Опилки. Ландшафтная байка.

Mar 23, 2018 11:58

Опилки.
Эпиграф №1.
Из песенки Винни-Пуха
«…В голове моей опилки,
Да-да-да!»
Эпиграф №2
В магазине канцтоваров:
- Извините, у вас ватман есть?
- Ватман здесь больше не работает.
- Вы меня не так поняли. Мне нужен ватман для кульмана.
- Вот пусть Кульман сам и зайдет.
- Вы меня опять не поняли. Я дизайнер!
- Да уж видим, что не Иванов.

Дело было в овеянных пьяно-пороховыми ветрами девяностых.
Работала я тогда в ландшафтно-проектной фирме молодым и амбициозным специалистом. А поскольку на амбициозных «воду возят», не отказывалась ни от каких дополнительных поручений за одну и ту же зарплату и часто дежурила на постоянно действующей строительной выставке с нашими экспозиционными стендами - ловила заказчиков.
На выставке мы с тем заказчиком и познакомились.
От природы у меня хорошо поставленный голос, четкая дикция и убедительные интонации, которые портит некоторая колоратурная визгливость, вполне полезная, впрочем, для дела. (Это я всегда так утешаю себя, что, мол, если ко всем моим внешним и внутренним достоинствам добавить до кучи хрипловатое мецце-сопрано Шерон Стоун - мужики сплошь уйдут в астрал, а их жены проклянут миг нашей встречи… и кто меня тогда, спрашивается, поднаймет на работу?)
Но вернемся к сути рассказа…
Любой разговор с любым любопытствующим выливался, в то время, в подробную и, насколько я могу судить, интересную для окружающих лекцию, потому что к концу этой лекции вокруг нашего стенда всегда собиралась небольшая толпа, азартно расхватывающая визитки и буклеты нашей фирмы. Лекция плавно перетекала в диспут, который, не менее плавно, перетекал в следующую лекцию. Я же, к концу очередного рабочего дня на выставке, ввиду намечающегося несмыкания связок, могла лишь выразительно шипеть.
Так вот, ТОТ заказчик простоял у моего стенда, не совру, часа два! Элегантный красавец-блондин с блокнотом из крокодила и золотым паркером; в кашемировом пальто и с тремя бдительно-квадратными людьми по всему своему периметру, кроме фасадно-переговорной стороны. И он не просто слушал - он КОНСПЕКТИРОВАЛ! МЕНЯ! СТОЯ!
Oooo, к концу второго часа ваша покорная слуга была польщена, заинтригована… и с трепетом ждала развития событий (как минимум крупнейшего в практике фирмы заказа, а как максимум - немедленного предложения руки и сердца). Развитие воспоследствовало, но своеобразное. «Квадратные-по-периметру» умело оттеснили слушателей, фасад блондина придвинулся вплотную к моему столу, локти в кашемире, блокнот и паркер осчастливили прикосновением столешницу, и я услышала, наконец, голос моего лучшего «студента».
Мужчина был немногословен. Представившись Юлием Владленовичем (звали его, естественно, иначе, но созвучно), он заявил, что работы и предложения моей фирмы его не интересуют.
Зато ОЧЕНЬ интересую я!
Выдохните, дамы, глотните воды и не надо нервничать …интересую я, как специалист. :)(Призрак Шерон Стоун злорадно усмехается и подмигивает из-за кашемировой спины.
И Юлий Владленович готов оплатить фирме мои услуги.
-Я начертил проект благоустройства своего участка, - поведал «студент»
-?????
-И мне нужна квалифицированная рецензия на мой проект, с подробными советами по его улучшению и со ссылками на специальную литературу. Я специально долго слушал вас, чтобы убедиться, что вы обладаете нужной мне квалификацией. И теперь я хочу под вашим руководством довести свой проект до совершенства. Я взял вашу визитку, вам перезвонит мой секретарь.
Столешница опустела, «студент» в квадратном окружении выплыл из павильона, оставив меня в состоянии легкой досады и глубокой озадаченности, зациклиться на которых, впрочем, мне не дали новые посетители стенда с новыми вопросами.
Назавтра я прошипела руководству фирмы об инциденте и испросила инструкций.
-Конечно странная просьба, - отреагировало руководство,-но если он нормально заплатит - почему бы не написать ему эту рецензию? В конце-концов, в формате рецензирования можно и часть проекта перечертить. А там, глядишь, он и работу нашу захочет...
- Только пусть о цене договаривается со мной, - подытожила моя руководительница, которая была отличным менеджером с натуральным английским дипломом, и цену назначать умела.
Через 2 дня в офис фирмы позвонили. Пожилая, рассеянная и глуховатая женщина представилась секретарем Юлия Владленовича и поинтересовалась, по какому адресу можно подвезти проект ее босса, чтобы Наталья Владимировна (я) написала на него рецензию. Потому что, мол, на выставку курьер с проектом уже съездил, но Наталью Владимировну там не нашел (еще бы, мои связки еще не сомкнулись для следующего боевого дежурства), а оставить ценный проект стендисту не решился. Заранее проинструктированная сотрудница Ира посоветовала секретарше связаться для начала с менеджером, для определения объема рецензионных работ, которые выполнит ландшафтный дизайнер, и для их оценки.
