В репрессиях Путин превзошел Сталина

May 02, 2019 10:00



Как ни удивительно, но размах политических репрессий путинского режима превысил масштабы чисток «врагов народа» в сталинские времена. Не по количеству трупов, но по достигнутому эффекту. Кстати, именно это в последнее время вызвало какой-то безумный всплеск сталинофобии в гнилой либеральной тусовке. Что-то слишком яростно они принялись клеймить сталинизм, визжать о 20 миллионах умученных в гулагах и сраться с совкодрочерами в коментах на тему «не допустим ренесанса красного людоедского режима!».

Это в них липкий страх играет. Боятся они, разумеется, не Сталина. С тем же успехом можно бояться Чингисхана или Калигулу. Они испытывают ужас перед путинскими орками, которые могут любого схватить, запытать до смерти, посадить в лагеря на годы, раскулачить. Нынешний рэкет в отношении коммерсантов - это то же самое раскулачивание, с той лишь разницей, что 90 лет назад зерно и скотину у кулаков отжимали в «закрома родины» в счет выполнения колхозом плана, а сегодня - в офшорные общаки. Но поскольку гламурная столичная либерастня в массе своей слишком дристлива, чтобы бороться с путинизмом, она начинает сублимировать свой страх в ритуальном кидании какашек в мертвого Сталина. Это и есть эффект, который достигнут путинскими репрессиями.

image Click to view



Очень показателен в этом отношении проект Дудя Колыма - родина нашего страха. Количество просмотров впечатляет - 10 миллионов за неделю. Это говорит о том, что меседж ложится на унавоженную почву. Мальчик-мажор, который даже в автозаке ни разу не уехал с навального митинга, стращает нас ужасами Гулага, и миллионы(!) хомячков с замиранием сердца ему внемлют, лайкают и репостят. Причина одна - хомячки до усрачки запуганы именно путинскими репрессиями. Ведь Сталин-то точно не воскреснет, чтоб навешать им люлей, а идейные сталиноиды, средний возраст которых 70+ к власти точно не придут. Кстати, что характерно, именно эта категория граждан является ядерным электоратом Х…йла.

Посмотрел я дудевый фильм про Колыму и осталось у меня очень пакостный осадочек. Что ж ты, сука лощеная, так возмущаешься тем, что по данным ВЦИОМ (опрос за октябрь 2018 г.) половина молодых людей от 18 до 24 лет никогда не слышала о сталинских репрессиях? Ну, да, телевизор они не смотрят, на уроках истории в школе их тошнит от маразмо-патриотизма, который им скармливают с лопаты. А ты-то сам слышал что-нибудь о путинских репрессиях? О тех самых, которые вот прямо сейчас творятся. Ты знаешь о том, как работает пыточный конвейер в подвалах Лубянки сегодня? Ты, блять, конечно, герой просто ниипатца - целых полчаса смаковал челюсть, которую Королеву на допросах сломали в 1938-м. А слабо к себе на поговорить пригласить того, кто выжил после допросов в тюменском УБОПе или ОРЧ. Они такие подробности расскажут - у тебя волосы на лобке поседеют. Не, дружок, твой профессиональный потолок - параметры полового органа с Киселем обсуждать.

Чувачок, ты так гневно обличаешь «старшее поколение». Даже до историософских обобщений воспарил: «Я всегда думал: откуда у старшего поколения этот страх, это стремление мазать все серой краской? Почему они боятся, что даже за минимальную смелость обязательно прилетит наказание? Моя гипотеза: этот страх зародился еще в прошлом веке и через поколения добрался до нас». ОК, допустим, все так и есть. Проклятый Сталин старшее поколение запугал до усрачки гулагами, поэтому старшее поколение - отстой. А ты типа высоконравственный гражданин, представитель первого непоротого поколения, властитель дум столичных либеральных мажоров, матерый хипстер и смельчак.

И вот ты, такой модерновый, свободолюбивый и умный вдруг ни с того ни с сего решил отвлечься от делания лавэ на попсухе-желтухе и снять высокодуховный фильм о политических репрессиях 80-летней давности. Хорошо, молодец. Но если ты истинный художник, что ж ты даже намеком не провел аналогии с днем сегодняшним? Слышал что-нибудь про метафоры и аллюзии, про эзопов язык? Ну, вот хотя бы таким образом вторым слоем мысли упаковал. Уж кто-кто, а я бы их считал. Но нет, Дудь - такое же трусливое и лицемерное чмо, как и то «старшее поколение», которые он высокомерно осуждает. Эк ты заковыристо в конце загнул: мол, надо понять кровавое прошлое, чтоб оно больше никогда не повторилось. Але, братан, да это прошлое уже давным-давно повторилось. Настоящее, суко, с каждым днем становится все более прошлым и кровавым, пока ты смело борешься с тенями минувших веков, трусливый урод!

