоит в том, что она включается в саму реальность, по мере того, как о ней говорит, и в том, что она перестраивает её, пока о ней говорит". Спектакль сам становится идеологией. Как резюмирует Дебор, "спектакль отныне пронизывает всё общество".

Келлнер написал "Медиаспектакль" на примере американского общества, адаптируя ключевые концепты идеи, изложенные в книге "Общество спектакля", к современным реалиям. Автор "Медиаспектакля" считает, что современный мир входит в новую фазу развития - формацию технокапитализма. В терминах политической экономии эта формация может быть охарактеризована снижением роли государства и увеличением власти рынка, что сопровождается ростом мощи транснациональных корпораций и правительственных органов и снижением силы традиционного национального государства и его учреждений.  Основой технокапитализма является синтез капитала, технологии, информации и индустрии развлечений, который производит новую форму общества спектакля - "общество инфотеймента".

Основываясь на традиции спектакля, современные формы развлечения - от телевидения до театральной сцены - включают культуру общества спектакля в свои произведения, преобразовывая фильмы, телевидение, музыку, драму и другие области культуры и производя новые формы культуры, такие, как киберпространство, мультимедиа и виртуальный мир. Предыдущие формы бытования культуры быстро поглощаются интернетом, компьютер становится источником развлечения, информации, игр, деловой коммуникации и связи с внешним миром.

В современном обществе коммерческие предприятия, чтобы процветать, должны быть интересными и привлекательными. Развлечение становится основой экономики. Через “энтертейментизацию” экономики телевидение, индустрия кино и музыки, видеоигры, казино и прочие виды развлечений становятся главными секторами хозяйства. В США индустрия развлечений стала особым видом промышленности с ежегодным бюджетом в 480 миллиардов долларов: в современном американском обществе потребители тратят на развлечения больше, чем на одежду или здравоохранение.

Телевидение в США, по мнению Келлнера, с момента своего появления было покровителем общества спектакля, продавая предметы потребления, наряду с потребительским образом жизни и жизненными ценностями. В "обществе инфотеймента" телевидение упрочивает своё влияние, которое становится глобальным. Телевидение - “дом” для всех областей культуры, затронутых и трансформированных экономикой: от спортивных игр до парламентских выборов, от развлекательных шоу до последних новостей. Телевидение формирует костяк "общества инфотеймента", оно демонстрирует потребителю всё, что может потребителя заинтересовать и развлечь.

Различие между работами Келлнера и Дебора заключается в том, что американский философ не простирает понятие "инфотеймента" до обозначения новой формации (для названия которой вводит отдельный термин - "технокапитализм"). Если Дебор писал о глобальных вещах, о трансформации всего мира под воздействием спектакля, то Келлнер пишет о вещах куда более конкретных - о доле рекламы в спортивных трансляциях, например. В отличие от "спектакля", неконтролируемого мирового процесса, которым нельзя управлять, "инфотеймент", в конечном счёте, имеет конкретных создателей и является лишь методом. Дебор сделал на основе книги "Общество спектакля" фильм, однако, работа Келлнера служит куда более конкретной иллюстрацией: она превращает строгую схему "Общества спектакля" в живую, объёмную картину. Если труд Дебора - это философский трактат о доминирующем направлении развития современного общества, то труд Келлнера - это кропотливое социологическое исследование того, как это направление реально проявляется в жизни современного общества.
(Взято из вестника МГОУ "Философские науки", №4.2012)

Татамо: в книге "Русская трагедия" А.А.Зиновьев пишет: "виртуальными" называются действия одних людей, совершаемые с целью произвести желаемое и планируемое заранее воздействие на сознание и чувства других людей. Именно этой целевой установкой они отличаются от "сущностных" действий. Например, государственная власть некоторой страны может разрушать экономику, одновременно, сознательно осуществляя действия, создающие у граждан страны впечатление, будто она заботится о подъеме экономики. В частности, она может принимать законы, якобы, призванные развивать экономику, устраивать "спектакли", транслирующиеся по телевидению, как собрания, съезды, награждения и т.п. Эти действия совершаются именно по созданию видимости заботы об экономике, по законам "пускания пыли в глаза", оболванивания людей, а не по законам самой экономики.

Виртуальные действия выполняют идеологическую функцию. Они включают в себя игры, театральность, имитацию, обман, ритуалы, церемонии, обряды, этикет, юбилеи, конференции. Речи, приемы, показуха, массовые мероприятия и пр.. Аспект виртуальности достиг таких масштабов и приобрел такое значение, что провести четкую грань между ним и сущностными аспектами уже невозможно. Например, глава одной страны с десятками людей в свите летит на встречу с главой другой страны. Огромные траты. Помпезные ритуалы встреч. СМИ неделями заняты этим визитом. Он называется "историческим", его облекают в сотни пафосных одежд. А на самом деле, подписывается несколько бумажек, которые чиновники могли подписать без этого дорогостоящего спектакля. Но спектакль тут важнее бумажек, бумажки - лишь повод для спектакля. Такого рода виртуальные явления становятся важнее сущностных, происходит, вообще, виртуализация всей общественной жизни. Проблема "быть" или "слыть" всё более решается в пользу "слыть", причем в форме "быть - значит, слыть"...
Previous post Next post
Up