Картинки с выставки. Часть 2.

Nov 22, 2019 14:08

Стенд №4



Фото 10:


Очень часто эту фотографию выдают за фото снятое на одном из кораблей «флотилии Старка»
во время эвакуации осенью 1922 г.
Однако это не так.
Фотография сделана 15 февраля 1916 г. на борту французского п/х «ГИМАЛАИ» («HIMALAYA»)
в порту Дайрэн (Дальний). На ней офицеры 1-ой Особой пехотной бригады.
Серию фотографий погрузки бригады на транспортные суда для следования в порт Марсель
можно посмотреть по ссылке:
https://lot1959.livejournal.com/50459.html

Там же и полный разбор этой фотографии.
Фото в необрезанном виде:



По этой же ссылке рекомендую посмотреть первый видеоклип.
Зря что ли я его клеил?:)))

Фото 11:


Спорить с устроителями выставки не буду, вполне возможно что это порт Фузан (Пусан). Пусть будет так.
Тогда к тексту, приведённому на фото:
«В Фузане (Пусане) представители Советской России предложили Старку вернутися во Владивосток, в обмен на встречу с семьёй. Старк отказался.»,
дам небольшой комментарий, тоже цитата:
«Советское руководство действительно стремилось вернуть корабли и использовало для этого любую возможность. В Фузан со специальной миссией был направлен один из бывших сослуживцев адмирала Старка - В.А. Белли. Позднее об этом событии воспоминал сын адмирала Б. Старк: «Году в двадцать первом - двадцать втором Михаил Иванович Калинин направил моему отцу послание с предложением вернуть все корабли назад, вернуться всем офицерам и матросам и таким образом закончить эту «головоломку». Чтобы выполнить эту миссию он выбрал одного из папиных сослуживцев - Владимира Александровича Белли.
В это время семья адмирала - жена Елизавета Владимировна Старк (Развозова) и дети Блрис и Татьяна - находились в Петрограде. В.А. Белли навестил семью и предложил что-нибудь передать, так как знал, что адмирал Старк уже восемь лет не имел сведений о семье. Между тем семья жила очень тяжело. Жена первоначально работала в Морской академии, однако открывшийся туберкулёз не позволил продолжить работу. Тогда девятилетний сын Борис пошёл работать рассыльным. Удивительным образом ему удавалось содержать семью. Жена и дети сфотографировались, «как три солдата в полный рост, чтоб было видно, какими мы стали за это время, что папа нас не видел», и отправили фотографию с Белли.
Б. Старк написал о встрече двух сослуживцев: «И вот Белли поехал... Встретились они дружески, очень обрадовались. Мне и папа рассказывал об этом в Париже, и Владимир Александрович, когда вернулся в Петроград. Одно и то же сказали: «Мы оба не знали, захочет ли он мне руку протянуть», - и папа не знал, захочет ли Белли с белогвардейцем общаться, и Белли боялся, захочет ли папа говорить с представителем большевиков». Жена Старка успела получить известие от мужа, когда он уже был в Париже, но положение её было настолько безнадёжным, что ехать она не смогла и вскоре умерла. Дети же впоследствии выехали во Францию.
Сам Г.К. Старк тоже вспоминал об этой встрече: «Однажды утром ко мне в гостиницу, где я остановился на два дня, прибыл бывший старший лейтенант флота Белли и, отрекомендовавшись представителем советской миссии в Пекине, предложил мне от имени Иоффе вернуться с флотилией во Владивосток, обещая полную амнистию, соединиться с моей семьёй и хорошее вознаграждение. С негодованием отвергнув это предложение, я, помятуя свои прежние хорошие отношения с Белли, служившим со мной на «Авроре» и в Минной дивизии и в моём Штабе, предложил ему немедленно покинуть Фузан во избежании для него плохих последствий».
В.А. Белли тоже не обошёл молчанием эту встречу и описал её в своих воспоминаниях. Направленный в Китай в качестве постоянного морского эксперта, он получил задание от комиссара Военно-морских сил В.И. Зофа встретиться с Г.К. Старком и уговорить последнего вернуть корабли и самому вернуться в СССР, обещая полную амнистию ВЦИК. Как писал В.А. Белли, «я охотно брался за выполнение этой задачи, так как считал не только неправильным увод этих судов за границу, но и совершенно нелепым предприятием». Важным для Белли было и то, что он знал о тяжёлом положении семьи Старка, оставшейся в Петрограде, и был убеждён в необходимости восстановить таким путём семью, «которая раньше была очень дружной».
Прибыв в Фузан, В.А. Белли встретил Г.К. Старка на набережной, и они прошли вместе в гостиницу, где Владимир Александрович изложил цель своего посещения.
Однако ответ Старка был категоричным. В изложении Белли он звучал следующим образом: «Вы знаете, что я не служил ни одного дня у красных. С оружием в руках я воевал на стороне Колчака. Вы должны понять, что я не могу вернуться в Россию».
Примечательно, что учитывая все изложенные выше обстоятельства, в том числе личные, безусловно важные для самого Старка, Белли его не осуждает, лишь ограничивается коротким замечанием: «На этом мы распрощались, что бы никогда больше не встречаться».
Таким образом, миссия Белли, возложенная на него советским руководством, осталась невыполненной. Адмирал Г.К. Старк отмечал, что это была не единственная попытка советского руководства вернуть флотилию. Требования передавались как по радио, так и через японские власти. Однако он на них не отвечал и запретил давать советской стороне какие-либо квитанции на этот счёт.»
Е.Н. Наземцева Сибирская флотилия в Шанхае: проблема «Белого наследства» в советско-китайско-японских отношениях на Дальнем Востоке (1922-1926 гг.)
Военно-исторический журнал №5, 2015.
Стр. 62-63.

