Война с Японией. 16 августа 1945 г.

Aug 16, 2011 07:43

16 августа 1945 г.

Наступает рассвет. Дождь кончился, но земля пропиталась водой. Порывы ветра гнали лохматые тучи по ещё темному небу. Серый свет разливается на востоке. Около разъезда росла куща деревьев и сквозь них просматривались отдельные домики. Всё поле, заросшее чумизой, от разъезда до небольшой впадины, на расстоянии одного километра и шириной метров 160-200 от дороги, на которой стояли наши машины, до посадки гаоляна высотой 3,5-4 метра, было занято нашим отрядом. Впереди нас ближе к разъезду, метрах в пятидесяти, окопались два расчета 76-мм пушек.

Небо на северо-востоке приобрело голубой оттенок, но заря ещё не занялась. Солдаты залезли на дерево, стоящее у разъезда, и оглядели местность вокруг. Черная линия железной дороги делила зеленую равнину пополам. В 800 метрах от разъезда в сторону Чаньчуня вплотную один к другому стояли эшелоны. Конец их терялся далеко за горизонтом. Около эшелонов в бинокль хорошо были видны фигурки японцев. Они строились в колонны и колонны уходили в поля.

Наступило тревожное ожидание. Против нас - 140-160 человек, ночью с эшелонов выгрузилась целая японская дивизия. Немедленно по радио сообщили обстановку в штаб бригады. Томительно потекло время.
Бригада, корпус и вся 6 гвардейская танковая армия, первалив Хинган, оказались без горючего. Под дождем раскисли грунтовые дороги и хотя в нашей бригаде машины были заправлены горючим, но они буксовали на дорогах. Для танков горючее доставляли по воздуху самолетами из Монголии.

Окончательно рассвело. Всходило солнце. Колонна машин (15-16 штук), на которой мы приехали, стояла на обочине дороги, растянув-шись метров на триста. Водители вылезли из кабин, развели костры и готовили себе завтрак.

В это время по ложбинке, метрах в двухстах сзади нас к машинам пробралась группа японцев и обстреляла шоферов из карабинов. Два-три человека было убито, несколько ранено.

Моментально весь наш плацдарм пришел в движение. Минометы, орудия, пулеметы спешно разворачиваются назад. Стволы минометов задраны почти вертикально. Ведем огонь по ложбине на дистанцию 150-200 метров. Рядом с нами, на высоте одного метра над землей проносятся снаряды 76-мм пушек, которые также ведут беглый огонь по ложбине. Длинными очередями стреляют пулеметы.

Рядом кто-то кричит:

- Японцы в гаоляне!

В густых зарослях гаоляна метрах в тридцати от нас мелькнули фигуры японских солдат. Ведем огонь из автоматов. В ста метрах в гаоляновом поле ставим неподвижную стену из разрывов мин. Беспрерывно длинными очередями прочесываем из автоматов всё поле.

Через десять минут к ложбине подходит бронетранспортер и огненные пули крупнокалиберных трассирующих пуль калибра 22,4 мм вылетают из четырехспаренной пулеметной установки. Они как метла прошивают всю лощину.

Приказ: срочно отступить в деревню, километра за два, куда уже ушли наши машины.

В деревне суматоха, мат. Зачем шоферы угнали машины? Кто разрешил? Они в оправдание говорят, что растерялись. Вперед ехать некуда - осталось только назад - в деревню. Хорошо, что японцы не успели занять деревню.

Через час поступил приказ - обойти японцев и выйти к железной дороге ближе к Чаньчуню.

Колонна машин выезжает из деревни и по болотной жиже полевой дороги медленно движется на север. Всё пространство вокруг нас затоплено водой. Сплошные болота расстилаются по обе стороны дороги. Машины, медленно преодолевая ямы и промоины, достигли соседней деревни, проехав за час километров 6-8. За деревней дорога растворилась в болотах. Пытаясь развернуться на узкой улочке деревни, машины юзом сползают под откос в канаву, заполненную водой. Всеми четыремя колесами наш „форд” погружается в болотную трясину. Снова идёт дождь. Все мокрые, заляпанные грязью с ног до головы, мы копаем землю, забрасываем под колеса фашины и всё, что попадает под руку. Но только шофер заводит мотор и колеса начинают вращаться, как прямо на глазах машина погружается всё глубже и глубже. Разгружаем машину, приносим жерди и подваживая машину, забиваем под колеса фашины.

Все машины ушли обратно. В работе незаметно проходит час за часом. Непрерывно льёт дождь. Наступает ночь. Решаем выставить часовых и в кузове машины поспать до утра. Две предыдущие бессонные ночи, марш в триста километров, стычка с японцами, снова марш по раскисшей дороге с тем, чтобы завалиться с машиной в яму, безуспешные попытки под проливным дождем выбраться из неё - всё это окончательно истощило нас. Да и ночью в темноте немного сделаешь. От усталости мы еле стояли на ногах.

Мокрые и грязные, мы завалились в кузове и проспали до утра.
Previous post Next post
Up