С.Б. Переслегин. Русский культурный код. Ч. 2. Террор или коррупция в системе. Что с этим делать?

Sep 17, 2020 20:31

image Click to view


Видео. Тёмная сторона Русского Кода. Сергей Переслегин Опубликовано 15 сентября 2020 года

"Политическая пропаганда". Продолжение выступления С.Б. Переслегина о русском культурном коде.
Тезисно расшифровываю.

Наши недостатки - продолжения наших достоинств, но и обратное утверждение (наши достоинства - продолжения наших недостатков) - тоже верно.
Пример создания боевых кораблей в Российской империии для изучения работы отечественной бюрократии. Первый главный вывод: при войнах, революциях, кризисах, перетрясках государственного аппарата и т.д. - несмотря на это, одни и те же болячки системы остаются (как минимум на протяжении 100 лет, когда фактически сменилось два технологических уклада, закончился модерн, начался и закончился постмодерн): частью нашего культурного кода является немеряный бюрократизм.
Пример модернизации российского флота в начале 1900-х годах. Экономия на малом (дальномеры производства Цейса) в ущерб функионированию большего (боеспособности кораблей и даже флотилий - корабли и даже флотилии вступали в бой без возможности поразить противника артиллерийским огнем в отсутвие дельномеров). Т.е. экономили сотни рублей, и по сути, были потеряны вложения на десятки и сотни миллионов рублей.



Тогда наиболее явно проявилась и всеобщая уверенность бюрократии в том, что войны с Японией не будет до 1906 года, то значит ее и не будет. И до сих пор, современный российский менеджмент, который считает, что можно "договариваться" с бетоном, так и наша бюрократия считает, что можно "договариваться" со всей мировой реальностью. Это являение,сидящего в кабаинете начальника, который считает, что его основная деятельность - отдавать приказы. И это означает, что наступает время, когда он начинает отдавать приказы вражеским странам, бетону, живой-неивой природе - он же начальник и его должны слушаться...
Заметьте: это наша вертикаль власти. И она вот такая. Другой не бывает у нас.
Отношение к Западу и импортозамещение в конце XIX века (из-за того, что было понято - просвещенная Европа относится к нам "не позитивно"). Вроде бы распоряжение разумнное и тогда, и сейчас. НО есть нюансы.
Франция и верфи в Тулоне на средиземноморском побережье около Ниццы, где можно было бы и отдахнуть во время командировок. И всем чиновникам России очень выгодны такие заказы!
Когда речь на Западе идет о взаимоотношениях с "Папуасами", а Россия проходит у них именно по этой категории, взятки в сторону папуасов считаются нормальным, разрешенным и абсолютно правильным делом. И поэтому откаты с французских и американских заводов получались гораздо больше, чем с русских, потому что русские заводы находились под казенным управлением, их бухгалтерия была относительно белой, и втаких условиях организовать большие откаты было технически сложно. При этом не забываем об уже упомянутой железной экономии копеек, обеспечивающейся большим количеством многочисленных проверок. Вы можете принести казне огромную прибыль, сделав выгоднейший для нее проект, выкупив его, например, у какого-то агента в Италии, и вы получите хорошо, если не тюремный срок за нарушение финансовой дисциплины, поскольку в статье расходов не было момента на покупку бумаг у итальянского атташе.
В общем, корабли на рубеже ХХ века заказали во Франции, но все что можно было строить в России (мебель, деревянные детали, влпоть до стульев и табуреток) доставлялось на эти корабли из Кронштадта морем, Можете представить себе конечную стоимость этого оборудования, не говоря уже про запаздывание.
В результате построено 9 миноносцев, ни на одном из которых не работала водоотливная система, но все они участвовали в Цусиме. А на одном "случайно" не поставили опорный подшипник гребного вала.

12:50 А теперь о том, как эти вещи возникают.

