«А вот автор видел иное, о чем и пишет» (С) Peter Lemenkov

Dec 07, 2005 17:46

(В ru_tutor - ответ на комментарии к предыдущей записи)

Благодарю, Peter. Это самый точный отклик на зарисовку о поведении маленького мигранта.
Я даже не описала, а обозначила лёгким штрихом самое мягкое проявление только одной стороны только одного направления в отношении только одного мальчика только к одному ребячьему коллективу.
Не буду проводить аналогии с «отражением океана в капле воды», но данный пост имеет прямое отношение к преподавателям и преподаванию. Это личный учительский опыт (возможность описания которого в теме сообщества упомянута). И в сообществе мне хотелось бы получить не огульные обвинения в «поощрении межнациональной розни» (как же любят у нас с ходу навешивать ярлыки!), а вдумчивое и всестороннее рассмотрение и обсуждение осторожно и мягко обозначенной проблемы (надеюсь, никто не станет утверждать, что её вовсе не существует?). Ведь заметки вам показались страшны как раз тем, что именно такие дети стали появляться в наших школах. Факт.

Почему-то никто из откликнувшихся не поинтересовался, как же отреагировала на это заявление я, как вообще нахожу общий язык с этим мальчиком, как «гасятся» мною подобные выпады, и, наоборот, что делается мною, чтобы класс дружелюбно относился к недружелюбному Гоге…

Никто не уточнил, сколько в моем классе ребятишек нерусского происхождения, русская ли я сама, какие чувства испытываю к людям иной национальности, сколько я прожила на Кавказе и не замужем ли я за кавказцем?.. Но: «Гадость, гадость!…» Что ж так непримиримо-то????? Вы-то сами - действительно ли учителя?????

Зато очень, очень показательна фраза: «Вы не отвечаете ни мне, ни vitandval... Значит ли это, что Вам нечего сказать?» Это значит (к сожалению, без «ли»), что Вы просто не можете представить себя на месте человека, который не имеет такого же постоянного доступа к Интернету.
А еще не можете представить себе, что такие дети действительно есть, не можете представить себе, как приходится выходить из этого положения и находить общий язык с такими детьми….
Конечно, это не Ваша личная вина, а просто отсутствие подобной ситуации в личном опыте.
Но почему же Вы так безапелляционно судите о том, с чем никогда не сталкивались?

Мне показалось, к тому же, что большинство комментаторов никогда не преподавали за пределами Московской области. Москва - еще не вся Россия (ради Бога, не сочтите за очередное «разжигание розни», на сей раз по территориальному признаку :) ).

Дворником же работать приходилось. Подрабатывать. Как Вы полагаете, нормальна ли ситуация, когда Учитель (как Вы пишете, с большой буквы) вынужден подрабатывать дворником, чтобы не умереть с голоду или не оказаться на улице?

А теперь другой взгляд на мой же многонациональный класс - 14 человек из семнадцати которого нерусского происхождения (эта моя статья опубликована):

Доживем до понедельника

Как хорошо, что газета начала разговор об «интернациональных» классах. Попробую его продолжить.

...Дежурный у входа допытывается: «Где твоя вторая обувь? Сменная обувь где?» На смуглом личике недоумение, граничащее с отчаянием («Не понимаю»), сменяется озарением: малыш выразительно хлопает по портфелю, мол, здесь, здесь заветный мешочек с тапочками! Объяснились.

Ну, скажите на милость, что означают эти загадочные распоряжения: «Обведите по точкам букву», «Найдите в кассе слог», «Следи за чтением, продолжай...» Родители на русском языке немного говорят, пусть и с сильным акцентом. Учились они еще в советских школах, когда дружба народов, оказывается, действительно крепилась языком межнационального общения и обеспечивалась госпрограммами и учебниками для обучения нерусских детей русскому языку; когда все мы были гораздо терпимее друг к другу.
Нынче, взбаламучивая в издерганных реформами людях неприязнь к «чужим», миграционные потоки, затопившие обломки державы, заносят на суровую Кузнецкую землю все больше и больше представителей южных национальностей. Параллельно с ними (не обязательно вместе!) идут на нас всевозможные южные напасти: от торговли картошкой в малюсеньких мисочках до налаженной поставки наркотиков. Как некогда на шорские земли заносило не только государевых людей, героев-декабристов и подвижников-просветителей, но и водку, табак...

Не думаю, что прогнозы об изменении этнического состава населения нашего города в ближайшие 50 лет, прозвучавшие недавно на страницах газеты, непременно сбудутся. Но вот с проблемой обучения массы ребятишек, плохо говорящих по-русски, мы сталкиваемся уже сейчас.

Слышала, что есть в городе классы, где обучают только иноязычных детей, для них скорректирована программа, больше отводится времени на русский язык. (Хотя, конечно, язык лучше изучать, когда его носители рядом).
У меня обычный первый класс. Просто много в этом классе «южных» ребятишек.
«Посадыл дэд репк. Выросла репк болшай-преболшай», - уверенно звенит голосок.
«Русскоязычные» (с русскими, украинскими, татарскими фамилиями) детки слушают внимательно и уважительно: так хорошо рассказывает! Ведь для рассказчика и Колобок, и даже баба Яга столь же неведомое существо, как Аждаха для русских слушателей. Однако им всем одинаково приходится пересказывать русские сказки.

Читаем по буквам и слогам: торт, сорт, трос... Уже на «сорте» спотыкаются, «трос» перечитывают и трижды, и четырежды - не понимают. Ах, мне бы картинку к каждому слову учебника! Или небольшой русско-азербайджанский-таджикский словарь! Праздник Букваря все ближе и ближе, а мы, как мне кажется, читаем все хуже и хуже, Они ведь еще и стесняются говорить, боятся сказать «не так». Отмалчиваются. Тереблю, пытаюсь разговорить. Улыбаются... и молчат.
Потом, когда никого нет рядом, подойдет ребенок, выпалит фразу, которую продержал в памяти целый урок, посмотрит выжидающе: так? «Умница моя, правильно! На уроке еще раз скажи, хорошо?» Человек думает на родном языке. Говорить свою думку приходится на чужом. Хорошо, что родители с пониманием относятся к тому, что, быть может, некоторым придется еще год проходить Букварь и Прописи.

Они очень друг за друга переживают: когда у одного не ладится, кажется, что неудача коснулась всех; также и успех одного - общая победа. «Увеличить», «сравнить», «условие задачи»... Молчат. «Кто уже понял, помогите, переведите!» По классу проносится негромкий гортанный лопоток. Поняли, покивали. Огромные глазенки чайного цвета напряженно всматриваются в доску: «Восим пилюс адын равно... дэвят» - и торжествующе-вопросительный взмах ресниц в мою сторону: «Так?» «Молодец!» - с чувством говорю я. И даже не за то, что верно решил. За ту внутреннюю работу мысли, что свершилась сейчас в этом маленьком человеке.

Мне с ними очень трудно. Только и им не легче. Это обычный класс. И обычные учебные будни. Доживем до понедельника. До каникул. До второго класса.

http://www.kuzrab.ru, школа, дети, нац

Previous post Next post
Up