«Проблемы управления здравоохранением на оккупированных восточных территориях» (1943)

Mar 22, 2020 17:02

Автором статьи «Probleme der Gesundheitsführung in den besetzten Ostgebieten», взятой из книги «Ostaufgaben der Wissenschaft» (1943) является научный сотрудник Министерства оккупированных восточных территорий, врач СС и министериальрат др-р Харальд Эдуард Вегнер (24 ноября 1908 года, Харьков -- ?). В 1928-1934 годах он изучал медицину в Лейпциге, Фрайбурге и Мюнхене, вступил в НСДАП и СС. В 1938-1941 годах был главой санитарного отдела (Sanitätsführer) Войск СС, в качестве которого пробыл на фронтовой службе с декабря 1939 года по апрель 1941-го. В мае 1940 во время Французской кампании был награжден Железным крестом II класса. Начиная с 17 июля 1941 года начальник отдела II-2 (здравоохранение и народный уход) в Министерстве оккупированных восточных территорий Розенберга, в то же время уполномоченный по санитарному надзору рейхсляйтера НСДАП, сотрудник Arbeitsbereich Osten, а также уполномоченный Рейхсфюрера по делам здоровья (Reichsgesundheitsführers) на оккупированных восточных территориях. 1 сентября 1944 года обрел звание главного врача СС (Reichsarzt-SS) в RMfdbO в ранге Ministerialrats, а также дивизионного врача 24-й дивизии СС (24. Waffen-SS-Gebirgsdivision).

Харальд Вегнер «Проблемы управления здравоохранением на оккупированных восточных территориях»

Перед Германским Рейхом, как ведущей силой в Европе, стоят все решающие культурные задачи для реорганизации континента. Уже сегодня начинают ясно вырисовываться очертания этой работы на территориях, оккупированных Германией, от побережья Атлантического океана до дальних равнин Восточной Европы. В западных районах, как, например, в Нидерландах и Бельгии, следует отметить первые последствия организационных мер, которые, учитывая текущие условия войны и сжатые сроки, уже можно рассматривать как экстраординарное доказательство эффективности.

В области здравоохранения на оккупированных восточных территориях сначала необходимо было определить, чего Советский Союз достиг с точки зрения продуктивности за 25 лет тирании, чтобы иметь возможность рассчитывать на конкретную основу для нового строительства системы здравоохранения. Следует отметить, что система здравоохранения, как и большинство других специализированных областей, все еще находится под непосредственным влиянием происходящих на фронте невероятных событий. Однако, несмотря на это, необходимо было как можно скорее начать работу по строительству, чтобы создать основы для восстановления здоровья и его поддержания среди народов огромного Восточного пространства. Как освободители страны от большевизма и его последствий, наш долг - заботиться о народах, власть над которыми мы переняли, также одновременно это означает проявить заботу и о системе здравоохранения. В ходе восстановительных работ, которые ведутся Министерством рейха в едином порядке для оккупированных восточных территорий, эти усилия стоят на первом месте. Любой, кто слышал о дезорганизованном состоянии в области здравоохранения в Советском Союзе и смог взглянуть на его последствия на практике и, таким образом, иметь представление об общем упадке медицины на Востоке, поймет, насколько трудным является сейчас и будет таковым в дальнейшем преобразование и перестройка системы здравоохранения. Эта задача является одновременно профессиональной, но также политической и культурной в общем контексте реорганизации Новой Европы.




В ходе подготовительной работы нам, уполномоченным врачам, было поручено, прежде всего, отделить полезное от бесполезного; потому как, при перенятии системы здравоохранения в бывшем Советском Союзе, мы столкнулись с хаосом угнетения политическими догмами науки и медицины. Из-за неслыханной политической пропаганды большевистских правителей контакт с отсталой местной медициной был нелегким, особенно в среде молодых врачей и ученых, которые выросли во времена большевистского правления. Языковые различия также были огромным препятствием в первое время, хотя пожилые люди в большинстве своем, пусть и ломано, но могут объясняться по-немецки. Поэтому прямой контакт был необходим в более широком масштабе для того, чтобы местные медицинские работники, а также оставшиеся ученые и преподаватели понимали на родном языке основные принципы реорганизации системы здравоохранения в своих освобожденных странах.

