Работа иностранных разведок по тылам и в частях РККА

Mar 27, 2020 16:00

Оригинал взят у: burckina-new в Работа иностранных разведок по тылам и в частях РККА

Работа иностранных разведок по тылам и в частях РККА

2020-03-09 09:23:00

Продолжаю развеивать фантазии антисоветчиков, густо расплодившихся в период правления антисоветчика Путина, свято уверенных, что у СССР никогда не было врагов и никто не пытался ослабить и подорвать страну изнутри. Ответить такого рода фантазиям можно только фактами. Например, донесениями Особых отделов ОГПУ о настроениях в армейской среде 30-х годов.

Работа иностранных разведок по тылам и в частях РККА

Вскрытая и ликвидированная в течение 1933 г. деятельность к.-р. образований (организаций и групп) диверсионной и шпионской сети в сопоставлении с имеющимися в распоряжении ОГПУ материалами характеризуется как явно выраженная подготовка к интервенционным действиям против СССР.

Выявленная нами на основе этих данных деятельность зарубежных центров контрреволюции, диверсии и шпионажа характерна, прежде всего, своей независимостью от официальной внешней политики их государств и по-прежнему подчинена основной задаче - разведывательно-диверсионной подготовке интервенции.

Особо следует отметить расширение деятельности генеральных штабов граничащих с нами государств (Польши, Финляндии и Румынии), принявшей характер подготовки широкого повстанческого движения в нашем тылу и во всей пограничной полосе.

На протяжении 1933 г. нарастающими темпами усиливался и количественно увеличивался контакт или попытки к нему между возникающими внутри СССР к.-р. организациями и группами, особенно национальными, и агентурой зарубежных штабов и центров, ищущей связи с этими элементами, в целях шпионажа и диверсии.

РККА, ее командный и рядовой состав и одновременно весь аппарат и средства обороны - Осоавиахим, военные заводы, укрепления и стратегические ж.д. - в большей, чем когда бы то ни было, мере явились объектом деятельности внутренних и внешних сил и средств контрреволюции.

Решающие социально-политические сдвиги в стране, улучшение социально-партийной прослойки кадрового состава РККА, рост рабочей прослойки в армии с 38,7 % в 1932 г. до 44,7 %, при одновременном снижении крестьянской прослойки на 7 % и увеличении числа колхозников по младшему начсоставу до 81,9 % (1932 г. - 63,8 %) и по рядовому составу до 75,3 % (1932 г. - 63,4 %), сузили возможности враждебной деятельности в армии к.-р. организаций и одиночек, а также диверсионной и шпионской агентуры.

В силу такого повышения внутренней сопротивляемости рядов РККА, раскрытые и ликвидированные в 1933 г. дела характеризуются следующим.

Общее количество привлеченных за различные к.-р. преступления военнослужащих уменьшилось.



Вывод: в 1933 г. имеет место количественное распыление к.-р. образований в армии, т.е. уменьшение числа лиц, входящих в каждую отдельную к.-р. группу при более организованных и законспирированных методах деятельности контрреволюции в частях.

Особо следует отметить, что при всем стремлении иностранных разведок внедрить свою агентуру непосредственно в части РККА, им эту задачу удается осуществить в относительно небольшом количестве случаев. Хотя в 1933 г. количество военнослужащих, арестованных за шпионскую и диверсионную работу, в абсолютных цифрах увеличилось вдвое, однако по отношению ко всей массе арестованных по этим видам преступлений процент военнослужащих невелик и в 1933 г. дает заметное снижение (0,9 % против 1,3 %). Подавляющее же большинство связей разведок было доведено только до окружения командного и рядового состава РККА, т.е. их родственников и знакомых.

В 1932 г. по линии особых отделов было арестовано за шпионаж и диверсионно-повстанческую деятельность, связанную с работой иноразведок, 8599 человек, из них военнослужащих - 112 человек, т.е. 1,3 % к общему числу арестованных. В 1933 г. - 23 190 человек, из них военнослужащих - 224 человека, т.е. 0,9 % к общему числу арестованных.

Подавляющее большинство арестованных падает на линии работы разведок:



Огромное большинство вскрытых диверсионно-повстанческих организаций и шпионских резидентур падает на приграничные военные округа (УВО, БВО, ЛВО, ДВК), по которым, в общей сложности, за 1933 г. вскрыто: диверсионно-повстанческих организаций - 51; шпионских резидентур - 106. В общей сложности по этим четырем военным округам в 1933 г. арестовано по делам этих организаций и резидентур, а также и по одиночным связям разведок - 20 133 человек, в т.ч. 445 агентов разведок, прибывших непосредственно из-за кордона.

