Путь к победе

Dec 16, 2012 14:21



Пот на рабочих лбах, желудок же пустой,
Винтовку держим черной мозолистой рукой.
Так и стоим в колоннах, готовые к борьбе,
И только с кровью евреев свобода придет и к тебе.
                                                                                                        /Строевая песня СА/

К 15 декабря 1931 г. численность СА возросла до 260 438 человек, т. е. за менее чем 12 месяцев - более чем в 3 раза.[69]

В январе 1932 г. Гитлер   встретился с канцлером Брюнингом. Последний сделал НСДАП смелое предложение - назначение Гитлера на пост канцлера при условии поддержки продления президентского срока Гинденбурга. На вторую встречу с канцлером Гитлер отправился уже с Ремом. Консультации сторон продолжились, но затем были прерваны взаимными требованиями. Нацистам и власти не удалось договориться, и Адольф Гитлер выставил свою кандидатуру на пост президента на мартовских выборах. Спустя некоторое время, при праздновании еврейского Нового года, штурмовики провели первую широкую антисемитскую акцию. Берлинские штурмовики во главе с графом фон Хельдорфом провели пикетирование еврейских магазинов и заведений. Местами пикетирование перерастало в стычки с инакомыслящими и полицией. Кроме этого, в январе штурмовики разгромили коммуну «Фельзенек» и редакцию газеты СДПГ в Грайсфельде.

Эрнст Рем обходит строй СА в гражданской одежде. 1931 г.

25 января 1932 г. Гейдрих, повышенный уже до чина гаупт-штурмфюрера СС, был официально утвержден начальником службы безопасности. Вначале служба получила помещение в «коричневом доме» на Бриннерштрассе, 45 в Мюнхене. Первый штат сотрудников был набран из мюнхенских штурмовиков и эсэсовцев, путем тщательного отбора. Молодой руководитель новой службы отличался крайним трудолюбием и маниакальной подозрительностью. С первых дней работы он стал собирать компрометирующие досье на всех членов партии, попадавших в его поле зрения. Он подозревал всех и во всем. Компромат собирался и систематизировался, вскоре в архиве службы появились папки с фамилиями Рем, Геринг и даже Гиммлер.

13 марта 1932 г. состоялся первый тур президентских выборов в Германии. Фаворитами выборов стали Гинденбург и Гитлер. Гинденбургу удалось опередить Гитлера на 7 300 000 голосов. Несмотря на убедительную победу Гинденбурга, был назначен второй тур выборов. В марте достоянием общественности в Мюнхене стала скандальная история. Одна из мюнхенских газет опубликовала незадолго до выборов личные письма штабшефа СА Рема к своим любовникам. Получалось, что партийной армией управляет заправский гомосексуалист. К сожалению, тогда и сейчас мало кто ставил подлинность этих писем под сомнение. Очень трудно представить, чем руководствовались современники, поверив этим публикациям, но сейчас, зная об аналогичных обвинениях в адрес генерала Вернера фон Фрича, имевших место в январе 1938 г., можно предположить, что это была тоже хорошо спланированная акция. Все современные авторы твердят о пороках лидера СА слово в слово, и лишь один немецкий историк - Гейнц Хене - наименее предвзято расказывает версию о гомосексуализме Рема.

Очень интересно и то, что Гитлер не поверил мюнхенским письмам и заявил недоброжелателям Рема, что «…частная жизнь может быть предметом рассмотрения только в том случае, если она противоречит основополагающим принципам национал-социализма». А ведь всем было известно, что гомосексуализм как раз противоречил принципам НСДАП. Гомосексуализм, как и другие сексуальные извращения, жестоко преследовался при нацистах. Нельзя забывать и о том, что когда выяснилось, что начальник Главного управления СС группенфюрер СС Курт Витье питает склонность к мужчинам, он был снят со своего поста и вскоре исчез из общественной жизни.

