Святыни лужицких сербов. Город Перуна, Гора Чернобога и языческие колокола.

Nov 05, 2012 21:45



Оригинал взят у nap1000 в Святыни лужицких сербов. Город Перуна, Гора Чернобога и языческие колокола.




Немного южнее Дрездена находится небольшой городок Пирна. Сам по себе мало чем примечательный, кроме своего интересного названия. Этимология этого слова остаётся не выясненной. Вот как выдглядит эволюция формы его названия:

1233 : Perne

1239 : Pyrne

1269 : Pirne

1292 : Perna

1292 : Pirnis

1296 : Pirn

1298 : Pyrn

1317 : Pirna

1377 : Pierna

1418 : Birn

1461 : Pirnen

1516 : Pirn

1547 : Birnen

1548 : Pyrna

1791 : Pirna

На гербе города изображено грушевое дерево ( по немецки бирне - груша), но это, очевидно, позднейшее осмысление немцами славянского названия. По другим версиям название Перна происходит от западно-славянского «(на) пернем» - (на) твёрдом ( камне, скале, горе...) или от некого славянского «пир», обозначающего тлеющую золу, и, следовательно, поселение  на месте расчищенного-выжженого леса, либо культовое место с горящим огнём. А по-моему, так и от Перуна вполне могло произойти, тем более, что города имя которых восходит к имени Громовержца в Германии известны. Сам городок, надо сказать, довольно симпатичен, расположен у подножия Рудных гор.




Хотя, за неимением других исторических свидетельств с полной уверенностью говорить о городе Перуна всёже нельзя.

Раз уж речь зашла о Громовержце, стоит вспомнить и ещё одну любопытную историю из книги Георга Теофора Грэзе «Sagenschatz der Königreich Sachsen» со ссылкой на Ангело Рокка (16 в.)

«Высоко над священной основой ( землёй ) на красноватой гранитной скале расположена древняя деревенька священников Чайла ( Zscheila ), неподалёку от Майсена. Здесь святой Бенно основал церковь, посвящённую святому Георгию, и установил, при крещении пожалованного сюда колокола, область, которую этот колокол должен был защищать от молнии. И действительно, она (молния) до сего дня не трогала эту область.»

Весьма и весьма интересно! Значит, колокол мог защитить от молнии. Но, что это был за колокол, откуда он был сюда «пожалован» - направлен и для чего его понадобилось крестить? Не о тех ли самых языческих колоколах идёт речь, о которых сохранилось так много свидетельств в фольклоре? Тогда стало бы яснa и причина крещения колокола и почему он защищал от грозы. История о подобном нехристианском колоколе содержится в том же источнике:

«О большом колоколе в горном городке Гейер, который раньше висел в старой четырёхугольной башне церкви, предание рассказывает, что он был выкопан свиньёй на горе Гейер, из земли глубиной в несколько локтей, и вывешен обрадованными такой находкой горожанами. Колокол этот однако обрёл полное и чистое звучание не ранее, чем был освящён попом для святых целей...»

В этом случае, как видно, найденный местными жителями ( а может и сохранённый ) языческий древний колокол, который потом представлял особую гордость, понадобилось, чтобы добиться желаемого его действия, сначала так же «перевести» в христианскую религию - освятить, покрестить.




Недалеко от Пирны, в Рудных же горах расположены и знаменитые горы Чернобог и Белобог, как предпологается, бывшие в древности языческими святынями лужицких сербов.



гора Чернобог

Что касается горы Белобог, то считается, что такое имя было придумано уже в более поздние времена, так как в ранних картах и источниках никакого Белобога не упоминается. А вот Чернобог у западных славян был известен совершенно определённо. Кроме сообщения Гельмольда из Босау, о нём сохранились и народные предания. В уже упоминавшемся ранее источнике содержится 2 легенды о Чернобоге:

Фиалка Чернобога.