1. Русский культурный код  принципиально централизован. А значит и простраивание властной вертикали вам нужно производить.
2. Россия - достсточно бедная страна в смысле почв, мы всегда находились в условиях окруения, нам всегда не хватало ресурсов. Отсюда - желание экономить.

Вертикаль власти - это система, работающая с достаточно сильным информационным сопротивлением. У нее есть базовая заача, чтобы ничего из того, что происходит внизу, не огрочало тех, кто расположен наверху. А для этого на промежуточных звеньях этой вертикали вы должны поместить людей, которые будут понимать - что неполиткорректно отправлять наверх, и в какой ситуации вы должны отвечать вниз либо "Разбирайтесь сами!", либо "У вас есть устав - ему и следуйте!" А на вопрос "Как?", отвечайте "Не мое дело!"
И именно таких людей начинает отбирать система.
А теперь поставьте себя на место людей, находящихся на самом верху. Неважно, как их зовут - Николай Второй, Иосиф Сталин, Брежнев или Путин.

У него два варианта решения управленческих задач.
Первый вариант. Руководитель включается в ту же самую систему "Все хорошо, прекарсная маркиза! Дела идут, дела идут". Позиция Л. Брежнева и тогда живут все хорошо: в стране создается вменяемый уровень коррупции, через которую все-таки какие-никакие команды сверху вниз  уходят и какие-никакие сигналы снизу до верхов доходят. Как-то что-то делается. Правда в два раза дороже с нашей "экономией", если бы это делалось нормально, а то и в три, а то и в четыре. При этом государственный деятель попадает в историю как "нормальный", "терпимый", обеспечивший "высокий уровень жизни".
Второй вариант. У вас появляется Сталин (как имя нарицательное, а не конкретный Иосиф Виссарионович, тем более, что такие как он были и до него и после него). И он пытается получить реальную информацию о том, что творится внизу. И он быстро выясняет, что ему начинают врать во всех управленческих инстанциях. И тогда он развертывает террор. Террор может быть очень глубоким, то есть доходящим до самого низа, может быть чисто "верхушечным", но он в любом случае затрагивает образованный слой. А все, что говорится в истории о человеке, определяет образованный слой. На это обратил внимание еще Алексей Толстой, который указывал на то,ч то по числу казненных Иван Грозный уступал Борису Годунову. Просто иван Грозный занимался террором верхушки, а Борис Годунов, занимаясь террором для обеспеченеия функционирования государственной вертикали власти в сложной ситуации непрерывного недорода государственных поставок, касался слоя "молчащего" - купцов, крестьян и т.д. И в сумме у Бориса жертв было побольше. Но кто же этих крестьян и купцов считает! А Иван - он бояр трогал.
Таким образом, централизация русской власти с необходимостью экономить, с желанием создать вертикаль власти и не отступать от нее, ставят пользователя системы - высшее лицо - в положение, что он либо организует террор и опричнину, либо у него начинается фактическое разрушение управления. Управление вроде бы как-то производится, но как-то по инерции. Совершенно понятно, что при Брежневе все было в порядке, но когда Леонид Ильич умер, выяснилось, что всё! Посе этого система вступила в зону мгновенного, быстрого развала И всего за 8 лет этой системы не стало вообще. Это цена ситуации ("ПП" Либо не точно сформулировано и мне непонятно, либо сформулировано точно, но я не могу согласиться. Выходит, что куммулятивный эффект управленческих ошибок и негативных последствий управленческих же реваншей и ревизионизма отсутствовал как бы напрочь?)
И вот здесь получается, что особенность нашего культурного кода, в том числе и презрение к смерти, жертвенность, в обязательном порядке в сочетании с вертикалью власти, вызывают склонность этой системы к террору. Потому что террор является единственной возможностью, обеспечивающей ее функционирование ("ПП" Тут вспомнился коммент одного критически настроенного зрителя, что именно добродушный Переслегин с мягкими фразами и милым смешком и призван/может/будет обосновывать расстрелы и террор для государственной власти. И кажется, там было добавлено - при любом режиме)))).