Однако в НСДАП нашлись и те, кто свято поверил в подметные письма. Эти люди завидовали растущему влиянию Эрнста Рема на Гитлера и его почти полному господству над массами штурмовиков. Так, один из бывших вожаков СА, а тогда бывший председателем УШЛА Вальтер Бух и отошедший от дел штандартенфюрер СА Эмиль Данцайзен разработали в марте 1932 г. план по убийству Эрнста Рема, Карла Леонарда графа дю Мулен-Экарта, штандартенфюреров СА Ганса графа фон Шпрети-Вельбаха и Юлиуса Уля. Заговорщики набрали команду убийц из 10 человек, часть составили асоциальные элементы, а часть - верные заговорщикам штурмовики. В последнюю минуту один из убийц - Карл Хорн - раскаялся в своем замысле и явился лично к графю дю Мулену. Выслушав горе-убийцу, граф велел ему выйти на связь с Бухом и договориться о встрече. Граф планировал при встрече взять Буха с поличным. Бух сумел перехитрить штурмовиков, и на следующий день Хорн чуть не стал жертвой покушения, после чего был взят под охрану штурмовиками.

Заговор Буха вызвал новый всплеск внимания к внутрипартийным склокам в НСДАП. В конце марта Вальтер Бух был допрошен Гиммлером и Гейдрихом. Благодаря заступничеству партийных функционеров Рудольфа Гесса и Мартина Бормана Буху удалось выйти сухим из воды, а его сообщник Данцайзен получил в октябре 1932 г. 6 месяцев заключения за подстрекательство к убийству. Эта история впервые показала, что Рем имеет очень сильных недоброжелателей и в принципе предопределила трагическую развязку 30 июня 1934 г.

Штурмовики. Запрещены, но не сломлены

В апреле 1932 г. в Германии состоялся второй тур президентских выборов. Результаты выборов 10 апреля показали прежний результат: Гинденбург победил с преимуществом почти в 7 000 000 голосов. Гинденбург укрепил свое положение, но положение канцлера Брюнинга стало еще более шатким. Партия Гитлера подошла к воротам власти и почти в них постучалась. Для нейтрализации нацистов имперское правительство решило придать огласке различные документы, уличающие НСДАП в подготовке государственного переворота. Подготовив тем самым общественное мнение, Гинденбург и Брюнинг 14 апреля запретили штурмовые отряды и СС, кроме того власти возбудили дело против НСДАПпо обвинению в государственной измене. По всей стране части полиции заняли штабы, общежития и школы СА и СС. Однако судебные чиновники не нашли ничего противозаконного в представленных документах, и правительство оказалось в интересном положении. В защиту нацистов на страницах «Берлинер берзенцайтунг» выступило 215 известных представителей армии и делового мира Германии. Чуть позже к Гинденбургу обратился еще ряд известных генералов с требованием отменить запрет. В целом именно запрет СА сыграл роковую роль в судьбе Брюнинга и вызвал его отставку. Под давлением ближайшего окружения почти уже недееспособный президент Гинденбург принял отставку канцлера Брюнинга 30 мая 1932 г. А четырьмя днями ранее на заседании прусского ландтага разгорелось настоящее побоище между комунистами и нацистами. Разгоряченные депутаты дрались стульями и тяжелыми чернильницами. Итог заседания - 8 тяжело раненых депутатов.

Запрещение СА и СС чуть было не привело ко всеобщему нацистскому восстанию. Общая численность обеих организаций превысила 400 000 человек, и как справедливо предполагал Рем, их численное превосходство над рейхсвером послужило бы залогом успеха. Кроме этого, симпатии молодых армейских офицеров и их подчиненных были в основном на стороне НСДАП. По требованию Гитлера всеобщее восстание не состоялось. Запрещенные нацистские организации были попросту включены в состав Политической организации НСДАП и нелегально продолжили свое существование.