Фото 12:


И так и сяк смотрел, сложно понять что там -
международный скандал, или прижатая к берегам флотилия:)



Стенд №5



Фото 13:


Корабль на фотографии не был ни продан, ни отремонтирован в иностранном порту.
Он погиб 14 августа 1904 года за 18 лет до описываемых событий.
Это броненосный крейсер I ранга «РЮРИК».


http://tsushima.su/RU/shipsru/shipsrussiaru/shipsrussiabronru/shipsrussiabronbrkrru/rurikru/rurikruphoto/

Фото 14:


Это тоже «РЮРИК».


http://tsushima.su/RU/shipsru/shipsrussiaru/shipsrussiabronru/shipsrussiabronbrkrru/rurikru/rurikruphoto/

Фото 15:


На фотографии минный транспорт Владивостокского крепостного минного батальона «БАТАРЕЯ».
В 1922 г. она входила в Сибирскую флотилию, но уже как канонерская лодка
и участвовала в эвакуации беженцев из Приморья.
Странно, но в тексте об этом ни слова, да и фотография относится к 1908 г.



«БАТАРЕЯ» на достройке в С-Пб. 1908 г.
Забытый военный флот России :
[крепостной флот Военного Ведомства, постройки 1860-х - 1918 гг.]
/ Р. В. Лапшин, А. В. Коробейников. - Ижевск :
Иднакар, 2013. - 276 с.
Фото со стр. 184.

Стенд №6



Фото 16:


На фотографии начала ХХ века форт Сантьяго в Маниле (Филиппины)
Непонятный выбор фотографии ни имеющей ни какого отношения к походу «эскадры».


https://www.pinterest.ru/pin/402579654170164401/visual-search/?cropSource=6&h=331&w=530&x=16&y=10

Фото 17:


На фото буксир Добровольного флота «ДИОМИД», за ним буксир «ПРОВОРНЫЙ».
Снято в бухте Диомид в 10-ых годах ХХ века.



Буксир «ДИОМИД» Доброфлота (у пристани) и «ПРОВОРНЫЙ» в бух. Диомид.
Белый флот Гражданской войны. Часть 1.
/ Лапшин Р. В., Коробейников А.В. Ижевск: Иднакар, 2014. 300 с.
ISBN 978-5-9060278-7-0
Фото со стр. 269.

На «ДИОМИДЕ» хорошо читается флаг Добровольного флота с Императорской короной.
После февраля 1917 г. никакой короны на флаге уже не было.



Фото 18:


На фотографии морской буксир «А.А. ТРАПАНИ», приписанный к Одесскому морскому торговому порту.


https://fleetphoto.ru/vessel/87537/

Оформитель выставки взял фотографию буксира из этого источника,
он там под №5 и немного ошибся.



«СВИРЬ» на картинке под №3.



Продолжение следует.

Кликабельно.

Однако, Владивосток, Гражданская война в России, Корабли

Previous post Next post
Up