Объясняю механику политических репрессий на пальцах. Вообще само слово «репрессия» (лат. repressio - подавление, угнетение) связано именно с политическим гонениям. Никто же не говорит «меня репрессировали за кражу со взломом», в то время как если речь идет о репрессиях за лайки и репосты, все безошибочно понимают контекст. Как постулирует российский исследователь Михаил Степанов, политические репрессии по своей природе «являются порождением неправового государства, служат неправовым целям и являются составляющим компонентом «закрытого общества» любого тоталитарного политического режима. Выступая в качестве инструмента текущей политики, они регулируются исключительно интересами правящего режима и могут быть внезапно востребованы и так же внезапно отменены» (источник).

Великолепно сказано! Цель репрессий - посеять в обществе иррациональный страх. И это - ЕДИНСТВЕННАЯ их цель. К преступлению и наказанию репрессии не имеют ни малейшего отношения. Ведь Уголовный Кодекс никого не пугает. Всякий вор знает, что если он совершит мелкую кражу - получит пару лет условно, если кражу со взломом - ему грозит до пяти годков казенного дома. Если это и вызывает страх у воришки, то рациональный, контролируемый. Преступник идет на осознанный риск, надеясь, что фартанет и его не поймают. А если поймают, то не докажут. А если докажут, то не все.

Политические же репрессии ВСЕГДА осуществляются в неправовом поле, вне зависимости от того, апеллируют карательные органы к статьям УК, или действуют по-беспределу. Поэтому потенциальная жертва режима никогда не знает, что нужно сделать, или чего не делать, чтобы не попасть под раздачу. Человек не может оценить риски и ими управлять. Он не может формировать адекватную модель поведения, сообразуясь с объективной угрозой со стороны властей. Навальному можно полоскать высокопоставленного мафиози Димона, издеваться над придурком Золотовым и с него, как с гуся вода, он, отбывая наказание условно, может спокойно разъезжать по заграницам. В то же время к беглому маргиналу-блогеру Аркаше Бабченко посылают банду киллеров. Организаторам несанкционированного митинга выписывают штраф, а случайному прохожему, вышедшему из метро в момент разгона ОМОНОМ сборища несогласных, ломают ребра и отправляют на три года на нары за «нападение на сотрудника». Где логика, б…ять?

В политических репрессиях НИКОГДА нет и не может быть логики, системы, писанных или неписанных правил. Именно это рождает липкий, парализующий сознание страх. Только абсолютная бессмысленность политических репрессий вызывает оцепенение в обществе. Еще один очень характерный для политических репрессий момент - караются не только политические противники власти, реальные или мнимые, но и их близкие. В этом есть свой расчет: даже самых безбашенного «чегевар» сильно демотивирует страх подставить под удар своих родителей, жен, детей. Что уж тут говорить про маленького человека, чья хата всегда с краю?

В сталинские времена этот механизм веерного наказания родственников был использован, пожалуй, самым масштабным образом за всю историю человечества. Статус ЧСИР (член семьи изменника Родины) означал пожизненное клеймо и поражение в правах даже в том случае, если человек оставался на свободе. Впрочем, право остаться на свободе надо было еще заслужить путем ритуального отречения от своего родича, дав против него показания или став стукачем. Судьба прочих ЧСИР была незавидной: малолетних детей отправляли в сиротские спецучреждения, взрослых - в лагеря. Существовали даже специальные зоны для жен репрессированных, один из них - знаменитый А.Л.Ж.И.Р. - Акмолинский лагерь жен изменников Родины.

Ровно те же методы применяются и путинскими псами сегодня. Ну, слава богу, пока еще детей из семей массово не изымают, хотя, как точечный инструмент против гражданских активистов, этот прием применяется. И спецлагеря для жен «террористов» пока еще не вошли в обиход. В остальном нынешнее мусорье ни в чем не отстает от карателей ежовской эпохи. Я на одной пересылке встречал полтзека-мальцевца, который имел неосторожность пару раз лайкнуть посты известного персонажа, призывавшего выйти на прогулку 05.11.17. Известный персонаж, кстати, отделался легким испугом и ныне пребывает в почетной эмиграции, что подчеркивает изощренную карательную избирательность погононосных путинских мразей.

Так вот, этот зек (имени не помню, тюремная погремуха - «Лес») рассказывал, что его родственники очень бодро дали против него показания следакам, которые с милой улыбочкой объяснили его жене и сыну-студенту: мол, на «неправильные» сайты осуществлялись выходы с их домашнего IP-адреса, и потому они легко могут покарать всех проживающих в квартире. Но если они немного помогут следствию, то можно отделаться малой кровью.