На этих публичных собраниях у меня недавно состоялась возможность поговорить с медицинским сообществом о деталях предстоящей программы в некоторых крупных городах Украины, в знак признания великих научных достижений украинских и российских профессоров. В то же время, как доказательство освобождения страны и науки от большевистского мировоззрения, крупнейшее из этих собраний состоялось в лекционном зале университетской клиники в Киеве, в котором преподавали ученые высочайшего уровня, такие как Пирогов и другие. То уважение, которое немецкие ученые в сравнении с другими, независимо от формы правления и национальных различий других стран, проявляют к достижениям чистой науки, является фактом. Даже если наши оппоненты утверждают обратное, нам нет никакого дела до того, чтобы скрывать такие достижения или снижать их ценность. Напротив: где бы в народах Востока ни работали великие учителя, не имеющие принадлежности к еврейской расе, мы, немцы, будем помнить и полностью признавать их достижения. Для нас важно, чтобы немецкая культура труда гармонировала с местной культурой созидания.

Несомненно, сама наука лежала под пятой большевизма. Большевистские власть имущие ставили на враче в первую очередь клеймо политика и борца за мировоззрение коммунизма и идеи мировой революции. Таким образом, от каждого ученого сначала требовалось знать историю партии, так называемую «Библию коммунизма». Известные ученые и профессора были вынуждены публично заявлять, что только после ознакомления с этой «партийной библией» им стали понятны все вопросы науки. Многие известные профессора удостаивались чести и были вознаграждены за пропаганду внешней политики, но было достаточно малейшего отклонения от доктрины коммунистической партии, чтобы те, кого это касается, независимо от их научных заслуг и званий, были преданы кровавому террору НКВД. Нечего и упоминать о бесчеловечных пытках НКВД, мы все об этом наслышаны. В большинстве случаев было достаточно одного намека от ЧК, чтобы запугать и потребовать все от людей, оказавшихся в сфере влияния Советов.

Тирания этой насильственной системы в течение последних 25 лет так глубоко укоренилась в народе, что во всем новом снова и снова выражается страх перед возможностью возвращения большевизма. Этого бездуховного большевизма, проявляющегося в провокационных монументальных строениях больших городов, размеры которых должны были поразить примитивное население малых городов и страны, не совпадая, даже в мелочах, ни с одним стилем архитектуры, с постоянно повторяющимися колоннами, немотивированно и негармонично встроенными в пышные фасады дворцов и пропагандистской символикой напоказ, что имеет свою параллель с безрассудным управлением системой здравоохранения и отсутствием интереса в реальном благосостоянии народа, ибо сам народ, который должен был являться основным приобретателем благ, вынужден был жить в абсолютно неприемлемых гигиенических условиях.

Голодоморы, такие как зимой 1921/22 и 1933/34 годов, не являлись редкостью в меньших масштабах. В то время как национальное богатство использовалось исключительно для военной промышленности и будущей военной машины, сам народ прозябал в нищете. Целые семьи должны были жить в тесноте в самых маленьких комнатах, без отопления, с разбитыми окнами, где пол в основном служил кроватью. Например, в начале войны большая часть населения питалась только картофельной кожурой и хлебом, испеченным из масличных семян и отрубей.

Красные не стеснялись решать проблему так называемых «беспризорных», путем проведения массовых рейдов в больших городах или, например, потопления баржи с почти двумя тысячами «беспризорных» на Ладожском озере. С другой стороны, разрекламированные лечебницы и санатории Крыма и Кавказа были доступны только партийным чиновникам и специальным работникам. С этой целью была проведена соответствующая пропаганда интуристами и туристическими фирмами, которым были показаны только, как общеизвестно, только совсем небольшие фрагменты жизни советского рая.

Кому не известны картины метрополитена города Москвы, выложенного белым мрамором, в то время как в пригородах того же города царило самое невероятное социальное убожество. Кому не известны бывшие царские замки на Крымском полуострове, Черноморском побережье и Кавказе, которые были превращены в дома отдыха и санатории для привилегированных, чтобы показать миру, как заботятся о народе-творце Советского Союза.