Когда страна вендов была ещё погружена в языческое суеверие, сорбы почитали божка Чернобога, от которого получила своё название гора, потому что он жил здесь в своём роскошном замке. У него была любимая дочь, которую он ценил превыше всех своих богатств. Когда же христианство распространило свой свет на эту местность, он понял, что его владениям в этом мире пришёл конец, и когда крест в первый раз засиял на горе, Божок превратился в камень, а с ним и его гордый замок. Дочька же его превратилась в фиалку. Каждые 100, в вальпургиеву ночь, дева просыпается к жизни, и кому посчастливиться в этот момент сорвать фиалку, тот и получит прекрасную деву со всеми сокровищами её отца.

Крайне интересная информация. Похоже, это действительно народне предание, а не домысел автора, так как паралелли с другими славянскими мифами просто на лицо.  Похоже это и на легенду о Сванвите и её отце короле, охраняющим свои сокровища под землёй. Так же сокровище и принцессу можно добыть лишь в ночь на Купалу. Так же как и у восточных славян цветок (правда не папоротника, а фиалки) помогает добыть подземный клад. И вот что ещё интересно. В рюгенской сказке имеется указание на Свантевита ( имя Сванвите, небесный всадник на белом коне), а Свантевит был если не тождественен, то очень похож на восточно-славянского Перуна. Само имя Свантевит, очевидно, тождественно Белобогу. Но при всём при том старый король сидит на своих сокровищах под землёй и выглядит как мертвец. А это сближает его как раз с Чернобогом, Велесом и Флинсом. Уж не приходим ли мы тут к мифологическому сюжету о том, что Перун-Белобог-воин был сыном старого Чернобога-Велеса-короля? У балтов Пиколс так же изображался старцем-жрецом( с длинной бородой), а Перкунас - мужчиной средних лет, с усами-признаком воина. В сказке о Сванвите старик король сидит на своих сокровищах в подземелье, в то время, пока его сын молодой король-воин сражается с осаждающими замок врагами. Позже сына старого короля будут видеть скачущим по небу над крепостью в доспехах на белом коне. Чем не пара Белобог - Чернобог, Велес - Перун?

Фиалка в этом мифе так же чрезвычайно интересна. Как известно, южные славяне называли цветок ириса - Перуникой.  И цветок то этот довольно похож на фиалку.


        

Перуника                                                                                                                Фиалка

Стоит обратить внимание и на другую легенду о горе Чернобог:

Чёртово окно на горе Чернобог.

На свободном месте западного склона горы, на кромке хвойного леса можно заметить начало скалы, которая имеет в верхней части круглое отверстие, называемое Чёртовой дырой или Чёртовым окном. Из этого отверстия по преданиям ещё в наши дни прослальзывают маленькие Кобольды, которые охраняют бесчисленные сокровища в подземелье, из за чего это место называют каморкой Кобольдов. Одной женщине, собиравшей со своим ребёнком лесные ягоды на этой горе, предоставилась возможность попасть в подземелье. Она посадила своего ребёнка на пол пещеры а сама стала поспешно собирать сокровища. Ужасный гром потряс землю и вынес напуганную женщину наружу. Но когда же она обернулась, пещера скрылась, так что нельзя было больше найти в неё вход.  Бедная мать лежала на своих сокровищах, необращая внимания на их ценность, так как потеряла своего ребёнка. Но черес год, в тот же самый день, она снова пришла к чёртову окну. Подземелье открылось и она увидела своё дитя играющим на полу. Сокровища блестели и искрились, но она видела только лишь своего ребёнка и вырвала его с быстротой молнии у подземных сил.



Чёртово окно на горе Чернобог.

Снова встречаем тот же самый сюжет, что и в рюгенской сказке о Сванвите: подземные сокровища, которые можно получить только в полдень или полночь Иваного дня ( здесь день не указан, но это должен был быть именно он ). Однако, если нарушить правило и обернуться, то человек сам становится пленником подземелья с сокровищами. Освободиться можно только через год, в тот же самый день. Всё это прекрасно изестно и у других славян. Интересена здесь связь с Чернобогом (горой) и громом ( Перуном ).

Как бы там ни было, связь Чернобога с Перуном прослеживается довольно чётко, так что можно предположить, что именно Перун и был тем самым, не названным Гельмольдом добрым Богом, почитавшимся вместе с Чернобогом.

-----------------------------------------------

Оригинал взят у nap1000 в  О крепости Любинка и последних битвах чрезпенян.