Теперь о самом главном. Почему я утверждаю, что плешивое Х…йло превзошло Сталина в раздувании репрессий, если суммарное число жертв режима нынче исчисляется, самое большее, десятками тысяч, в то время как в 30-е годы карающий меч режима нежно прошелся по головам миллионов людей? Все на самом деле просто: эффект репрессий выражается в уровне страха, которым пропитано массовое сознание. Объемы страха на самом деле можно рассчитать достаточно точно и выразить в конкретных цифрах. Но я не буду нагружать вас громоздкими формулами, опишу все простыми словами.

Что нужно сделать, чтобы испугать лично вас? Если мусора забьют до смерти схваченного на митинге студентика Васю, вас это разве испугает? Ведь в официальном пресс-релизе гестапо будет указано, что задержанный наркоман умер от передоза, а гематомы на голове от того, что он сам упал, потеряв сознание. Да и с чего вы вообще узнаете, что где-то там, в каком-нибудь Мухосранске, зверье в погонах запинало насмерть юного фаната Навального? По ТВ об этом не скажут, в СМИ не напишут. Смерть бедного Васи потрясет только его родственников, друзей, одноклассников, то есть тех, кто знает его близко, кто осведомлен о его политических взглядах и способен выстроить причинно-следственные связи между этими взглядами и смертью «от передоза» в застенках. Данный круг составит человек 30-50 от силы. На остальных эта казнь не окажет никакого воздействия. Таким образом, чтобы запугать 150 миллионов людей, псам режима придется убить или упрятать за решетку минимум три миллиона - каждая жертва парализует страхом 50 человек, оставшихся живыми и на свободе. Расчет верен?

Нет, подобная арифметика была верна лишь до наступления эпохи соцсетей, создавших принципиально новую систему коммуникаций в обществе, расширившую круг общения всякого индивида. Именно благодаря им мы, во-первых, узнаем из френдленты о том, что нас никак напрямую не касается, то, о чем мы никогда не получили бы достоверной информации. Во-вторых, благодаря вирусному эффекту возникает впечатление значимости вполне частного события. Ведь человеку, по большому счету, все равно, что стало причиной его смерти - автобус его задавил или пьяный мент убил в автозаке. Но смерть в ДТП никогда не станет причиной миллионов репостов в соцсетях в отличие от второго случая. Наконец, то, что пользователь Фейсбука переживает чью-то трагедию в онлайн-режиме, вызывает эффект эмоциональной сопричастности даже у тех, кто не был знаком с жертвой политических репрессий в оффлайне. Какая эмоция рождается у вас первой, является самой яркой и долгоиграющей - ненависть, гнев, сострадание, чувство чудовищной несправедливости, стремление отомстить убийцам?

О, не льстите себе. У 99% обывателей возникнет одно чувство - липкий страх и гаденькая радость от того, что ты мог случайно оказаться на месте убитого, однако пронесло. И более - ничего. Именно соцсети стали тем резонатором, который усиливает парализующий эффект от путинских политических репрессий в тысячи раз. Поэтому нескольких сотен репрессированных в год вполне хватает для поддержания в массах нужного уровня страха. Да, в случае масштабного бунта в полном соответствии с законами массовой психологии соцсети начинают генерировать не страх и апатию, а гнев и звериную ненависть, но пока русскому быдлу до состояния бунта - как пешком до экватора. В Кремле наивно полагают, что в нужный момент просто отключат соцсети - и затушат бунт в зародыше. Именно эту задачу путирасты пытаются решить путем создания Чебурнета как раз к следующим выборам Х…йла. Дебилы, шо с них взять…

Я хорошо помню времена расцвета перестройки, когда началась шумная борьба со сталинизьмой, пресса и ТВ со смаком рисовали лютый ад, в котором жили простые совейские людишки. Мать спрашивала моего деда: неужели и правда люди в 1937 г. со страхом ложились спать, вздрагивали от каждого шороха, ожидая стука в дверь энкэвэдэшников? Он ответил в таком духе: «Мы были людьми простыми, что называется, от сохи, жили в маленьком городке, на кой нас было арестовывать? Мы и понятия-то не имели про массовые репрессии. Да, в газетах читали про шпионов, про врагов народа и вредителей. В школе в учебниках истории закрашивали черной тушью портреты Тухачевского и прочих изменников Родины. Но нас это никак не касалось. В классе у нас учился парнишка, у которого отца арестовали - все как положено, ночь, «воронок», обыск, арест, тюрьма, срок. Но сел он за растрату, а не за политику».

