(no subject)

Jan 23, 2015 14:52

Когда читаешь утреннюю лекцию, ощущая расцарапанное недопрошедшей простудой горло, а потом не идёшь в бассейн, потому что в холода колготки под джинсами, и неохота нудно раздеваться, и придумываешь глупый предлог, чтоб не идти завтракать, потому что болтать тоже лень, и вдруг срываешься из-за компа, потому что жрать хочется, и отправляешься за каким-нибудь бутербродом, - а ничего тогда...

Просто наворачиваешь круг по улицам под белым ярким морозным небом, где невнятно просвечивает белое солнце января, мимо того дерева, которое расцветёт первым, то самое, где «и листом ли станет почка эта, или в ней скрывается цветок?»

Мимо яблони, с которой осенью посыплются яблоки на деревянный щелястый стол...

И что, и что? Непрочитанные книги, зияющие дырки незнаний, «простые люди древней Италии», гвельфы и гибелины, литературное наследие, жил да был, оставил слова - ещё жил, ещё был, и слова уже жили да были...

И решето памяти - открыла вчера откуда-то с полки взобравшуюся на стул нашу литпамятниковскую книжку - года три в обнимку с Сильвией Плат жили, не расставаясь, - а помню, оказывается, не все разобранные с мясом стихи...

Летит по небу баклажан у Антониони - кружатся в небе «все записки, и все цветы, которых хранить невмочь», - планируют, опускаются, хорошо, если в руки...

И прижавшись лбом к окну в офисе, глядя на нежно-зелёные серёжки на орешнике, думаю, что утром по France cul сказали: завтра международный день подсчёта птиц, и если у вас зимняя тоска, и вы прижимаетесь лбом к стеклу и глядите на улицу, такая, в сущности, ерунда, - идите в ближайший сад и запишите, кого вы там встретите.

И вдруг увидеть под деревом огромного рыжего кота - не было, и вот...

бумканье, переводы, Васька, Плат, из окна, дневник, стихи, эхо

Previous post Next post
Up