Несмотря на голод, холод и страдания народов бывшего Советского Союза, мы столкнулись с гигантской массой апатичных и незаинтересованных людей. То, до какой степени за четверть столетия господства тирании была уничтожена способность чувствовать, показывает тот факт, что матери оставались совершенно безразличными к смерти своих собственных детей и что во время войны случаи тайного использования человеческого мяса не были редкостью. Мы также нигде не находим захоронений красноармейцев, в то время как о могилах немецких солдат тщательно заботится население. Мы, так сказать, перенимаем этот народ в состоянии абсолютного обнуления, и мы должны быть способны мыслить как они, находясь в этом состоянии.

Провинциальный врач, призвание которого прежде всего заботиться о благополучии и здоровье народа, вел нищенское существование пролетаризированного ремесленника с жалкой зарплатой. У него не было ни малейшей возможности удовлетворить потребности населения. И хотя в силу пропаганды работающее население лечилось бесплатно в так называемых амбулаторных клиниках, вследствие низкого уровня подготовки врачей лечение находилось на соответствующем уровне. Например, по тем же причинам пропаганды, правительство большевиков направляло медицинского специалиста на самолете для срочной операции в отдаленной деревне, чтобы использовать сам факт этого в отечественной и зарубежной прессе. Само население не имело от этих чисто теоретических мер никакой пользы, что и сегодня неоднократно приводило к большому развитию среди большевиков вопроса о специалистах. Кроме того, среди врачей были почти исключительно специалисты и никаких общих практиков. Мы неоднократно сталкивались с примерами на оккупированных восточных территориях, где местные врачи испытывают затруднения с болезнями, с которыми они не могут справиться из-за узкой и односторонней подготовки специалистов. Это также одна из главных особенностей большевистских методов - изолирование и разделение каждой составляющей предметной области на мелкие части носило систематический характер.

Система шпионства большевиков, с ее секретными агентами и выраженным доносительством, разрушила саму основу медицины и, следовательно, взаимное доверие между врачом и пациентом.

В рамках проведенной коллективизации масштабы голода в 1933/34 годах показывают, насколько мало правителей большевиков заботило благосостояние народа. Ключевое сталинское понятие «Забота о живом человеке», в практической реальности напротив означает бессмысленное уничтожение всех запасов продовольствия, изгнание и частичное уничтожение скота, уничтожение сельскохозяйственных орудий. Сталин любил, когда его называли «любимым отцом народов» независимо от годами проводимой им катастрофической политики.

В результате, к сожалению, у немецкого врача имеется совсем не так много точек соприкосновения. Тем более ярко с немецкой стороны приветствуется сотрудничество отдельных местных врачей с фундаментальной реформой системы здравоохранения. На одной стороне с немцем, местный житель может работать над восстановлением здоровья своего народа под руководством немецкого врача и получить полную свободу в этой деятельности. В нашей программе развития первое, что мы должны сделать, это предоставить свободу чисто творческой работы и обеспечить поддержку немецким властям в борьбе за сохранение здоровья местного населения. Большинство местных врачей видели, что на этом пути все еще много трудностей, которые можно преодолеть только объединив усилия.

В то же время управление здравоохранением в этой стране закреплено в отделе «Здоровье и народная помощь» соответствующего комиссара рейха, и такие сферы знаний, как гигиена, медицинское законодательство, народная помощь, фармацевтика и стоматологическая помощь, объединены широким фронтом фактического управления здравоохранением. Одновременный ввод в действие специалиста-консультанта Райхсберуфсгруппенфюррера [Reichsberufsgruppenführer],в качестве их представителя на оккупированных восточных территориях обеспечивает доступ к местному управлению здравоохранением. Администрация отдельных имперских комиссаров также должна быть структурирована по-разному: из-за нехватки немецких врачей учреждения здравоохранения останутся в руках местных медицинских работников. Они интегрированы в местные окружные власти. Будет использован опыт немецких органов здравоохранения. Задачи заботы о народе и гигиенического воспитания, о которых я хотел бы сказать несколько слов позже, имеют свою отправную точку в структуре системы здравоохранения. Больничная система, которая была совершенно заброшена красными властями на оккупированных восточных территориях, требует фундаментальной реорганизации. Условия чистоты, асептики и четкого разделения обязанностей были здесь совершенно чужды. Большая часть врачей больницы на руководящих должностях были евреями. Обстановка в больших и малых больницах, за исключением отдельных, которые служили только для рекламы и пропаганды, была примитивной и неадекватной. Отдельные достижения медицинской науки, давно нашедшие свое применение в остальном мире, были совершенно неизвестны на Востоке. Напротив, продуктивная научная работа была проведена в отдельных больницах и университетских больницах в специальных областях. Я хотел бы напомнить вам здесь, в качестве примера, об успехе местного радиолога, который, используя свои собственные методы визуализации, смог использовать рентгеновские лучи, чтобы обозначить разграничение между отдельными видами деятельности.