1 июня 1932 г. Г инденбург назначил имперским канцлером аристократа-авантюриста Франца фон Папена из партии центра. Папен сразу же пошел на уступки нацистам и обещал в ближайшее время снять запрет с деятельности СА и СС. Спустя 13 дней новый канцлер сдержал свое обещание, и запрет с деятельности СА был снят,[70] По всей Германии прокатились митинги и шествия штурмовиков. Уличная война между нацистами и коммунистами вспыхнула с новой силой и ожесточением. Так, с 16 июня по 20 июля 1932 г. земельная полиция Пруссии зарегистрировала около 500 столкновений между боевиками НСДАП и КПД. В ходе этих столкновений с обеих сторон погибло 99 человек и еще 1125 человек получили ранения разной степени тяжести. Но самое кровавое столкновение лета произошло 17 июля 1932 г. в Гамбурге. Здесь 7000 штурмовиков группы СА «Гамбург» (позже переименована в «Ганзу») провели марш через рабочий пригород города Альтона. Союз красных фронтовиков подготовился к появлению штурмовиков и разместил на крышах домов своих боевиков, вооруженных огнестрельным оружием; кроме этого, на пути следования колонн СА коммунисты соорудили баррикады. При появлении штурмовиков красные боевики открыли огонь. В этот день в Гамбурге погибло 17 человек и почти две сотни получили различные ранения. В Берлине в выходные дни имели место случаи, когда компании марксистских студентов развлекались, стреляя с крыш домов по проходящим штурмовикам. Принимая во внимание подавляющее превосходство штурмовиков над коммунистами и учитывая более значительные потери СА, можно сделать вывод, что в целом коммунисты чаще нацистов применяли в схватках огнестрельное оружие.

В августе 1932 г. в среде штурмовиков опять началось брожение. По приказу Рема были расформированы четыре тряда СА в Берлине, Ганновере, Кенигсберге и Эшвейлере. В некоторых отрядах СА заметно уменьшилась численность. В гау Нижний Рейн произошла драка между штурмовиками и эсэсовцами. Долгие годы ожидания власти сделали свое дело: СА хотели власти и были готовы выступить против правительства. Эмиссары Рема по всей Германии скупали грузовики и передавали их членам национал-социалистического автоводительского корпуса (НСКК). Помимо автомобилей СА приобрели большую партию пулеметов через подставных лиц. Сведения о приготовлениях штурмовиков дошли и до армии, министерство рейхсвера направило Гитлеру жесткую ноту с предостережением от антиправительственного выступления. Через несколько дней после этой ноты Гитлер прибыл из Мюнхена в Берлин для консультаций с советником президента генералом Куртом фон Шляйхером. Фон Шляйхер уже давно был закулисным политическим деятелем. Так назначение фон Папена на пост канцлера произошло по его настоянию. На встрече Гитлер пообещал усмирить своих сторонников только после назначения его на пост канцлера и передачи ряда министерских портфелей членам НСДАП. Опытный интриган Шляйхер сумел провести Гитлера и при расставании внушил фюреру, что вскоре его требования будут удовлетворены. После встречи Гитлер отбыл в Мюнхен.

Пребывая в сладостном ожидании власти, Гитлер и СА были опущены на землю 8 августа, после принятия правительственного закона «О терроре». Закон гласил, что убийство «из гнева и ненависти, в пылу политического сражения» теперь наказывается не тюремным заключением, а смертной казнью. Принятие закона вызвало бурю возмущения у штурмовиков, начался ропот о том, что Гитлер сговорился с капиталистами. Безусловно, основная масса членов СА восприняла новый закон как акт устрашения, а не как действующую правовую норму. Так, уже 9 августа в деревушке Потемпа (Верхняя Силезия) пять штурмовиков убили функционера КПД Конрада Питрцуха. Убийцы были арестованы и 22 августа приговорены к смерти на основании недавно принятого закона. Зал суда в Бейтене был битком набит штурмовиками, на процессе лично присутствовал командир группы СА «Шлезиен» обергруппенфюрер СА Эдмунд Хайнес. Смертный приговор вызвал неистовство в зале суда, Хайнес открыто угрожал судьям расправой.[71] Гитлер отправил осужденным ободряющую телеграмму, в которой обещал добиться изменения приговора.

