Как советский разведчик сына Черчилля спас. Но наши союзники об этом забыли

Jul 22, 2021 07:17




Константин Квашнин (в центре кадра) на совещании в Ставке Броз Тито. Югославия, февраль 1944 г .

Советский офицер на себе вынес из окружения сына премьер-министра Англии Рэндольфа Черчилля, ради захвата которого немцы специально организовали мощнейшее наступление.

И лишь благодаря мастерству русского разведчика Константина Квашнина эти планы не сбылись. Подробности этой уникальной истории, произошедшей весной-летом 1944 г. на территории Югославии, собрал писатель, подполковник запаса Олег Татков.

Особо важная добыча

После войны о спасении Рэндольфа Черчилля и героической роли нашего разведчика Англия предпочла забыть. Да и в нашей стране об этом почти ничего не было известно. И если бы случай не свёл Олега Таткова, по специальности военного врача, с одним фронтовым лётчиком, он бы о ней никогда не узнал.

«Историю про сына Черчилля 15 лет назад мне рассказал ветеран войны, генерал-майор авиации, доктор военных наук Валентин Григорьевич Рог - он приезжал к нам в санаторий. Я, если честно, тогда не поверил. Но Рог - военный лётчик, отлетавший всю войну, получивший тяжёлое ранение, - не мог сочинять. И я начал копать и вышел на главного редактора журнала Минобороны «Ориентир» полковника Михаила Ефимовича Болтунова. Он подтвердил её подлинность.

Более того, в его личном архиве хранится книжечка воспоминаний Константина Квашнина - того самого разведчика, спасшего сына Черчилля. Она издавалась для служебного пользования небольшим тиражом.



Майор Рэндольф Черчилль.

Ныне здравствующий Михаил Болтунов, с которым мы не раз говорили об этой истории, уверен: «Вывоз Черчилля из немецкого окружения был одной из важнейших спецопераций Второй мировой войны. Если бы в лапы врага попал сын такого высокопоставленного лица, это поставило бы Англию в очень тяжёлое и сложное положение: человек вынужден разрываться между ролью отца и ролью руководителя государства».

Борьба за Тито

То, почему сын Уинстона Черчилля в мае 1944 г. находился в распоряжении английской военной миссии в Югославии, требует отдельного объяснения. «В Югославии действовало самое мощное партизанское движение в Европе, лидером его был маршал Броз Тито, - рассказывает Олег Татков. - Немцы объявили за голову Тито колоссальную премию - 100 тыс. рейхсмарок. Но Тито пользовался огромной поддержкой народа, поэтому его никто не сдал.

Было очевидно, что после войны он станет лидером Югославии. Шла борьба трёх держав - Англии, США и СССР - за влияние на Тито и, собственно, на Югославию. Поэтому рядом со штабом Тито в местечке Дрвар располагались три военные миссии - английская, американская и наша. К английской был прикомандирован Рэндольф Черчилль, что само по себе говорит о том, сколь высоки были ставки в этой политической игре.

К слову, Черчилль брал своего сына Рэндольфа и в Тегеран на знаменитую конференцию, где решался вопрос по открытию второго фронта».

Народно-освободительная армия Югославии (НОАЮ), которой командовал Тито, сковывала своими действиями на протяжении всей войны от 30 до 55 вражеских дивизий, не позволяя перебросить их на Восточный фронт для сражений с СССР. «Тито и его партизаны были для Гитлера как кость в горле, - продолжает Татков. - Весной 1944 г. немцы разработали операцию «Россельшпрунг» («Ход конём»): в ходе неё они должны были окружить штаб Тито, захватить его и в придачу сына Черчилля, поскольку английская миссия находилась недалеко. Гитлер убивал сразу двух зайцев. И каких!»

«Ад кромешный!»

Спецоперация началась 25 мая 1944 г. под руководством командующего второй танковой армией генерал-полковника Лотара Рендулича. Ему был придан 500-й батальон СС. Это были отъявленные головорезы - люди, приговорённые имперским судом рейха к тюремному заключению и к смертной казни за проступки в военное время. Всем им были обещаны жизнь и свобода, если они смогут выполнить задачу.