Здесь я уже выкладывал репортаж о поездке в Тетеров - город, служивший резиденцией или столицей чрезпенянских князей в IX - XII вв. Однако это был далеко не единственный подобный город этих мест. Хотелось бы обратить внимание на крепость, расположенную совсем недалеко от Тетерова. Сегодня это крохотное местечко носит название Берен-Любхин ( Behren - Lübchin ), где первое слово является фамилией немецкого помещика, которому оно когда-то принадлежало, а второе, Любхин,  - немецкая озвучка старинного названия. Зафиксирована и более древняя форма - Lubechinka,  а исходное славянское название было, похоже,  Любинка, Люблинка или что-то похожее.
Разрушение Любинки в 1171 датчанами подробно описал средневековый историк, известный как Саксон Грамматик. В походе против чрезпенян, кроме датского короля Вальдемара I, также принимал участие епископ Абсолон, от которого Саксон и получил эти сведения. Нужно заметить, что за 3 года до этого похода, в 1168г., Вальдемаром и Абсолоном был разрушен легендарный храм Святовита на Арконе и подчинено племя руян. Дорога в глубь материка теперь была открыта, тылу ничего не угрожало, и датчане принялись опустошать ослабевших после распада союза лютичей, южных соседей руян - племя чрезпенян.
К сожалению, не нашёл этого отрывка в русском переводе, так что вынужден переводить с немецкого. При двойном переводе неизбежны некоторые неточности, но, надеюсь, общий смысл от этого не пострадает.

