(no subject)

May 30, 2016 12:18

Дождь, дождь - вчера вечером на дорожке вдоль леса он глушил скрипящие по мокрой земле шаги, отделял туманной занавеской от улицы.

Утром мы с Сашкой, у которой на всеобщую радость в Туре была конференция, принесли с рынка рыбу да черешню, да всякое-якое, и целый день сидели дома, да болтали-болтали...

А потом Сашка приготовила на ужин блюдо, не пожелавшее фотографироваться, когда я раз в жизни решила запечатлеть еду-красавицу - блюдо, которое Бегемот окрестил Полифалом - из запечённой со спаржей рыбы вверх решительно и торжественно, но всё ж не упираясь в потолок, торчали спаржиные хуи!

***
И сегодня дождь, и вчера. И горький запах мокрой травы, и плюхнуло автобусное колесо в необъятную лужу, и китовый фонтан брызнул вверх.

Умерла в 18 с половиной лет Машкина кошка Катя, Яшкина кошка Катя. На меня смотрела в мои редкие приезды презрительно сощуренным взглядом и на руки не шла. Кошка - долгожительница, кошка, которая на дачу ездила не в котиной коробке, а вольно, как собака...

***
Май-июнь - когда вечерний свет до темноты ещё плывёт, и рвётся ото всюду зелёное - не то длинное, что висит в гостиной, а живое с каждого клочка земли, и коровы, взбрыкивая, носятся по лугам, когда после зимы их выпускают наконец на траву, и ещё они не привыкли к воле... И тополиный пух...

«как на луг в мае, как на луг, по которому ходят женщины и кони». И ослы, и коровы, и одуванчики, и собственная жизнь, о которую трёшься щекой...

бумканье, котиное, дневник, эхо, Машка, еда

Previous post Next post
Up