Такой рост активности иностранных разведок особо знаменателен в связи с тем, что, как нами документально установлено, эти разведки находятся в конвенционном сотрудничестве с японской разведкой, которое выражается в предоставлении японцам всех добываемых ими военно-разведывательных материалов по СССР, а также в практической повседневной консультации и содействии японской разведке по вопросам развертывания на нашей территории разведывательной работы и борьбы с нашей контрразведкой.

Деятельность вскрытых и ликвидированных в 1933 г. национальных к.-р. организаций характеризуется, прежде всего, идеологической и организационной связью их с работой генеральных штабов: японского, германского, польского и финляндского, принявших все меры для активизации их деятельности на территории СССР и установления с ними контакта в своих стратегических целях, организацией в нашем тылу повстанческого движения, диверсий и шпионажа.

В этом отношении особо отмечается:

а) значительная активизация работы агентуры японского штаба среди классово-враждебных элементов бурято-монгол (Бурято-Монгольская АССР), тюркско-татарского населения Сибири, Татарии и Башкирии, проводимой путем усиления активности центров национальной эмиграции, особенно татарской в Маньчжурии, Польше и Финляндии (вскрытой нами при ликвидации к.-р. организации «Крестьянский Иттифак» в Татарии-Башкирии, «Туркмен-Азат-Лыги» в Туркмении, «Туранская социалистическая партия» в Киргизии, «Иттихат Шарк» в Таджикистане, «Союз сибирских тюрок» в Западной Сибири).

б) деятельность гитлеровских фашистских центров, приступивших с приходом к власти к организации через имевшиеся уже связи, главным образом, в немецких колониях на юге СССР и крупных городах фашистских организаций пангерманского характера, используя для этого центральный комитет немцев-колонистов в России «Ауслянд-Дейтше», «Союз германских инженеров», «Кавказский национальный комитет в Германии» и весь аппарат лютеранской и католической церкви.

В этом направлении, помимо диверсионной и шпионской работы штаба рейхсвера и гитлеровского партийного аппарата и, параллельно с этой работой, на Северном Кавказе, Закавказье, на Украине, в Москве и Ленинграде раскрыт и ликвидирован ряд чисто фашистских организаций и групп, ставящих себе задачей создание ячеек националистической партии среди советских граждан немецкого происхождения (прибалтийских немцев) и повстанческих организаций в немецкой деревне. Деятельность этих фашистских групп и организаций проникла на ряд заводов военного значения и в воинские части через призывников территориальных округов (диверсионно-разведывательная организация нац[ионал]-социалистов под прикрытием германской фирмы Контроль-Ко в Москве, Николаеве; фашистско-шпионская организация под руководством Цейслера в АЧК; диверсионная организация на Краммашстрое; разведывательно-диверсионная резидентура во главе с сотрудником австрийского посольства в Москве; национал-социалистическая организация с филиалами в Москве, Сталинграде и Нижнем Тагиле; крупная повстанческая немецкая организация на Одессчине и др.).

в) деятельность польского главного штаба, выразившаяся в течение 1933 г. в активизации с диверсионными и шпионскими целями центрального аппарата польской военной организации («ПОВ») в Москве, на Украине и Белоруссии и проводящего национально-патриотическую работу среди польского населения по всему СССР.

г) деятельность финляндского генерального штаба, приступившего в конце 1932 и 1933 г. к активизации своего влияния и связей среди к.-р. элементов финских народностей, населяющих СССР (угро-финны), Северный край, Горьковский край, Среднюю Волгу и Урал.

Финский генштаб в 1933 г. особо активизировал работу карельских и ингерманландских комитетов в целях подготовки повторения карельской авантюры, т.е. массовых повстанческих и диверсионных действий в районе наших северо-западных оборонных укреплений. Установлено, что оперативный план финского генштаба построен с включением в основных расчетах партизанских диверсионных действий в Карелии («Союз освобождения финских народностей», диверсионно-повстанческая организация фин[ского] генштаба, организация боевых дружин в Карелии и др.).

Для иллюстрации конкретной шпионско-диверсионной деятельности упомянутых выше разведок, проявлявших в 1933 г. наибольшую активность, приводим краткие данные о наиболее характерных шпионско-диверсионных организациях и резидентурах.

Источник: «Совершенно секретно»: Лубянка - Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)

Архив: Ф. 2. Oп. 11. Д. 210. Л. 1-78. Подлинник

СОВЕТСКАЯ Атлантида, ОБОРОНА и БЕЗОПАСНОСТЬ, АГИТПРОП, ПЯТАЯ колонна, ПРАВДА истории

Previous post Next post
Up