Кризис в Германии продолжался. 13 августа канцлер фон Папен вновь вызвал Гитлера в Берлин. Гитлер прибыл немедленно. Вопреки всем ожиданиям, Гитлеру предложили лишь пост вице-канцлера. Папен рассказал Гитлеру о том, что Гинденбург имеет сильное предубеждение против «богемского ефрейтора» и не намерен вручать судьбу Германии в руки чужака. Гитлер с гневом отверг предложения Папена и потребовал пост канцлера и предоставления улиц штурмовикам на три дня. Это уже попахивало средневековьем, и Папен расстался с истеричным господином. От канцлера Гитлер отправился домой к Геббельсу, где его поджидали Геринг и Рем. Здесь Гитлер дал волю своему гневу. Однако после обеда Гитлер был вызван на прием к президенту Гинденбургу. На встречу с президентом Гитлер взял с собой Эрнста Рема, несмотря на негативное отношение к нему престарелого фельдмаршала. Уже второй раз с момента своего возвращения Рем сопровождал Г итлера на важную встречу. Г инденбург недолго общался с Гитлером, он попросту отчитал его как школьника и после отказа фюрера сотрудничать с Папеном прекратил аудиенцию, заявив: «Я не сомневаюсь, что вы любите родину, но я резко выступлю против любого акта террора и насилия, совершаемых членами штурмовых отрядов».[72]

Надменное поведение президента и канцлера, вместе со смертным приговором штурмовикам в Бейтене, вывело из себя Гитлера и верхушку НСДАП. С ведома Гитлера все страну захлестнула волна митингов и манифестаций СА, требовавших изменения приговора в отношении убийц из Потемпе. Спустя 10 дней волнений Папен рекомендовал президенту заменить смертную казнь на пожизненное заключение. Правительство уступило нажиму нацистов, и приговор был изменен. Еще через 10 дней, 12 сентября 1932 г. состоялось первое заседание рейхстага. Нацистам удалось провести на должность председателя рейхстага Германа Геринга. Подавляющее большинство депутатов не поддержало Папена, и в конце заседания он предъявил рейхстагу подписанный президентом указ о его роспуске. Следующие выборы были назначены на 6 ноября 1932 г., спустя почти два месяца после роспуска парламента. Партии и Гитлеру опять пришлось с головой окунуться в предвыборную агитацию. Опять основная тяжесть агитации легла на плечи штурмовиков, в помощь которым было отряжено около 80 000 подростков из Гитлерюгенда. Исход выборов внушал нацистам серьезные опасения, они справедливо подозревали, что последние скандалы отпугнут от них некоторую часть избирателей. Поэтому Грегор Штрассер получил от Гитлера карт-бланш на использование социалистических лозунгов. Была официально провозглашена борьба против «клуба господ» и фон Папена. Слоганом агитации стал клич: «Против реакции!». В городах опять зазвучала старая строевая песня штурмовиков:

Пот на рабочих лбах, желудок же пустой,
Винтовку держим черной мозолистой рукой.
Так и стоим в колоннах, готовые к борьбе,
И только с кровью евреев свобода придет и к тебе.
Предвыборная кампания проходила в крайнем напряжении. По воспоминаниям очевидца событий Курта Людекке даже Гитлер находился на грани физического истощения.

2 ноября 1932 г. нацисты удивили многих. Они поддержали забастовку транспортных рабочих, организованную коммунистами. Впервые в истории красные фронтовики и штурмовики действовали сообща - ломали трамвайные пути, останавливали рейсовые авто и избивали штрейкбрехеров. В эти дни рабочие кварталы Берлина были украшены мирно соседствующими флагами КПД и НСДАП. Лидеры профсоюзов также впервые задумались о сотрудничестве с нацистами.