«Король ( Вальдемар I) прибыл (летом 1171г.) на Рюген, где принял решение напасть на земли чрезпенян.  Чрезвычайно сложным препятствием его походу было широкое и вязкое болото, преграждавшее дорогу.  Его поверхность, покрытая тонким слоем растительности, была настолько неустойчива,  что можно было провалиться при каждом шаге в грязную воду болота и вязкую тину, находившуюся под травой. Но другого пути пройти дальше не было. Чтобы преодолеть это препятствие и не позволить себе расслабиться,  рыцари уложили своё оружие и доспехи на коней, которых они, спешившись, стали тянуть за собой. Когда кони начинали проваливаться в болото, они помогали им выбраться; когда же проваливались они сами, то хватались за гривы и таким образом высвобождались. Озёра, встречавшиеся в болоте в большом количестве, они преодолевали на плотах, сооружённых из буковых стволов. Некоторые рыцари проявляли особую доблесть,  идя пешим ходом и сами неся свои доспехи, не желая, полагаясь на свою ловкость, сложить тяжесть. Такой поступок был настолько же славен, насколько и необычен. Кроме того и сами лошади затягивали своими подковами ведущих их всадников , когда пытались высвободиться из затягивающей их топи.  Даже сам король едва перебрался через вязкое болото, раздевшись до нижнего белья и держась за плечи двоих воинов. Редко до сих пор стоили преграды датским силам столько пота. Враги были настолько изумлены переходом через болото, что не считали возможным оказывать сопротивление тем, в ком они видели победивших саму природу. Войско же шло после преодоления такого сложного препятствия, как если бы оно уже победило врага, дальше.
После того как войско прошло необъятные леса, их взорам предстал окружённый судоходным озером город.  Это место было более неприступно за счёт воды, чем мастерства, и имело оборонительный вал только со стороны, соприкасавшейся  с мостом, идущим отсюда к берегу. Чтобы задержать нападавших, князь крепости Отимар приказал разобрать мост до самой поверхности воды, так что остались одни лишь столбы. Они и послужили нашим основой нового моста, и они принялись строить новый путь через озеро из заборов соседней деревни. Когда король приступил к осаде города, так как тот не был защищён стеной,  он приказал снести сюда всё, что  годилось для строительства моста; а Абсолон же был послан с большей частью всадников за добычей.
Жители города, с беспокойством наблюдая за продвижением строительства моста, снесли со всех сторон столбы и построили деревянную башню, чтобы с неё, как с крепости, обороняться от врага, и под защитой этого сооружения стали обстреливать из на скорую руку установленных пращей ( катапульт?) наших, более увлеченных построением моста, чем защитой своих тел. Датчане же начали сражение издалека стрельбой из луков, так ещё не могли подойти ближе.
Отимар, будучи испуган продвижением в строительстве моста, приплывал неоднократно на лодке через озеро к королю, и предлагал мир на разных условиях, в зависимости от того, насколько оживлённо продвигалась работа наших. И тут продвижение моста замедлилось, так как воины знали, что если не будет сражения, то нет нужды возводить и мост.  На мосту же скопилось такое количество вооружённых воинов, что не оставалось места даже передавать нужные для строительства материалы и дерево заборов начали передавать из рук в руки над головами. К тому же ситуация была такой, что дерево поднятое над головами было нужно не только для строительства, но и для защиты. Таким же образом переправляли назад и раненых. После этого мост стали прокладывать с бОльшими промежутками, так как воины более думали о продвижении, чем о надёжности.
И когда мост почти достиг острова, враги, полагаясь частично силу, частично на ловкость, приступили к совершенно новому виду борьбы.  Прикрепив серпы на остриях копий, они принялись вырывать у наших щиты. Иногда, когда у наших не было опоры, они стягивали их крепким рывком с моста или принуждали прыгать в воду. И быстро полегли бы здесь датские силы, лишённые своих щитов, если бы не было найдено противодействие этому напастью. Один из наших, вырвав при помощи деревянного крюка один из серпов и захватывая им другие серпы, лишил противника его оружия.
День был на исходе, когда король, обеспокоенный тем, что приближается ночь и не зная, что ему делать, испугался, что осада может затянуться а мост быть сожжен. И, предвидя такое бедствие,  чтобы не отступать, как побеждённый, с позором, решил прислушаться к предложениям Отимара. Эту малодушную нерешительность исправил Абсолон, только что вернувшийся с огромной добычей, своей остроумной изобретательностью. Пригрозив королю проклятием, если тот будет договариваться с Отимаром без него, а сам отозвав переводчика и приказав ему переводить всё, что скажет варвар о мире, в противоположном смысле сам пришёл к мосту ободрив и разгорячив воинов, решивших, что он явился, чтобы дать команду к наступлению, пообещал им всю добычу. Такое обещание было воинам по душе. После того, как они закончили мост, они отвоевали не только доступ к твёрдой земле острова, но и верхушку башни, нападая по лестницам и убивая тех, кто оказывал сопротивление.
Тут один из датских рыцарей, Херберт, чтобы не опоздать, будучи задержанным скопившейся толпой на узком мосту, нашёл новый путь к врагам : отягощённый оружием, и свалившись в воду, благодаря своему невероятному умению плавать, смог  добраться туда, куда было не добраться пешком. И когда другие были подзадорены его поступком, хилый мост провалился под напором скопившихся воинов. В результате этого, вместе с другими, оказался в воде и Абсолон. Но так как он был искусен в плавании, то,  вынырнув из воды, даже отягощённый оружием, принялся спасать тех, кто этим искусством не владел. В это время, славяне, так как их кораблей на всех не хватало, пытались спастись в бочках, но были захвачены преследователями, так как кружились на месте из-за их круглой формы. В силу такого необычного вида мореплавания, они вызывали великое сожаление среди своих и были осмеяны нашими. Так стали они помимо своего несчастия ещё и посмешищем.
После того, как город был захвачен, мужчины были убиты, а женщины схвачены и уведены. Некоторые пытались уговорить короля пленить и Отимара, но чтобы не запятнать славу выигранного сражения бесславным пленением мужчины, он отпустил его невредимым, желая лучше помиловать врага, чем повредить своему имени.
После этого король вернулся со всем своим войском тем же путём, что и пришёл; сначала к флоту, а потом и на родину.»

Нужны ли тут комментарии? Саксон Грамматик оставил настолько подробное описание, хоть и осложнённое несколько его манерой писать, что читается всё это скорее как исторический роман, чем как реальная хроника. Как видим, датские набеги христиан-цивилизаторов, мало отличались от монгольских опустошений.  Совершенно ни в какие рамки не укладывается своим полным отсутствием моральных принципов отлично прорисованная личность епископа Абсолона . Он принимает самое непосредственное участие в бойне с оружием в руках, он же разграбляет окрестные сёла, пока король занят осадой города, он не останавливается ни перед чем, идя на подлую интригу, обманывая короля(!), собиравшегося заключить мир, и именно он подстрекает воинов на убийства, грабёж и насилие. Примечательно так же, что епископ, сопровождавший короля для крещения язычников, об этой своей миссии, похоже, немного подзабыл. Крестить в этот раз никого не стали, да и кого им было стесняться? Настоящие цели таких походов и так были в то время всем ясны.