А вот как описывал происходящее в своём дневнике разведчик Константин Квашнин, служивший в советской миссии: «Проснулись рано. На Дрвар сильный налёт авиации, до 50 самолётов. В 8 сообщили, что немцы высадили сильный десант и прикрывают его с воздуха. Связь прервана. Идут уличные бои, разрушена железнодорожная станция…

В 16.30 над нами появились 12 бомбардировщиков, сделали разворот и начали бомбить. Все разбежались врассыпную, я отскочил метров на 30 от барака и уткнулся носом в гнилой пень. Ад кромешный, лежишь под кустом и ждёшь - на тебя или нет. После бомбёжки отошли дальше в горы. В 11 часов пришла часть миссии. Измученные. Шли под обстрелом более суток. Вместе с ними ушли в лес на отдых».

В этом хаосе в группе Квашнина оказался и Рэндольф Черчилль. Разведчик принял решение уйти в близлежащие горы. И здесь особенно пригодились его навыки диверсионной работы. Вот как Квашнин вспоминал это время: «Нас гоняли по горам до 8 июня, как стадо баранов… Шли только по ночам, а с приходом светового дня скрывались и проводили разведку.

Так продолжалось несколько дней, на протяжении которых удалось уйти в безопасный отрыв. Сейчас это трудно представить, но тогда мы были в походе около 100 часов (с редкими часовыми привалами)».

Немцам почти удалось загнать группу в западню: вражеские отряды наступали с трёх сторон, а с четвёртой путь преграждал отвесный склон. Чтобы спастись, надо было спускаться по крутому обрыву. Константин Квашнин страховал Рэндольфа. Видимо, сын Черчилля (современники отмечали его склонность к спиртному) успел «подлечиться» алкоголем и был в неадекватном состоянии. Иначе как объяснить, что он вдруг решил петь песни.

На все увещевания замолчать, иначе своими воплями он выдаст местонахождение группы, Рэндольф не реагировал. И тогда наш разведчик одним ударом вырубил разбушевавшегося англичанина и стал на верёвке спускать его вниз. Этими подробностями Квашнин в своё время поделился с писателем Иосифом Линдером, автором книги «Диверсанты. Легенда Лубянки».

Спуск группы происходил ночью и занял несколько часов. Внизу им удалось обойти посты карателей и выйти к месту, откуда их забрали английские лётчики, чтобы доставить в итальянский Бари.



Авиационная группа особого назначения (АГОН) базировалась в Бари (Италия).

В Бари уже находился и спасённый Тито. Его выход из окружения проходил под руководством другого нашего разведчика. «И здесь ещё одна интересная деталь - мало кто знает, что в итальянском Бари базировалась наша авиационная группа особого назначения (АГОН), - говорит Олег Татков. - Эти лётчики и вывезли Тито из Югославии.

А Рэндольфа Черчилля и Квашнина вывезли английские лётчики. И тоже в Бари. Я не единожды был в Бари. Английских лётчиков там помнят. А когда я заводил разговор про наших, местные жители лишь пожимали плечами. Позже я узнал про музей Внуково, в котором хранились фото нашей авиагруппы.

По этим снимкам мы вычислили адреса домов в Бари, в которых жили наши лётчики, и школы в Бари, где располагался советский штаб. К концу войны в АГОНе служили 6 лётчиков - Героев Советского Союза. Это уже говорит об уровне операций, которые они проводили».

Начав заниматься историей спасения Рэндольфа Черчилля, Олег Татков поинтересовался, есть ли в англоязычном интернете что-либо по поводу советского разведчика. Оказалось: ни-че-го! А ведь сюжет достоин голливудского боевика. Правда, в Голливуде пьяными дураками привыкли выставлять русских. А здесь всё происходило наоборот.

И такая правда нашим «западным партнёрам», союзникам по Второй мировой, для которых стало привычным обвинять русских во всех смертных грехах, видимо, не по нутру. Хотя знаменитая английская вежливость всё-таки требует поблагодарить, пусть и посмертно, наших разведчиков, которые сорвали гитлеровский «ход конём».

Мария Позднякова

***

Источник.

НАВЕРХ.

русский, Черчилль, война, фашизм, Югославия, советский, войска, Великобритания Англия

Previous post Next post
Up