Выборы 6 ноября подтвердили самые худшие опасения нацистов. Партия потеряла более 2 000 000 голосов. Выборы укрепили позиции КПД и увеличили число сторонников Папена в рейхстаге. Однако спустя 11 дней после выборов, не правильно оценив ситуацию и прислушавшись к совету фон Шляйхера, канцлер подал в отставку. 19 ноября Гитлер был вновь приглашен к Гинденбургу, встреча прошла в более теплой обстановке, чем прежде: президент предложил фюреру возглавить коалиционное правительство, но Гитлер желал возглавить правительство с особыми полномочиями. Как и прежде, компромисс не был достигнут, и Геббельс записал в своем дневнике: «Революция снова стоит перед закрытыми дверями». В начале декабря 1932 г. Шляйхер доложил президенту о неспособности рейхсвера противостоять возможному нацистскому восстанию и предложил Гинденбургу свою кандидатуру на пост канцлера. Шляйхер планировал расколоть НСДАП путем сговора с ее левым крылом Грегора Штрассера.

После назначения Шляйхера на пост канцлера Гитлер узнал о переговорах коварного генерала и Грегора Штрассера. 5 декабря 1932 г. между Гитлером и Штрассером произошло бурное объяснение. Через два дня сцена повторилась, и Штрассер заявил о своем уходе с поста руководителя ПО НСДАП. Ее новым руководителем был назначен Роберт Лей, а оскорбленный Штрассер удалился на отдых в Австрию. К концу года кризисная ситуация в Германии достигла своего пика, количество безработных достигло уже почти 9 000 000 человек. Огромное количество предприятий прогорело, а еще большее количество стояло на грани разорения. Платежеспособность рядовых граждан стала равна нулю.

Вместе с тем, правоохранительные органы Германии продолжали преследование штурмовиков и членов НСДАП. По состоянию на конец 1932 г., за годы борьбы против членов НСДАП было возбуждено 40 000 уголовных дел, в общей сложности ее члены были осуждены на 14 000 лет тюрьмы и на 1 500 000 марок штрафов.[73]

Положение штурмовиков стало также критическим, в особенно бедственном положении оказались безработные штурмовики, жившие за счет скудных партийных субсидий. Спонсоры НСДАП, убедившись в неспособности Гитлера придти к власти, в значительной мере сократили свою финансовую помощь. По мнению современника событий Конрада Хайдена, текущая задолженность НСДАП достигла в это время 12 000 000 марок. Партию и СА покинули все случайные люди, присоединившиеся к движению в ожидании благ. Большую огласку получила история в Вуппертале, где 18 штурмовиков перешли в «Союз борьбы против фашизма».[74] Для того чтобы хоть как-то продолжать финансировать партию и СА, была осуществлена акция «Зимняя помощь» (нем. Винтерхилфе). Суть акции сводилась к банальному сбору пожертвований на улице. Деньги собирались в опечатанные кружки. Обязанность осуществлять сборы полностью легла на штурмовиков. Успех «Зимней помощи» был крайне незначительным, и собранных крох едва хватало на арендную плату за помещения. В конце года командир группы СА «Франкен» (земля Франкония) группенфюрер СА Вильгельм Штегманн и его доведенные до отчаяния штурмовики подняли мятеж против местного гауляйтера НСДАП Юлиуса Штрейхера, жившего по сравнению с ними в полном благоденствии. Однако волнения были подавлены в начале следующего года, а Штегманн лишился своего поста.

Похороны товарища

В начале января 1933 г. Шляйхер продолжал интриговать против Гитлера. На этот раз он связался с Ремом и постарался заключить с ним соглашение о мобилизации СА в случае агрессии со стороны Франции или Польши. Естественно, что Рем с радостью пошел на такое соглашение. Однако вскоре слухи о встречах Рема со Шляйхером достигли ушей Гитлера и 13 января 1933 г. он издал приказ по СА, в котором запретил фюрерам СА вступать в переговоры с членами правительства. Кроме этого Гитлер в очередной раз выступил против милитаризации штурмовых отрядов. Опять между двумя лидерами всплыли прежние противоречия.