Но вернёмся к крепости. Археологические раскопки проводились здесь с  1956 по 1961 год. Археологи, проводившие их, едва поверили своим глазам - болотистая почва настолько хорошо сохранила огромную деревянную конструкцию крепости, что некоторые части они смогли составить заново прямо на месте!






Часть укрепления, составленная археологами из найденных частей.




Сохранность дерева была настолько хороша, что на основе многочисленных найденных частей удалось реконструировать крепость до мельчайших подробностей. Результаты своего исследования Евальд Шульд, раскопавший крепость Любинку,  подробно опубликовал в 1965 году.  Далее несколько схем и фотографий  из этого ценнейшего, богато и очень подробно иллюстрированного издания. Данные раскопок вплоть до мельчайших подробностей подтвердили рассказ Саксона. К сожалению, похоже, всё именно так и было. Найдены даже многочисленные серпы в районе, где мост подходил к крепости. Особый интерес представляет подробно реконструированная сложная конструкция крепости, требовавшая незаурядного, даже по современным меркам, плотнического искусства.






Крепостсть была построена из дуба. Конструкция насчитывает 6 параллельных стен, соединённых между собой специальными деревянными соединениями, в то же время каждая из стен была сама укреплена в земле. Промежутки между стенами заполнены деревом других пород, землёй и глиной. Положение посреди озера, защищало её от применения метательных машин, сломать её с корабля или моста было практически невозможно, можно было только попытаться поджечь или брать штурмом.












Стоит обратить внимание на то, что мост подходит к крепости не по кратчайшему пути, а проходит некоторое время параллельно оборонительному валу. Такую конструкцию можно встретить у большинства балтийских островов-крепостей. Сделано это не случайно. Подходя к воротам, враги должны были повернуться своей правой стороной ( без щита ) к стрелявшим из крепости лучникам, либо взять мечь в неудобную руку. В случае Любинки, это преимущество было использовано оборонявшимися, чтобы вырывать у противника щиты, о чём писал Саксон.

Казалось бы, чрезпенянам было не отойти от такого удара. Но нет! Оказывается, на этом месте было две крепости. Шульдт пишет, что построена вторая крепость была непосредственно после разрушения первой. То есть, не пали духом, а, поскорбив, взялись за дело - рубить лес на новую крепость!



Вторая крепость.

Только оказывать сопротивление захватчикам не было уже ни сил, ни времени. Постоянно разоряемая врагами, некогда густонаселённая и богатая земля превращалась в пустыню. Следующий датский набег Саксон описывает в 1184 году : не успело вырасти и новое поколение. На этот раз грабил уже другой датский король - Кнут, и теперь уже вместе со своими вассалами - только что принявшими новую веру и власть руянами.Однако, вторая крепость Любинка пережила это нашествие. Её разрушение археологи датируют первыми годами XIII века. Эту же дату можно символически признать концом истории чрезпенян. Как можно увидеть из приведённых ниже схем, новая крепость была намного проще и примитивнее своей предшественницы. Что и понятно - строилась она в спешке, при острой нехватки и человеческих и материальных ресурсов.







Ну, и напоследок ещё пара находок из крепости.



Те самые серпы, которыми защитники города вырывали щиты. Найдены на дне между мостом и башней.



Оружие оборонявшихся.



Посох с резьбой.



Изделие, названное археологами " резной головой коня".

...
К сожалению, в настоящее время уже совершенно ничего не напоминает в немецком местечке Behren-Lübchin об истории этих мест. После раскопок не сохранился даже крепостной вал. Тем важнее сохранить память о далёких предках!

------------------------------------------

Оригинал взят у nap1000 в  Тетеров - резиденция чрезпенянских князей IХ - XII вв.