-Запишите, пожалуйста, телефон нашего менеджера, - ласково проворковала Ира.
-Сейчас-сейчас… я ручку найду… Только моему начальнику нужен не Дизайнер, а обязательно Наталья Владимировна… И как вы сказали? Чей телефон записать?
-Телефон нашего менеджера!
-Да-да, пишу… А Менеджер - это фамилия?
До вечера млеющая Ира, которой невыносимо было одной коротать рабочий день наедине с услышанным, обзванивала сотрудников, радуя их пересказом вышеизложенной беседы. Сотрудники радовались, и в ответ гадали, не из ЛДПР ли Юлий Владленович, раз у его секретарши такое своеобразное чувство юмора. Но Ира божилась, что секретарша ни разу не шутила.
А для кашемирового Юлия Владленовича новость о том, что рецензия, скорее всего, будет стоить как пол-проекта, да и выезд ландшафтника на участок придется оплатить, оказалась неожиданной, и торг (через его секретаршу и мою начальницу) затянулся надолго.
Но скоро сказка сказывается, меня -таки продали по сходной цене, и настал день, когда шикарный джип, за рулем которого сидел прораб «студента», повез меня на участок заказчика. Ознакомиться с ситуацией.
Неизгладимое впечатление на меня произвели усы прораба. Более депрессивных, скорбных, унылых и буквально вопиющих о помощи усов мне видеть ни до, ни после уже не доводилось. По-собачьи несчастные, карие глаза были уже вторым, вовсе не главным штрихом к портрету человека на грани суицида. Прораб тоскливым, но любезным голосом предложил мне сесть на заднее сидение за его спину, и пристегнуться... на всякий случай.
Переспросив его усы я поняла, что пристегнуться действительно надо! Вдруг мужик не совладает с собой в приступе тоски во время движения, а в руках-то руль!!!
Переживания о состоянии прораба и перспективах совместной поездки, однако, были вскоре позабыты - на заднем сидении меня ждал тубус с ватманским листом, на котором был ИЗОБРАЖЕН ПРОЕКТ. Тот самый, на который «студент» жаждал получить рецензию…
Собственно, весь проект из одного этого листа и состоял.
Молчание в джипе затянулось надолго. Потом мои глаза и усы прораба встретились в зеркале заднего вида, и прораб голосом ослика Иа-Иа спросил:
-Что, плохо дело?
-Да, - ответила я с чувством, - фирма уже взяла предоплату!!!
-Это вы опрометчиво, - понятливо закивал прораб, - очень опрометчиво!… Хозяин - человек очень влиятельный, он друг самого Ч., и сам из этих… младореформаторов. Его обижать опасно, и отказов после предоплаты он не потерпит!
Ничто так не роднит и не вызывает желания раскрыть душу, как общие проблемы и схожие переживания, и на ближайший час я стала для прорабских усов подходящей жилеткой, в которую было выплакано годами копившееся. Если кратко, вот о чем поведал прораб:
За всеми поступками младореформатора и друга Ч. Юлия Владленовича стояла им же и рожденная, незамысловатая теория. Он считал профессионализм бессмысленным понятием. Мол, любой человек, получив достаточную информацию о любой работе, будет в состоянии эту работу выполнить. Зато платить ему можно в разы меньше, чем «распальцованным спецам». Экономия очевидна, мысль гениальна! Просто выдай инструкцию и получи результат. Поэтому если Юлий Владленович и платил профессионалам, что случалось крайне редко, то только за информацию, которую добывал азартно, но неразборчиво, чаще довольствуясь эффектно преподнесенными сведениями из журналов. Например, «Идеи нашего дома» или «Ландшафтный дизайн». А на работу принципиально нанимал самых дешевых людей "с улицы". Как уж он управлялся у себя в офисе, как строил свой бизнес и, в частности, кто и как обучал его бедолагу- секретаршу, считавшую менеджеров- Менеджерами - врать не буду, не знаю. Зато у себя на загородном участке, в гектар размером, «кашемировый студент» держал бригаду 18-20-летних белорусских мальчишек, которым ЛИЧНО, каждую субботу читал лекции по очередному этапу работ. Как фундамент лить, как кирпич класть, как штукатурить, как рубить срубы, как класть теплые полы, ламинат и.т.д.
А для того, чтобы эти лекции готовить, «энтузиаст-многостаночник» с упоением штудировал доступную литературу и просвещался на строительных выставках… чаще всего бесплатно, расспрашивая стендистов о технологии работ с их материалами.
-И что, много он уже таким манером построил? - спросила я?
-Дом на четверь отделали… почти, -признался прораб.
-И долго строите?
- Да лет шесть…
-И?????