И можно ли с этим что-то делать? Нужно ли с этим что-то делать, потому что я не отрицаю ничего из того, о чем мы говорили в прошлый раз.
При всем том, имея такую неадекватную систему, Россия создала вторую в мире по величине за всю историю человечества, и первую сухопутную по величине империю. Россия вошла в число великих держав, Советский Союз вошел в число сверхдержав. Это означает, что данная система вообще-то работает. Но в ее работе наблюдаются все время одни и те же свойства, причем ее базовая неприятная особенность - она безразлична к людям. На любом уровне. В этом смысле она даже более механистична, чем многие формально демократические системы. Но ее механистичность требует запуска команды на террор сверху. Если команда дана, то террор автоматически уничтожает и тех, кто врал, и тех, кто сообщал правду, и тех, кто попал под горячую руку, и тех, кто включился в работу машины, которая работая, набирает обороты и начинает затягивать все больше и больше людей (они ей требуютя для работы). Если же команды на террор нет, то та же самая машина делает миноносцы без подшипников для гребного вала, броненосцы без дальномеров и без орудий главного калибра, флот, который оказывается готовым через три года после того, как война началась и через год после того, как она закончилась (Русско-японская). И это вторая сторона.
Замечу, что Хрущев попытался найти компромисс между двумя этими позициями, но у него ничего не получилось. Потому чтодолжен работать либо один, либо другой режим, между ними нельзя переключаться произвольно. И вот это я бы назвал негативными сторонами нашего культурного кода.

Что нужно делать?
Во-первых, Россия должна регулярно переключаться, грубо говоря - со сталинской на брежневскую систему и наоборот. Системе нельзя работать в каком-то одном режиме, иначе начинаются необратимые разрушения.
Во-вторых, об этой системе, о ее специфике и принципах работы надо рассказывать в школе и в вузах. Об этом должны знать сами бюрократы и не нужно думать, что каждый из них толшько и думает, как бы нанести побольше вреда своей родине. Более того, вообще-то они искренне считают, что приносят пользу, потому что они не знают, как функционирует система, в которой они находятся.Они знают только ее внешние механизмы и не понимают ее внутренней логики.
И третий момент. Мы как-то говорили уже о том, что жесткость российского управления связана с тем, что русский язык не дает возможности транслировать команды на много уровней. А это всего лишь означает, что нужно научиться действовать не ожидая команды, и памятуя старую добрую поговорку "Прощение всегда проще получить, чем разрешение".
Иными словами. Эта система очень зависит от наличия живых людей: от самого верхнего - царя, до самого нижнего - рабочих, которые там что-то чеканят или делают. Если попадаются живые люди, которые думают о своей работе и о стране, несмотря на всю эту систему, у них есть шанс провести свои решения и свои действия в жизнь. Не забудьте: система - механическая! Если вы что-то уже сделали, это придется системе принять как некую реальность, поскольку "рыбка государственная" задом точно плыть не может и отыграть обратно не получится. И вот это довольно реальный шанс. Кстати, тоже полностью соотвествующий идеологии русского культурного кода.

"Политическая пропаганда". Ну че? Очень мощно задвинул Сергей Борисович! Последние его рекомендации - руководство к действию для всех и каждого. Надо не бояться, а действовать, в том числе и бить наотмашь! В тех же журналистиках и политтехнологиях можно очень жестко "корректировать" позицию и поведение самих заказчиков в первой части проекта, а потом уже решать обозначенную ими проблему. И где-то через 3-6 месяцев у них приходит осознание эффективности шоковой терапии, а потом и увязывание этого этапа с теми преобразованиями идостижениями, которые удалось достичь в рамках целого проекта. Но только дальше вынужден прерваться - это уже "ноу-хау", которое не будет озвучено при капитализме, а трансляция и популяризация этих техник и технологий будет отложена до созревания ситуации. )))

русский язык, история, теория, русские, культура, политика, управление, Переслегин

Previous post Next post
Up