К этому времени в рядах СА насчитывалось 500 000 человек, объединенных в 5 обергрупп СА, 18 групп СА, 58 унтергрупп СА и 234 штандарта СА.[75]

В январе 1933 г. на сцену политической жизни Германии вышли крупные промышленники и землевладельцы. Первые совместно с Папеном оказали помощь Гитлеру и НСДАП, а вторые начали давление на президента с целью снятия Шляйхера с поста канцлера. Престарелый Гинденбург не мог не прислушаться к мнению столпов немецкой промышленности и хозяйства. Результатом этого давления стало снятие Курта фон Шляйхера с поста канцлера 28 января 1933 г. К вечеру

У могилы соратника

29 января Гитлеру стало известно, что части рейхсвера в гарнизоне Потсдама были приведены в боевую готовность. Вероятно, Шляйхер планировал арестовать Гитлера и фон Папена. Реакция Рема была мгновенной: он приказал всем фюрерам берлинских штурмовиков привести свои отряды в боевую готовность. Однако ситуация осталась спокойной, и 0 января 1933 г. президент Гинденбург назначил на должность канцлера Германии Адольфа Гитлера, а Франца фон Папена - на должность вице-канцлера. Для НСДАП и Гитлера настал день триумфа.
Торжество идеи 1933 г

К вечеру 30 января 1933 г. весть о назначении Гитлера на пост канцлера облетела весь мир. По всей Германии начались стихийные демонстрации членов НСДАП, а в некоторых городах (к примеру, Липпе-Детмольд) началось целенаправленное избиение врагов и противников нацистской партии. Самое грандиозное шествие началось в 19.00 в правительственном квартале Берлина. В шествии участвовало более 25 000 берлинских штурмовиков и членов «Стального шлема». Численность СА к этому времени в Берлине - Бранденбурге составляла 32 000 человек. В Берлине они были объединены в 8 штандартов и 7 отдельных штурмбаннов (всего 137 штурмов), а в провинции Бранденбург - в 11 штандартов (всего 58 штурмов).

Каждый участник шествия держал в правой руке огненный факел, и при движении колонны создавалась видимость одной длинной огненной ленты. Колонны следовали от Бранденбургских ворот в направлении здания имперской канцелярии, на балконе которой марширующих приветствовали Гитлер, Геринг, Гесс и Геббельс. Эрнст Рем участвовал в шествии наравне со своими штурмовиками. Один очевидец этого марша утверждал, что штурмовые отряды шли не прусским «гусиным» шагом, а церемониальным шагом, принятым в австрийском полку «Хох унд Дойчмейстер».

Штурмовики в пивной

Новый кабинет министров начал создаваться в тот же день. Еще утром 30 января генерал Вернер Бломберг был назначен президентом на должность министра рейхсвера. Из нацистов в правительство вошли только Вильгельм Фрик как имперский министр внутренних дел и Герман Геринг, занявший аналогичную должность в земельном правительстве Пруссии и должность министра без портфеля в имперском правительстве. 31 января было объявлено об очередном роспуске рейхстага, новые выборы были назначены на 5 марта 1933 г. Через несколько дней, 4 февраля президент подписал предложенный Гитлером закон «О защите немецкого народа», разрешавший властям запрещать митинги и ношение партийной униформы, а также газеты, публиковавшие антиправительственные статьи. Сразу после принятия закона по распоряжению Гитлера было закрыто около 10 газет, но правда, позже запреты были аннулированы решением суда. 10 февраля один из лидеров КПД Вильгельм Пик, выступая на похоронах трех убитых коммунистов, призвал всех рабочих к консолидации с целью борьбы. Тем временем в Германии усилилось преследование политических противников. Так, 12 февраля в Эйслебене штурмовики разгромили здание центрального комитета КПГ, а спустя еще 10 дней сорвали собрание партии Центра в Крефельде.