-Да видал я всю эту стройку в……на...- одиннадцатиэтажно облегчил душу прораб, - Каждый чих по пять раз переделали, материалов запороли - на три таких дома! Я же ЕДИНСТВЕННЫЙ СТРОИТЕЛЬ, хоть и БЕЗ ЗАКОНЧЕННОГО ВЫСШЕГО, на всю эту шарагу! Я ж себе дом в деревне построил своими руками! И если бы хозяин хотя бы просто разрешил мне самому руководить - уже давным-давно бы все построили! Так нет, он наберется всякой -уйни, и мне тоже лекции читает: как правильно руководить работами по технологиям, которым он «научил» этих сосунков….-Ты, говорит,- прораб, твое дело организовывать процесс, чтобы люди не сидели сложа руки, чтобы все при деле были, а в технологию не суйся - это не твое, а мое дело! А когда его попорукие в очередной раз по его инструкции 500 квм испанского ламината превращают в предгорья Гималаев - я виноват, потому что не донес до слушателей всю важность необходимости СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ и ВНИМАТЕЛЬНО СЛУШАТЬ ЛЕКЦИИ ХОЗЯИНА!
-Скользя взглядом по "проекту" Юлия Владленовича я понимала, что еще лет много прораб, специализирующийся на бесконечных переделках, без работы не останется, даже если я в рецензии подробно объясню, что по дороге шириной в 1,8м от ворот до дома на джипе не доехать, что вишни, сливы и яблони под пологом хвойного леса, не растут, что кострище нельзя располагать в 1,5 метрах от живого дерева и в 2 м от деревянного забора, что магнолии, дланевидные клены, абрикосы и самшиты в Подмосковье не то, чтобы совсем-совсем не живут, но уж точно не деревья второй величины, и.т.д. и.т.п.
Потому что "cпроектировал" заказчик ландшафтный бардак, в котором жить - себя не любить!
В полном молчании мы въехали на участок, большей частью занятый сосновым бором. И рассказ прораба вдруг прирос красочной и наглядной иллюстрацией.
-Что делают эти рабочие?!, - вскричала я, высовываясь из окна джипа и указывая на мрачных парней, которые через импровизированные сита из мелкой сетки неторопливо просеивали снятый лопатами вместе с кусками сосновых корней верхний слой грунта. Да так усердно, что абсолютно ничего живого внизу, под кронами, не зеленело, да и кронам, судя по всему, зеленеть оставалось недолго.
-Убирают опилки!- радостно откликнулся прораб.
-?????????
-Вы понимаете, пару месяцев назад хозяин начал читать статью в журнале «Сельская новь». В статье было написано, что самое дешевое и лучшее удобрение - опилки. Хозяин тут же, пригнал на участок 30 Камазов опилок с лесопилки своего приятеля, и велел рабочим перекопать с ними всю почву на участке на два штыка. Ребята месяц перекапывали. А потом хозяин дочитал статью!)))))
... и узнал, что опилки должны предварительно года 3 полежать- перегнить, и что нельзя использовать опилки хвойных пород.
-О боже, - слабея простонала я,- то есть сначала он свежие еловые опилки по всему участку закопал... а потом...
-Именно! - просиял прораб, - тем же рабочим велено «достать опилки «взад»!
Каюсь, я тогда «отползла огородами» от «кашемирового студента», младореформатора и друга Ч! Я написала рецензию на проект, не пытаясь перечертить, переубедить или как-то еще воздействовать на заказчика. Я ухитрилась написать эту рецензию максимально деликатно и формально-уважительно, используя обороты: «По моему скромному мнению», по СНИП № ххххх, «согласно общепринятой практике», «согласно данным РАН»… Заказчик остался доволен.
Но на главные проектные ошибки я указать не смогла. Потому что ими были даже не промахи с масштабом и не отдаленное представление о зимующем в средней полосе России ассортименте растений, нет! Хуже всего было абсолютное непонимание того, что своими непрофессиональными действиями он УЖЕ загубил столетний сосновый бор, и на исправление этой ошибки не хватит теперь всей его жизни!
И ради чего загубил? Во всех его действиях отсутствовала какая-либо гармонизирующая идея обустройства сада, но присутствовал полный игнор Духа и, если можно так выразиться, Физики Места! Этими проблемами друг Ч. не то, чтобы решил пренебречь, он, похоже, даже не подозревал об их существовании.
И ... если бы только у себя на участке…
Вспоминая описанный случай я то смеюсь, то сгораю от стыда. Ведь испугалась связываться, «отползла» с причитаниями: «чур меня, чур меня!» Но что если бы я тогда попыталась «достучаться» до младореформатора хотя бы в малом, в личном? Могло ли хоть что-то измениться в заказчике, а через него и в его друзьях, «распахивавших» тогда страну с «опилками» в точности, как Юлий Владленович свой участок? И могла бы в результате стать иной наша теперешняя жизнь? Нет, ни разу не не верю… но все равно жаль теперь, что не попробовала…

ландшафтные байки

Previous post Next post
Up