Эти методы, ранее неизвестные в Европе, теперь будут расширяться немецкой наукой совместно с учеными Востока, чтобы сделать их доступными и пригодными для использования остальным человечеством. Таким образом, мышечный ревматизм и изменение мышечной фасции были впервые показаны на рентгеновском изображении и посредством этого выделены отличия от заболеваний с такими же внешними клиническими проявлениями. Я хотел бы упомянуть метод изображения структуры молочной железы женщины на рентгеновском изображении, в соответствии с которым определение границ новообразований в смысле опухолей в отношении границ отдельных типов тканей показывает путь к раннему выявлению злокачественных опухолей, таких как рак. Кроме того, методы рентгенографии кровеносных сосудов и секреторных желез этого местного рентгенолога дают возможность своевременного выявления патологических изменений в живом организме с помощью искусно выполненных срезов фотографий. Как курьез и одновременно как пример силы бывшего большевистского террора я добавляю высказанное мне желание ученого, чтобы его имя нигде не публиковалось, поскольку его сын все еще находится в руках красных правителей, и поэтому его жизни угрожает опасность.

Таким образом, на необычайно низком уровне больниц и клиник сияет неожиданно высокий уровень научных достижений отдельно взятой личности в узко определенной области знаний. В дополнение к самоочевидному продвижению всей строго научной работы и предложениям о новых научно-исследовательских работах, главной задачей немецкого руководства здравоохранения в этой области является реорганизация институциональной системы и методов работы по созданию больниц в соответствии с немецкой моделью. Тем не менее, работа в этом направлении в более широком масштабе может быть начата только после окончания войны; пока продолжается борьба с большевизмом, каждая доступная больница необходима в качестве госпиталя для раненых в этой войне, если только она не была уничтожена во время отхода Красной Армии. В тесной связи с этим новое медицинское законодательство имеет немецкую основу в качестве отправной точки. Успех немецкой медицины, который используется в соответствующем медицинском законодательстве, сразу же нашёл отклик у местных врачей, некоторые из которых теперь гордятся тем, что могут работать по немецким моделям и иметь право вносить свой вклад.

Для того, чтобы иметь возможность контролировать многочисленные профессии в области здравоохранения, при соответствующем комиссаре Рейха создаются подразделения системы здравоохранения, которые под руководством Германии обеспечивают независимость трех основных профессиональных групп, а именно: врача, фельдшера и их вспомогательных специальностей, фармацевта, аптекаря и вспомогательных фармацевтических профессий таких как стоматолога, дантиста и ассистентов стоматологического кабинета, благодаря чему каждая из этих трех профессиональных групп будет в значительной степени независимой. В этом смысле вновь будут решены вопросы профессиональной подготовки, порядка проведения экзаменов, вопросов о предоставлении права на частную практику, а также реорганизации системы сестринского и акушерского дела. Тот факт, что это подразделение является обязательной организацией для профессий общественного здравоохранения, гарантирует, что она подчиняется немецким принципам профессиональной подготовки, правилам экзаменов и руководящим принципам профессиональной практики. Освобождение от прежних большевистских догм должно проходить повсеместно. Программа по достижению этого настолько обширна, количество возможных решений этих проблем настолько велико, что пройдет немало времени, прежде чем этот план будет реализован. Если учесть, что большинство медицинских профессий находились в руках евреев во времена советского господства, то нужно понимать, что до тех пор необходимо временное решение, пока не будут окончательно задействованы силы коренного населения, а молодые специалисты не будут обучены должным образом. Однако в деле обеспечения населения не должно возникнуть вакуума, который может объяснить компромиссные решения как временные меры. В области гигиены, на которой здесь я хочу остановиться лишь кратко, из-за того что в четверг на эту тему будет выступать консультирующий врач-гигиенист из министерства, лектор, доктор Мруговски (Мруговский), я хотел бы сначала упомянуть область эпидемии. Распространение эпидемий на оккупированных восточных территориях не только поставит под угрозу местное население и гражданскую администрацию Германии, но и будет представлять опасность немецкой Родине. Поэтому срочно требуется центральный, единообразный контроль заболеваний.