Вообще-то у него арестовали деда в период борьбы с кулачеством и тот умер в тюрьме, если верить официальной справке, так и не будучи осужденным. Но мой дед в то время был мальцом и вряд ли это могло произвести на него сильное впечатление. В повседневной же жизни никакого страха он не испытывал, потому что его семью, родственников, друзей репрессии не коснулись. В 1944 г. деда призвали в армию, он учился в летной школе, потом летал на штурмовиках и стратегических бомбардировщиках, закончил академию им. Можайского, был летчиком-испытателем I класса, служил в элитном НИИ ВВС им. Чкалова. Его карьере нисколько не помешало то, что его отец пропал без вести в 1942 г., то есть теоретически мог быть живым и проживать в стране вероятного противника. Особисты, конечно, его родословную изучили очень плотно, но этот факт никаких последствий для него не имел ни при Сталине, ни после его смерти.

А вот я могу сказать, что меня политические репрессии очень даже коснулись. И дело даже не в том, что меня лично промариновали пару лет в гулагах за неправильные мысли. Это, кстати, никакого страха во мне не прибавило. Коли оный и был (хотя я не замечал), его полностью вытеснила здоровая ненависть к путинскому зверью-мусорью, стукачам-НОДовцам и прочей подментованной швали. Я называю ненависть здоровым чувством, потому что я - морально здоровый человек, не совок, не холоп, не православнутая овца. Если нормального человека гнобят, то здоровая реакция может быть только одна - желание отомстить гнидам.

Всякие демагоги-психологи учат, что негативные эмоции разрушают психику и здоровье. В тюрьме все наоборот: чтобы быть в тонусе, надо испытывать злобу. Чем больше внутри злобы - тем меньше в тебе апатии, страха, жалости к себе и прочего соврешенно ненужного депрессивного шлака. Злоба должна быть, разумеется, контролируемой, «холодной». Начинает какой-нибудь о…уевший опер по мне свою программу отрабатывать, жути нагонять. А я ему спокойненько так, с ухмылочкой: «Давай, покуражься напоследок». Он в непонятках, нестандартная реакция у з/к Кунгурова на запугивание, лупетки свои таращит, губешками шлепает. А ему: «Скоро наступит веселое время, я лично приеду хоть из Австралии, тебя над землей приподнять на нюрнбергском галстуке». Опер в истерике, а у меня сразу настроение повышается, как только представлю эту тварь, болтающуюся на суку. И, таки да, не сомневайтесь, приеду.

Многие участливо спрашивали меня после того, как я откинулся: как ты там все это переносил, ведь страшно же… Я, честно говоря, сначала не въезжал, о чем они. Теперь понимаю: это ИМ БЫЛО СТРАШНО, когда они в прессе читали, как меня в ШИЗО мусора гнобили. Они себя мысленно ставили на мое место - и боялись еще больше. Именно в этом и заключен смысл политических репрессий! Любой враг государства, которого фашисты прокатят по гулагам, врагом быть не перестанет. Наоборот, он становится матерым, лютым и безжалостным врагом. Для режима от этого один вред и расход казенных денег. Полезный же для кремлесук выхлоп заключается в том, что тысячи обывателей, которых репрессии не коснулись, отныне ходят с полными штанами ужаса, они морально раздавлены, опущены, разобщены и демотивированы. У них одно желание - забиться в норку и не отсвечивать. Вот такое быдло Путину и нужно! Что сделают даже 100 тысяч озлобленных политзеков, если, выходя на «свободу» они оказываются в вонючей клоаке из десятков миллионов трясущихся от страха унтерменшей? Из искры не возгорится пламя, если нет сухого хвороста. А жидкое говно не загорится никогда.

Так вот, я сейчас абстрагируюсь от упомянутого факта моей биографии и помыслю себя обычным обывателем, живущим в реалиях сегодняшнего Ебанатория. Чтобы я пропитался страхом, режим должен репрессировать хотя бы одного человека из моего ближнего круга, кого я знаю лично, про кого точно могу сказать, что его посадили ни за что. В среднем у человека это близкое окружение составляет 50 человек. У меня из числа тех, кого я знаю лично, посадили пятерых! Да, надо сделать поправку на круг общения: меня, как нормального человека тянет к себе подобным. С быдлом я не знаюсь. И круг общения у меня несколько шире обычного. Но пятеро репрессированных - это конкретный такой перебор! И не надо мне рассказывать, что при Сталине сажали скопом, и в 1937 г. из моих знакомых одна половина сидела бы, а другая - уже лежала. И сегодня бы половина их сидела, не будь граница щелястой. Знакомых политэмигрантов, бежавших от преследования путинских гестаповцев, я насчитал восемь человек. Это я не беру в расчет тех, с кем познакомился после того, как…

Так что с размахом репрессий в Раше сегодня все ОК. При Сталине крови было больше, а вот страха и его производной - апатии - куда меньше. Кто действительно жил в страхе - это элита. Вот там, действительно, репрессии осуществлялись концентрированно, квадратно-гнездовым методом. И это все имеет довольно простое рациональное объяснение. (Продолжение следует).

история, сталинизм, путинизм, репрессии, быдло

Previous post Next post
Up