дебют пожарного в новом амплуа

Apr 20, 2021 12:02

карнавал кончался во вторник. А в воскресенье в пещере ужасов вдруг начался пожар. Толпа бросилась врассыпную. Завыла сирена, примчались пожарные и потушили огонь. Вжавшись носом в решетку, Грабш наблюдал. Ну-ну, пожарная команда. Раз в году, а то и чаще они приезжали и к нему в Воронов лес: спасать полицейских, провалившихся в болото во время поисков разбойника и его пещеры. В прошлый раз один пожарный сам чуть не утонул в трясине. Грабш вытащил его, а на следующий день они с Олли проводили его до опушки. Приятный человек. Никому не проболтался, где пещера разбойника, хотя полиция дала бы немало, чтобы это узнать.
Скоро пожар потушили, и только дымок поднимался над кучей золы. Пожарные сворачивали шланги. Вдруг к подвальному окошку склонилось лицо в пожарной каске - симпатичное мужское лицо.
- Вы не узнаете меня, господин Грабш? - спросил пожарный. - Помните, летом в лесу вы спасли мне жизнь, а я потом починил ваше радио.
- А, это ты! - поразился Грабш.
- Честно признаюсь, мне так жаль, что вас поймали, - сказал пожарный. - Вы заслуживаете лучшего, чем собачья жизнь тут в подвале. Со мной вы обращались очень хорошо. А как поживает ваша уважаемая супруга?
- Плохо, - вздохнул Грабш. - Осталась в лесу одна с того дня, как меня замели. Может быть, уже умерла. От голода. Или холода.
- Боже мой! - ужаснулся пожарный. - Кто-то должен о ней позаботиться! Я схожу проведать ее прямо сегодня. Прямо сейчас. Но как дойти до пещеры? Я страшно опасаюсь болот!
Грабш оживился и очень заволновался. Он кивнул пожарному, жестом подозвал его поближе и зашептал:
- Они в это время промерзают насквозь. Можешь спокойно идти, не провалишься. Только не говори никому. Заходишь в лес, идешь прямо, у большого дуба - направо. Как перейдешь болото - позови ее. Если жива, она отзовется. И ты поймешь, где пещера. И скажи ей, что я думаю о ней почти все время. Передай ей, что я скоро приду. Передай еще…
Но пожарный уже отошел от окна. Его команда собралась, пожарная машина сигналила, пожарный вскочил в нее, помахал на прощание и уехал. А как только машина вернулась в гараж, он побежал домой, снял форму, отмылся от сажи, сложил полный рюкзак съестного, надел самую теплую куртку, зимние сапоги и толстую шерстяную шапку и отправился в лес.
Три часа он шагал по сугробам, по заснеженному черничнику, мимо большого дуба и наконец заскользил по льду на болоте. Перебравшись на ту сторону, он оказался в густых зарослях ежевики, где на колючках застряли пучки волос из бороды Грабша. Не успел он подать голос, как услышал, что кто-то жалобно стонет.
- Госпожа Грабш? - позвал пожарный. - Это вы? Я иду к вам! Вы только не бойтесь, я тот пожарный из болота, помните, прошлым летом?
Ему пришлось повозиться, пока он нашел лаз в зарослях ежевики. А оттуда уже виднелся вход в пещеру, он вошел и оказался в полутьме. Горела одна-единственная свеча. На куче листьев, бледная, с ввалившимися щеками и растрепанными волосами, лежала Олли и корчилась от боли.
- Что это у вас происходит, госпожа Грабш? - спросил пожарный. - Живот болит?
- Я рожаю, - прокряхтела она, - но ребенок никак не вылезает.
- Это мы мигом, - решительно сказал он, скинул рюкзак, снял куртку и засучил рукава.
- А разве вы знаете, что надо делать? - слабым голосом поинтересовалась Олли.
- Настоящий пожарный готов помочь в любом положении, - сказал он. - И потом я вырос на ферме. И всегда смотрел, как наши коровы телились.
И он принялся за работу.
- Ваш уважаемый супруг передавал вам привет, - сообщил он. - Раз-два, взяли! Головка уже снаружи. Головастый!
- Бедный Ромуальд, - заплакала Олли. - Как он там? Ему хватает еды? Он не мерзнет?
- Не мерзнет. А что еда не такая вкусная, как полагается, он и не замечает. Он ведь думает все время о вас. Опля, а вот и ручки - а на них и пальчики!
- А полицейские его не замучили? - стонала Олли.
- Это ему все нипочем, - уверил пожарный. - Такой великан все выдержит. Он скоро сам к вам придет, так и просил передать. Фокус-покус-филипокус: а вот и наша малышка! У вас девочка. И какая красавица!
Он поднял крошечного, розового младенца за ножки и покачал его у Олли перед глазами. Потом дал ему шлепка, и ребенок заорал, пока весь не покраснел. Пожарный перевязал пуповину зеленой шерстяной ниткой и передал ребенка в объятия Олли.
- Уши как у него, - счастливо прошептала она.
- Теперь помывка, - скомандовал пожарный, нагреб в котел снега и развел под ним огонь. Когда согрелась вода, он искупал ребенка в ведре.
И снова пошел за снегом. Несколько раз он нагребал снега в котел и подбрасывал поленьев в огонь, потому что горячей воды нужно было много: сначала помылась Олли, потом сам пожарный, а потом он приготовил чай для себя и для Олли и распаковал гостинцы. Олли не могла отвести от них взгляда, а потом набросилась на хлеб, колбасу и сыр.
- Потому что мои припасы закончились, - объяснила она с набитым ртом.
Все трое так устали, что глаза у них стали слипаться. Олли с ребенком зарылась в листвяную постель, а пожарный уронил голову прямо на стол, на бутерброд с колбасой, и заснул сидя. Проснулся он, когда на улице сияло полуденное солнце. Олли с малышкой спали. Он надел куртку, закинул рюкзак за спину и выбежал из пещеры. К его лбу пристал ломтик салями. А шерстяную шапку он забыл на столе.

ГУДРУН ПАУЗЕВАНГ «БОЛЬШАЯ КНИГА О РАЗБОЙНИКЕ ГРАБШЕ»

как быть разбойником

Previous post Next post
Up