Небольшой провинциальный городок Тетеров находится в одном из самых живописных мест северной Германии - так называемой Мекленбургской Швейцарии. Впервые слыша название этого города, лишь с трудом можно себе представить, что расположен он не где-то в русской глубинке и даже не в Беларуси или Украине, а  настолько далёкой и на первый взгляд чужой стране. Уж больно складно и понятно звучит его имя. И не с проста. Это одно из немногих мест в Германии, где славянская история всё ещё чувствуется буквально на каждом шагу.

Вплоть до ХIII столетия, эта прекрасная, богатая лесами и озёрами холмистая земля принадлежала западнославянскому племени чрезпенян, входивших в племенной союз лютичей. Именно здесь, у тетеровского озера берёт начало река Пенa, от имени которой и происходит название  племени   ( Чрезпеняне - живущие за Пеной, по-немецки Zirzipanen )



Впервые внимание историков это место привлекло во второй половине 19 века, когда в результате исскуственного понижения уровня воды в Пене, у берега тетеровского озера из воды стали видны многочисленные деревянные столбы. При более тщательном осмотре оказалось что это остатки древнего деревянного моста, ведущего к острову в озере.  Длинна  его впечатляла - около 750 метров! После пробных раскопок крепостного вала на острове, проводивший их археолог поспешил заявить, что нашёл крепость князя Отимара, разрушение которой в 1171 году подробно описывает Саксон Грамматик. Детальные расскопки 50-х годов прошлого века его "открытие" не подтвердили, но то, что здесь в IХ-XII вв. была резиденция и скорее всего столица чрезпенянских князей, под сомнение не ставится.



Позолоченная шпора, найденная в Тетерове и принадлежавшая, предположительно чрезпенянскому князю, музей Гросс Радена.

Остров с тех пор заселён не был, а илистое дно реки прекрасно сохранило деревянную конструкцию моста, что позволило археологам с большой долей вероятности воссоздать былой вид крепости.



Графическая иллюстрация из книги И. Херрманна



макет крепости в музее Гросс Радена

Но подробно на результатах раскопок останавливаться не хотелось бы, они и без того описаны в многочисленных изданиях.
Здесь же ограничусь фотоотчётом о поездке туда.

Как видно, город гордится своей историей. Улица, ведущая к озеру, названа именем князя Отимара, ошибочно принятым историками прошлого века за хозяина крепости.




Само озеро довольно велико. Тишина, спокойствие и чудесные распологают к прогулкам. Добраться до острова с берега можно двумя путями - на небольшом пароме в самой узкой части и на прогулочном моторном катере по маршруту примерно соответствующему бывшему мосту.




У берега встречаем стенд рассказывающий о старом мосте




и реконструкцию его небольшого фрагмента для наглядности







Дорога к крепостному валу так же довольно живописна.







Сам вал довольно сильно порос лесом, но возвышения всё же видны, особенно если обойти его по кругу







На берегу, кроме пляжа и проката лодок, имеется и отель-ресторан под названием Wendenkrug (дословно - вендская кружка).




Помимо того для привлечения посетителей поставлен "идол световита". Автор этого изделия явно не особо усердствовал в изучении славянской мифологии, а просто соединил два, очевидно, единственно известных ему, примера. Збручский и современное изваяние на Арконе. Некоторые места изменив толи по своему вкусу, толи пытаясь отобразить особенности местности. Получилось довольно забавно и бессмысленно, хотя и не уродливо.







Кстате поставлен он там не случайно. В литературе расспространено мнение, что на территории крепости действительно находилось изваяние этого божества. Но об этом позже.

На обратном пути решили объехать остров на моторной лодке. И не пожалели. Мы были единственными в этом рейсе и, так как экскурсия по озеру растянулась почти на час, разговорились с "капитаном".