Борьба с эпидемиями также включает расширение серологических институтов в качестве производственной площадки средств вакцинации для снабжения всего населения. Я только хочу упомянуть тот факт, что и здесь отдельные ученые достигли блестящих достижений в своей исследовательской работе, из которых едва ли что-то достигло мировой общественности. Например, вакцина против коклюша была получена в Украине из днепровской грязи, которая до сих пор не была обнародована и оставалась неизвестной для немецких научных кругов. Из-за необычайного распространения некоторых заболеваний, таких как местная лихорадка, брюшной тиф, малярия и другие, особенно во время войны на оккупированных восточных территориях, исследовательская работа и связанная с ней защита от заболеваний сталкивались с необычными задачами.

Серологические институты в Ревеле (Таллине) , Дорпате (Тарту), Риге, Жевании, Минске, Киеве, Днепропетровске и Херсоне уже введены в эксплуатацию и находятся в ведении отдела «Здравоохранение и народная помощь» соответствующего комиссара Рейха. Немецкий врач-гигиенист, чья личная решимость и приверженность очень важны, и имея в руках производство репеллента должен быть в состоянии справиться с эпидемиями на Востоке. Систематическая сеть институтов, занимающихся дезинсекцией, через пограничные районы оккупированных восточных регионов, должна обеспечивать организованное уничтожение вшей, в основном в областях с пятнистой лихорадкой. Естественно, врачу-гигиенисту придется взаимодействовать со всеми возможными гражданскими и военными властями, чтобы иметь возможность принимать самые строгие меры для сдерживания вспышек заболеваний и борьбы с ними. На данный момент я могу лишь кратко упомянуть, что первоначально значительный риск возвращения лихорадки, усугубленный обстоятельствами войны и связанными с этим передвижениями народных масс, уже сегодня можно считать подавленным, хотя оптимальный уровень заболеваний, согласно опыту других эпидемических лет, должен проявится только в следующем месяце. Благодаря четким и решительным мерам, принятым немецкой гражданской администрацией, эта опасность, как для населения оккупированных восточных территорий, так и для нашей немецкой родины, была задавлена в зародыше. Поскольку война на востоке еще не закончилась и все немецкие поставки перемещаются через районы немецкой гражданской администрации, на управление здравоохранением ложится огромная ответственность. Полное использование всех органов, участвующих в борьбе против эпидемий, находящихся под центральным контролем Министерства юстиции, на оккупированных восточных территориях гарантирует безопасность войск на фронте от опасности эпидемий и защиту немецких поставок на огромных расстояниях, на маршрутах, растянувшихся до 2000 километров. Профилактика и борьба с угрожающими эпидемиями весны и лета, фактического брюшного тифа и малярии уже начались. Прежде всего, необходимо тщательно изучить происхождение и систему водоснабжения в оккупированных восточных регионах, чтобы таким образом ликвидировать эпидемии. Большинство документов советской эпохи было уничтожено до того, как вошли немецкие войска. Поэтому немецкой гражданской администрации необходимо заново исследовать этот вопрос.

Сами системы водоснабжения завязаны на электростанции и, учитывая безалаберность большевиков во всех вопросах, с гигиенической точки зрения эти системы являются ущербными. Для противодействия чрезмерному скапливанию трупов как источника эпидемий, (этот фактор который уже ранее играл важную роль в войнах прошлого), что является побочным эффектом войны, были предприняты защитные меры. Вопрос о молоке как источнике инфекции также был рассмотрен и вскоре будет принят в виде указа. Что касается малярии, которая, за некоторыми исключениями, в основном затрагивает Украину и Черноморский регион, были предприняты необходимые шаги по восстановлению и реконструкции центров по борьбе с малярией и комарами в совместной работе с ВВС. Вся борьба с эпидемиями чрезвычайно осложняется из-за военных действий и требует вновь и вновь использовать врачей-гигиенистов на руководящих должностях, прибегая к соответствующему давлению.

