Песенка манекенов (фокстрот по картинке Алисы Юфа)

Dec 25, 2019 05:23

Завершается очередной потерянный для страны год - тяжёлый, унылый и в общем-то бесплодный. Настоящее по-прежнему тускло, будущее - туманно. Но всё же в преддверии Нового года многим хочется верить в добрую сказку, в радостное чудо. В общем, идя навстречу этому невысказанному, но довольно массовому пожеланию, попробую посильно откликнуться на него.

21 октября 2018 г. Алиса Юфа разместила в Сети очередную картинку, на которой запечатлела дом 21 «а» на углу Садовой улицы и Банковского переулка. Вот она:




В ту пору в помещениях окнами на Садовую располагался салон свадебных платьев. Соответственно и витрины были заняты нарядно одетыми манекенами - иногда безголовыми, но чаще всё же с головами. Магазин находился там уже более 20 лет. Примерно за год до появления Алисиной картинки, 23 августа 2017 г., в телепередаче «Петербургский дневник» вышел небольшой интересный репортаж об этом доме под названием «Дом Новицкого»:

https://topspb.tv/programs/stories/464807/

Ну а Алиса с присущим ей талантом сумела запечатлеть не только уличную сценку, но и колоритных обитательниц магазинной витрины. На их пластиковых лицах была написана неподдельная печаль, если не сказать отчаяние. Похоже было, что многолетняя круглосуточная вахта в витрине вызывает у них глубокую депрессию и желание сбежать куда-нибудь. Судя по количеству полученных одобрений, в этой картинке и вправду было что-то такое, что задевало зрителя за живое.

А в марте 2019 года стало известно, что витрины опустели. Салон съехал, а в помещениях водворилась букмекерская контора. Её клиенты, надо полагать, тоже порою испытывают радость, но радость эта явно иного свойства, чем радость невест, женихов и их родственников, предвкушающих свадебное торжество. Но как знать - может быть, произошло чудо, и манекены, оставленные ненароком без присмотра, и впрямь разбежались кто куда в своих пышных нарядах? А там и салон закрылся.

В общем, это событие побудило меня внимательнее вглядеться в прошлогоднюю картинку, успевшую стать не просто художественным произведением, но и документом эпохи. Мне захотелось немножко развить намеченную художницей тему. Итогом стала очередная паразитическая песенка (69-я по общему счёту, а если учитывать только те, что посвящены Алисиным картинкам, то 11-я). В качестве музыки была избрана мелодия песенки «Лишь раз бывает» («Das gibt's nur einmal»). Автором этой мелодии был Вернер Хейман - в некотором роде наш соотечественник (уроженец Кёнигсберга). Песенка была в своё время написана для исторической кинокомедии «Конгресс танцует» (1931). Этот фильм, ставший едва ли не самой дорогостоящей кинокартиной Веймарской республики, был снят сразу в трёх версиях - на немецком, французском и английском языках. При этом Лилиан Харви, исполнительница главной роли Кристель, с одинаковой лёгкостью играла и пела во всех трёх вариантах. Вот эта самая песенка в её исполнении: по сюжету фильма, Кристель, продавщицу перчаток, приглашает на свидание в загородную виллу под Веной не кто-нибудь, а сам русский император Александр I. Она едет в коляске и весело поёт, а венцы её приветствуют и даже подпевают. Единственное, что озадачивает - связка воздушных шаров в нескольких кадрах: в 1815 году их ещё не существовало.

image Click to view



Если видео забарахлит, см. тут.

В фильме песенка включает три куплета. Краткое содержание: сегодня я и сама не знаю, что со мною: не то сплю, не то бодрствую, не то плачу, не то смеюсь, но все мне улыбаются; такое бывает в жизни лишь раз: словно во сне, прямиком из рая на меня свалился главный приз - стало быть, нужно его ловить, ведь не всегда будет голубое небо над головою.

Вот другой (пластиночный) вариант в её же исполнении, там всего два куплета:

image Click to view



Если видео забарахлит, см. тут.

Впоследствии эта песенка исполнялась разными певцами и певицами как минимум на семи языках: немецком, французском, английском, испанском, шведском, польском и даже японском. Но на пластинках звучали обычно лишь 1-2 куплета, а то и вовсе лишь припев. Короче говоря, это был мировой шлягер.

Несмотря на громадный успех, который фильм имел в стране и за границей, в 1937 г. демонстрировать его в Германии было запрещено. Причина заключалась в том, что многие его создатели имели еврейское происхождение или же стали противниками режима по политическим убеждениям. Так, оба автора песни - композитор Вернер Хейман и поэт Роберт Гильберт (он же Давид Винтерфельд), успевшие написать до этого ещё множество шлягеров, были вынуждены как евреи отправиться в изгнание в США. Там же в итоге оказался режиссёр картины Эрик Харель (он же Эрих Карл Лёвенберг). По тем же причинам в эмиграцию отправились кинопродюсер Эрих Поммер и главный монтажёр Виктор Гертлер. Юлиус Фалькенштейн, сыгравший в фильме роль министра финансов, успел, правда, умереть своей смертью в 1933 г., а вот ещё двоим пришлось куда хуже. Жизнь одного из сценаристов, Роберта Либмана, в 1942 г. оборвалась в Освенциме. Там же спустя два года был убит и один из актёров, Отто Валльбург (собств. Отто Максимилиан Вассерцуг), который был некогда одним из популярнейших германских киноартистов.

