(no subject)

Jan 09, 2020 18:57

Слушайте, а вот бывают такие, скажем так, зеркальные случаи?
Ну допустим, приезжает молоденький совсем ещё паренёк из посёлка городского типа (ну уж совсем хрестоматийную деревню не станем тут приплетать) в областной центр, в город-миллионник.
А там - чума! Трамваи звенят, троллейбусы рогатые, мультикультуризм, торговые центры и прочие барбершопы! Страшно.
Ну и как водится - идёт наш парнишка, ну пусть он будет Игорёк, идёт наш Игорёк в увеселительное заведение, где местные нигилисты и жигало по выходным придаются утехам сплошь плотским да алкогольным. Там к нему, разумеется, чуя свежую плоть, подсаживается некая Марина, разведёнка с прицепчиком, тридцати двух лет от роду, нагло врёт Игорьку, что ей всего двадцать пять, про дочку, которая сейчас, кстати, у бабушки, подло умалчивает, и всё больше налегает на крепкий алкоголь, не забывая подливать Игорю в его доверчивый, широко распахнутый стакан побольше, чем себе.
Не чурается оная мадам и весьма опасных экспериментов с изменением уровня градуса напитков, причём, как вы понимаете уже наверное, экспериментирует отнюдь не на себе. Ибо сама водку пивом давно уже не запивает.
Итог немного предсказуем - Игорёк пьян и ему кажется, что мир, мутно бушующий окрест него пастельными тонами прост и прекрасен, что сказка она вот, совсем рядом, стоит только протянуть руку, и они с Мариной едут к ней, страстно целуясь на заднем сиденье убера под одобрительное поцокивание водителя с весьма фактурным носом.
Дальше - всё ещё тривиальнее. С ребятами случается то, что на сухом языке закона именуется случайной половой связью. Кудесник-алкоголь продолжает творить свои злые чудеса и Игорю кажется, что ничего на свете этом нет прекраснее его Мариночки, и что завтра же, получив благословение стариков-родителей, обвенчаются они в тихой церкви, где голубь с голубкою под самым куполом воркуют в пробивающихся лучах солнца о бесконечной любви, способной победить саму смерть.
Утро, как вы понимаете, случается хмурым. При ближайшем рассмотрении Марина толстовата, на животе у неё растяжки от беременности, а гениталии - не знают бритвы, изо рта у неё пахнет не очень хорошо и вообще Игорьку всё это крайне неприятно.
Его душит стыд, он не помнит, где его исподнее и от одной только мысли, что вот это потное, чужое, несвежее тело прикасалось к нему, пытаясь слиться с ним в одно целое, вызывает устойчивые рвотные позывы. Игорь раздавлен и удручён. Он решительно встаёт и, горестно закусив губу, уходит. Уходит писать заявление об изнасиловании!
В полиции его отговаривают, дескать брось, парень, ну зачем тебе это? Такой позор! Ну ладно тут, в городе, а в селе у тебя если узнают? А? Ну хорошо-хорошо, не в селе. В посёлке городского типа. Но узнают же, всё равно! И дед Коля, и дядя Саша Семёнов, и Максим Ильич, бывший учитель труда. Ну как ты им всем в глаза то посмотришь, Игорёк? Тем более ты же пьяный был? Может сам захотел? Ну с пьяными такое бывает? Ну ты вспомни!
И Игорь ломается и забирает заявление. И где-то демонически хохочет коварная Марина, в очередной раз ускользнув из лап правосудия стараниями тех, кто её в эти лапы, по идее, должен был бы затолкнуть. И Игорёк депрессует и находит в интернете сообщества мужинистов, мужчин, считающих, что у мужчин сейчас крайне мало прав и свобод, что женский мир угнетает их и что нужно обязательно бросить следить за собой, набрать лишний вес и одеться как пугало, тем самым выразив свой протест этому заговору самок, только и думающих о том, как бы затащить в постель очередного беззащитного красавчика и оттрахать его там самым циничным образом.
Они называют женщин нехорошими словами, суть которых - довольно вульгарный союз нецензурного обозначения вагины и хлёсткого термина, означающего морально низкого человека, способного на любую подлость. Так же в ходу у них физиологические оскорбления, напирающие на гендерные особенности. Там речь о неком баке, в котором содержатся яичники и яйцеклетка. Ну и матка наверное тоже.
Игорь много времени проводит в обществе новых братьев и ощутимо меняется. Его лексикон обогатился новыми, доселе неведомыми словами. Довольно вот этих вот старых начал, даёшь названия новые! Это важно! Это борьба! Точнее - борьб! Теперь только синиц, цапль, собак, кошк, кур и лягуш.
Он пьёт исключительно водк, мажет на хлеб горчиц, закусывая котлетом с вермишелем.
И вообще он жертв и его нельзя ругать. Жертв токсичных безпенисных существ.
Игорь очень много борется за права проститутов, много пишет обличительных твиттов и вообще, его теперь не узнать, ибо он сам прошёл через все эти ужасы, но не боится сказать! Да, его борьб пытаются обесценить любительницы порассуждать, что не нужно было пить с незнакомкой, не стоило так красиво выглядеть и столь обворожительно наряжаться, но его не сломить! Его борьб - это дело всей его жизн.
Есть такое где? А то просто я с села (даже не с посёлка городского типа) и как следствие - не знаю ничего толком.
Previous post Next post
Up