Высокий, уже седой немец за штурвалом оказался весьма доброжелателен и дружелюбен. Охотно рассказал нам и об озере и о обитавших здесь ранее племенах, выдавая при этом довольно незаурядные познания в истории. На мой вопрос откуда он всё это знает, глаза его заблестели. " О! я целую книгу об этом написал!" - и не без гордости продемонстрировал небольшую брошюрку. А ещё через некоторое время, открыл люк в стене и достал плоскую пластиковую коробочку. " Вот посмотрите - черепки славянской керамики, которые я нашёл тут! Посмотрите только сколько труда они вкладывали расписывая самые обыкновенные горшки! Они же все разные!  А вот этот наконечник ещё старее, бронзового века. "







- Это ещё с расскопок осталось?
- Что? - сначала не понял он - Ааа....Нет , конечно. Я их почти каждый день нахожу. У меня их очень много. Керамика, наконечники стрел, монеты... Только вчера нашёл викингскую монету.
- И что же, каждый день копаете?
- Копаю? - удивился он - Нееет! Да они прямо под ногами лежат!  Их кроты выносят из земли.

Что тут сказать. Покидал Тетеров я с необычным чуством. Не только по доброму завидуя этому замечательному энтузиасту, который каждый день чуть не спотыкается о вещи тысячелетней давности, сколько размышляя над тем сколько ещё тайн и сюрпризов хранит эта древняя земля.
>
С Тетеровом связана так же одна довольно любопытная легенда. В литературном произведении второй половины ХVI века, содержится , помимо других, комическая история о  щуке. Рыбак ловит в тетеровском озере щуку, которую решают приготовить местной знати, прибывающей через несколько недель. Чтобы сохранить рыбу свежей, местные жители решают отпустить её снова в озеро. А для того, чтобы её легче было найти, вешают на голову ленту с колокольчиком и делают зарубку на лодке, на том месте, где была выпущена щука. Разумеется, поймать её снова не удаётся. Но интересен в данном случаю не юмор. Считается, что это литературное произведение основано на народных сказаниях.
В немецком интернете и литературе  встречается утверждение, что после разрушения крепости и находящигося в ней идола Святовита датчанами, местные жители продолжали верить что их божество не исчезло,а превратилось в щуку с золотой лентой ( ожерельем? ) на шее, плавает в тетеровском озере. И для того чтобы высмеять такие непотребные суеверия, католическим духовенством была придумана юмористическая история со щукой и колокольчиком. Реальных доказательств этому лично я нигде не встречал. Насколько мне известно,ни археологический материал, ни литературные свидетельства непосредственно поры разрушения крепости оснований для таких гипотез не дают.  Не исключено, конечно, что могут быть какие этнографическо-фольклорные более поздные данные, но за неимением источников оставим сомнительную историю о древних богах. Так или иначе, со времени датских завоеваний, до момента написания книги прошло около 300 - 350 лет. И если жители Тетерова к тому времени, в большинстве своём, уже не помнили родную речь, то народные сказки и  суеверия скорее всего были ещё вендскими.

Сам же факт наличия у местного населения представления о некой волшебной  щуке с золотым ободком, по-моему, довольно интересен. Вспомним русскую сказку "По щучьеми велению". Вспомним, что сказку о золотой рыбке Пушкин заимствовал у братьев Гримм, а те, в свою очередь, у поморских славян. О внешнем виде "золотой рыбки" история умалчивает, но нужно признать, что в народных представлениях она никак не могла быть привычной нам по иллюстрациям "аквариумной" мутацией китайского карася. А вот щукой вполне даже могла.  По- моему, общеславянский, архаичный миф о некой волшебной ( золотой ) щуке (рыбе) тут просто налицо. Во всех сказаниях эту чудесную, случайно пойманную рыбу не едят, а выпускают на волю.
Является ли это отголоском табу на убийство щуки, которая была посвящена какому-то божеству или являлась тотемом?
Даже если всё это простое совпадение, то, считаю, что "рыбья" тема славянского фольклора заслуживает более внимательного изучения.



Скульптура "мальчик со щукой" на тетеровском фонтане.

История о щуке с колокольчиком в Тетерове не забыта. Каждый год , за неделю до хриантианского празднования троицы, по этому поводу здесь проводится так называемый "щучий праздник" с представлениями, музыкой, ярмарками и прочими развлечениями.




Символы, Ыстория, Славяне, Лаба, АПОКАЛИПСИС, Слова, Тевтоны, Древний мир, Рептелоиды

Previous post Next post
Up