Митинг «Рот фронта»

Опьянение властью испытывали и политические рукодители. Вюртембергский гауляйтер Вильгельм Мурр предостерегал несговорчивых врагов: «Новое правительство будет жестоко подавлять всякие попытки противодействия. Мы не говорим «око за око, зуб за зуб», нет; кто нам выбьет глаз, тому мы оторвем голову, а тому, кто выбьет зуб, мы свернем челюсть».[76]

По иронии судьбы диктат новой власти начался не с Баварии, бывшей колыбелью нацизма, а с Пруссии. Свежеиспеченный министр Пруссии Геринг развил бешеную организаторскую деятельность. Для начала он заменил весь руководящий состав министерства фюрерами СА и даже ввел в состав министерства на должность комиссара оберфюрера СС Курта Далагю. 17 февраля Геринг велел прусской полиции «установить отношения наилучшего взаимодействия» с СА, СС и «Стальным шлемом», а также упростил правила применил оружия полицейскими. Через пять дней своим указом Геринг образовал в Пруссии вспомогательную полицию «национальных формирований». Общая численность вспомогательной полиции составила 50 000 человек, из них штурмовики составили 25 000 человек, эсэсовцы - 15 000 человек и 15 000 - члены «Стального шлема». 24 февраля прусская полиция заняла здание ЦК КПД и якобы нашла в нем большое количество компрометирующих коммунистов материалов.

Теоретически Рем считался главой вспомогательной полиции, как начальник штаба СА, и даже издавал инструкции по внутренним уложениям этой полиции. Одна из них гласила, «что вспомогательный полицейский в первую очередь остается членом СА или СС. Я прошу четко довести это до сведения находящихся во вспомогательной полиции руководителей и членов СА и СС».

На следующий день, 25 февраля, в темное время был подожжен берлинский дворец, на верхних этажах которого располагались правительственные канцелярии. Находившиеся внутри здания пожарные быстро потушили пожар и обнаружили следы поджога. Еще не утихли пересуды по поводу этого случая, как произошел новый. Вечером 27 февраля 1933 г. загорелось здание рейхстага. К моменту прибытия пожарных огонь распространился по всему зданию. Когда пожарным и полиции удалось проникнуть в здание, их взорам предстал безумный полуголый гражданин Нидерландов Маринус ван дер Люббе. Поскольку он был единственным задержанным, то и основные подозрения в поджоге легли на него. В ходе следствия выяснилось, что подозреваемый был членом коммунистической партии Нидерландов и прибыл в Германию в середине февраля 1933 г. Выяснилось также, что это он совершил поджог берлинского дворца 25 февраля, а также в этот день попытался поджечь ратушу Шененберг и здание республиканского благотворительного фонда в Ноекельне.

Совершенно очевидно, что голландец был невменяемым и вряд ли отдавал себе отчет в своих действиях. Позже по подозрению в участии в поджоге рейхстага были арестованы трое болгарских коммунистов во главе с Георгием Димитровым и еще один их немецкий товарищ. Желание Гитлера взвалить вину за поджог рейхстага на всех европейских коммунистов стало переломным моментом в деле. Умелая защита Димитрова опровергла выдвинутые против него и его товарищей обвинения, а его колкие вопросы не раз выводили вызванного в качестве свидетеля Геринга из себя. Возможно, несостоятельность обвинений против деятелей коммунистического интернационала и породила мысли о виновности в поджоге рейхстага самих нацистов. Виновность ван дер Люббе в поджоге, на мой взгляд, не вызывает никакого сомнения, но с другой стороны, ни следствие, ни суд не смогли установить его сообщников, а выполнить поджог в одиночку было невозможно.
Политисеские солдаты Гитлера

Гитлер

Previous post Next post
Up