В плане увеличения числа врачей идет переоценка роли фармацевтов и стоматологов как независимых профессиональных групп на оккупированных восточных территориях. Здесь также важно создать новую профессиональную группу, основанную на немецких принципах. Об этом подробно сообщат в пятницу руководители департамента «Здравоохранение и народная помощь». У этих двух профессий на Востоке будут совершенно новые перспективы. Большинство фармацевтов в Советском Союзе были евреями, так что должно быть воспитано новое поколение, получившее соответствующее немецкому уровню образование. То же самое относится и к дантисту, которого в этом смысле вообще не существовало. Были врачи со специализированной стоматологической подготовкой.

Систематическое поддержание и восстановление здоровья местного населения Востока включает регулярную народную помощь, что мы, как культурное государство должны будем проводить и в дальнейшем. В этом направлении за 25 лет своего правления большевизм работал в основном с той же тенденцией пропаганды и рекламирования.

Можно было бы частично осветить некоторые моменты, описывающие устремления советского правительства продемонстрировать людям заботу об их самочувствии и здоровье. Красное правительство, например, ввело практику, что перед показом фильмов медицинские специалисты рассказывали о некоторых областях медицины в популярных лекциях. Интерес, который славянин проявляет к науке и стремлению учиться, что является уникальным для восточных народов, привел к определенному успеху в изучении людьми гигиены, но активных мер для этого не хватало. Правительству Советской Республики, например, Украине, удавалось упомянуть одну деталь проведения дезинфекции бритвенных щеток по цене в три копейки после каждого бритья, в то время как то же самое правительство не могло справиться с жилищными проблемами, равнодушием к молодежи, распространением эпидемий, и не смогло одержать верх в борьбе с голодом и холодом. Агитационные щиты, местами даже освещенные вечерами, демонстрируют, что правительство в то время хотело информировать людей об опасностях и защите от эпидемий, но на практике было не в состоянии или не хотело энергично проводить соответствующие мероприятия. Возможно, что термина «отдельное лицо» вообще не существовало в бывшем Советском Союзе, возможно, красное правительство интересовалось только экономикой, технологиями, коллективизацией сельского хозяйства и военной промышленностью. Но ничто из этого не может служить оправданием для того факта, что значительные народные массы были обречены на погибель, потому что не было создано никаких возможностей для практического управления здоровьем. Участие местного населения, в том числе организации медсестер, фельдшеров и, что не менее важно, врачей в так называемых местных организациях по оказанию помощи, появившихся из распавшихся обществ Красного Креста бывших республик Советского Союза, дает людям возможность рассчитывать под немецким руководством на практическую помощь в области здравоохранения. По политическим причинам очевидно, что работа Красного Креста на оккупированных восточных территориях может осуществляться только под руководством Германии и только в соответствии с немецкими руководящими принципами. Это не только дает местному населению возможность помочь себе, но и получать помощь от народа Великой Германии и остальной части Европы. Все возможные меры по смягчению трудностей, вызванных спровоцированной большевиками новой войной, должны быть предприняты в местных организациях по оказанию помощи.

Как сверху, от руководства Германии, так и снизу, со стороны местных врачей, ученых и профессоров, происходит схожее волеизъявление, которое из-за горького опыта с большевизмом будет достаточно сильным, чтобы постепенно устранить ущерб. Одной из скверных потерь является разрушение доверительных отношений между врачом и пациентом, то есть между наукой и людьми, которое было вызвано советской формой организации медицины. Нехватка навыков у многочисленных врачей, которые воспитывались в высших учебных заведениях Советского Союза почти исключительно в соответствии с политическими, а не в соответствии с научными принципами, увеличивает этот ущерб. Для нас важно компенсировать все ошибки, возникшие в результате большевистской системы, и восстановить доверие народов оккупированных восточных территорий. Необходимо расчистить путь для медицины на Востоке, которая, во главе с немецкими докторами, может с уверенностью поддержать профессиональных коллег в других европейских регионах. Восстановление Востока должно быть достойным жертв наших товарищей на фронте, заплативших своей кровью за страну, которой нам позволено управлять, чтобы пространство на Востоке под знаменем священной свастики Фюрера когда-нибудь заняло достойное место в Европе Нового Порядка.

"Источник: историко-ревизионистское сообщество Neues Europa.
Основное сообщество: vk.com/neues_europa
Отрытый для чтения каждому резерв: vk.com/neuropa

Третий Рейх, Русские и Немцы, план Ост

Previous post Next post
Up