В немилость к режиму попали и артисты вполне арийского происхождения. Ганс Вальтер Фейдт, сыгравший одну из главных ролей (князя Меттерниха), уже весною 1933 г., вскоре после прихода нацистов к власти, бежал из Германии, успев за неделю до эмиграции жениться на своей невесте-еврейке. Он скончался в Голливуде 10 лет спустя. Ну а исполнительница главной роли Лилиан Харви ещё успела поработать немного в Германии. Но затем гестапо установило за нею слежку, когда стало известно, что она принимает у себя дома своих еврейских коллег. В итоге она также покинула страну и ненадолго обосновалась на юге Франции. В 1942 г. немцы пришли и туда, после чего Харви бежала в США.

В общем, не повезло этому фильму в тогдашней Германии. Но музыка из него звучит и сегодня.

При сочинении песенки по Алисиной картинке ориентиром мне служил вариант из фильма, поэтому мною написано три куплета. Однако единого припева, как в оригинале, у меня нет. Что же касается содержания, то у меня в какой-то мере сохранён мотив надежды на чудо и связанный с нею (благодаря свадебной тематике) любовный мотив. В остальном же мне показалось уместным отразить петербургскую тематику и привязку к конкретному месту, на свой лад запечатлев работу уже не существующего салона.

До нас дошло множество записей исходной песенки - с вокалом и без него. Чисто инструментальный вариант доступен в исполнении танцевального оркестра «Одеон» (возможно, под управлением Белы Дайоша):

image Click to view



Если видео будет капризничать, см. тут.

К сожалению, этот вариант начинается не с запева, а с припева (мелодия запева начинается лишь с отметки 0:55). К тому же ритм в этом исполнении немножко разболтанный, а к части нот музыкантами добавлены форшлаги. В общем, танцевать под такую музыку удобно, а вот петь - не очень.

Поэтому более удобным представляется вариант, который исполняла на шведском языке известная актриса Сара Леандер (1932). В начале записи звучит мелодия без вокала в объёме целого куплета с припевом. К тому же оркестр хорошо сыгран, выдерживает приятный ритм, рисунок мелодии не ломается:

image Click to view



Если видео забарахлит, см. тут.

Напоследок выражаю робкую надежду на то, что и Алисе, и почитателям её таланта моя вольная фантазия на предложенную ею тему (или, как говорят в нашей деревне, экфрасис) придётся по душе.

Итак, читаем / слушаем / подпеваем:

ПЕСЕНКА МАНЕКЕНОВ
(фокстрот по картинке Алисы Юфа)
На мелодию фокстрота «Лишь раз бывает»
(«Das gibt's nur einmal»)
1. Снова, снова
По Садовой
Люди куда-то спешат,
На витрину
Магазина
Бросив порой беглый взгляд.

А мы в витрине той стоим
И на людей глядим.

Мы так похожи, мы так похожи,
Мы так похожи на людей!
Хотим мы тоже, хотим мы тоже
Идти в толпе, сливаясь с ней.

Мы манекены, мы манекены,
Стоим пока мы за стеклом,
Но всё же верим, что непременно
Однажды к людям мы придём,
Но твёрдо верим, что непременно
Мы в гости к ним ещё не раз придём!

2. Вот в машине,
В лимузине
Кто-то, по виду - жених.
Мы, страдая
И вздыхая,
Смотрим с тоской на таких:

Нам свадебный наряд готов,
Но нету женихов!

Мы так похожи, мы так похожи,
Мы так похожи на невест!
Хотим мы тоже, хотим мы тоже
Нести забот семейных крест.

Мы манекены, мы манекены,
Стоим пока мы за стеклом,
Но всё же верим, что непременно
Мы под венец ещё пойдём,
Но твёрдо верим, что непременно
Мы под венец однажды все пойдём!

3. На панели
Птички сели,
Ходят свободно по ней.
Замечают,
Окликают
Нас, и собак, и людей.

Но дом наш двадцать первый «а»
Нас держит, как тюрьма.

Ах, как похожи, ах, как похожи
На узниц мы успели стать!
Хотим мы тоже, хотим мы тоже
Свободно бегать и летать.

Мы манекены, мы манекены,
Стоим пока мы за стеклом,
Но всё же верим, что непременно
Мы от судьбы такой уйдём,
Но твёрдо верим, что непременно
Мы из тюрьмы однажды все уйдём!

© Вернер Хейман (музыка), 1931.
© kulturka_ru (слова), 2019.

Алиса Юфа, Königsberg, паразитические песенки, экфрасис, дальнейшие судьбы, дальнейшая судьба, песенки, сторонние наблюдатели, Восточная Пруссия, Кёнигсберг, музычка, герои вчерашнего дня, в рифму

Previous post Next post
Up