Памятник Ленину в Карповском саду

Apr 22, 2017 09:00




С некоторых пор в среде русских национал-патриотов укоренилась идея, будто украинцев и Украину придумали большевики во главе со своим вождём Лениным. Дескать, ни Украины, ни, соответственно, украинцев до них в природе не существовало. Была Малороссия - юго-западная часть Российской империи, и населяли её малороссы (суть такие же русские, как и великороссы), но потом появились большевики и из глубоко враждебных по отношению к «исторической России» побуждений насильственно расчленили её народ на собственно русских и изобретённых ими с «чистого листа» украинцев.

В этих лексических несоответствиях русские национал-патриоты и видят основной довод в пользу своей правоты. Вопреки (или, наоборот, благодаря) своей чрезвычайной поверхностности, эта точка зрения в последнее время обрела широкую популярность. Однако попробуем вникнуть в суть вопроса.

Начать, видимо, следует с того, что слово «Украина» существует в русском языке с древнейших времён и не является изобретением большевиков, австро-венгров, поляков или каких-либо иных, по мнению национал-патриотов, недоброжелателей России. В качестве примера можно вспомнить Слободскую Украину, чьё название нельзя приписать козням поляков, поскольку данные земли никогда не входили в состав Польского королевства или Речи Посполитой, а издревле принадлежали Русскому государству и начиная с рубежа XVI-XVII вв. заселялись выходцами с более западных территорий с позволения царской власти. Нельзя его отнести и на счёт «происков» большевиков, появившихся в этих краях только через триста лет.

И если в семнадцатом веке нужно было особо указывать, что эта Украина - Слободская, чтобы отличать её от многих других, то с течением времени, по мере исчезновения из государственных документов и из языкового обихода прочих украин Русского государства, необходимость в уточняющем определителе отпала, и слово «Украина» постепенно трансформировалось из нарицательного в имя собственное. Так уже в первой половине века девятнадцатого, упоминая «Украйну», А. С. Пушкин явно подразумевает конкретную территорию, часть нынешней Украины.

За то завидных женихов
Ей шлет Украйна и Россия;
Но от венца, как от оков,
Бежит пугливая Мария.
<...>
Но независимой державой
Украйне быть уже пора:
И знамя вольности кровавой
Я подымаю на Петра.
<...>
Но время шло. Москва напрасно
К себе гостей ждала всечасно,
Средь старых, вражеских могил
Готовя шведам тризну тайну.
Незапно Карл поворотил
И перенес войну в Украйну.
                                                  «Полтава», 1828-1829

Та же трансформация смысла постигла и слово «украинец», также не чуждого русскому языку задолго до появления большевиков на исторической сцене, означавшего поначалу «жителя пограничных земель», но уже ко временам Пушкина сузившего своё значение практически до нынешнего.
Снова обратимся к авторитету великого русского поэта.

И наконец из келии бежал
К украинцам, в их буйные курени,
Владеть конем и саблей научился;
Явился к вам; Димитрием назвался
И поляков безмозглых обманул.
                                                  «Борис Годунов», 1825

Здесь речь очевидно идёт о казаках Малороссии, но уже в «Истории государства Российского», написанной в 1868 году другим выдающимся русским поэтом, А. К. Толстым, под «украинцами» понимаются все малороссийские крестьяне.

«Messieurs, - им возразила
Она, - vous me comblez», -
И тотчас прикрепила
Украинцев к земле.
                                                  «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева», 1868

Таким образом, слова «Украина» и «украинцы», постепенно сужая своё значение, к рубежу XIX-XX веков обретают содержание близкое по смыслу нынешнему, хотя и употребляются нерегулярно. Официальными наименованиями до Февральской буржуазной революции по-прежнему остаются «Малороссия» и «малороссы», и только с падением монархии, породившим всплеск национально-освободительной борьбы на окраинах Российской империи, окончательно замещаются более соответствующими, по мнению идеологов независимости Малороссии, этой борьбе - «Украиной» и «украинцами».

Иными словами, ко времени Великой Октябрьской социалистической революции слова «Украина» и «украинцы» уже обрели нынешнее значение, были написаны фундаментальные труды, обосновывающие притязания украинской интеллигенции на независимость, и на их основе были предприняты попытки государственного строительства, о чём говорилось в предыдущей заметке на эту тему. Возглавляемые Лениным большевики, которых по этой причине невозможно обвинять в означенных выше явлениях, в своей дальнейшей политике должны были учитывать реалии, сложившиеся на момент их прихода ко власти. Это получило своё выражение в провозглашении лозунга о праве наций на самоопределение вплоть до отделения и создании на его основе СССР.

Добровольно объединившиеся для строительства коммунистического общества народы советских социалистических республик получили полную свободу культурного развития, что и обусловило их мирное сосуществование и отсутствие всяких межнациональных конфликтов, которые разожгли по всей территории Союза буржуазные националисты сразу же после его уничтожения антикоммунистическими силами.
Нынешняя эскалация взаимной ненависти русских и украинских националистов, их небезуспешные попытки стравить братские народы чрезвычайно выгодны буржуазии по обе стороны линии фронта, так как уводят трудящихся от классовой борьбы с эксплуататорами, ввергая их в бессмысленную, самоубийственную рознь.

Есть такое латинское изречение «cui prodest», - «кому выгодно?». Когда не сразу видно, какие политические или социальные группы, силы, величины отстаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: «Кому выгодно?».

Не то важно, кто отстаивает непосредственно известную политику, - ибо для защиты всяких взглядов при современной благородной системе капитализма любой богач всегда сможет «нанять» или купить, или привлечь любое число адвокатов, писателей, даже депутатов, профессоров, попов и так далее. Мы живем в торговое время, когда буржуазия не стесняется торговать и честью и совестью. Бывают и простачки, которые по недомыслию или по слепой привычке защищают господствующие в известной буржуазной среде взгляды.

Нет, в политике не так важно, кто отстаивает непосредственно известные взгляды. Важно то, кому выгодны эти взгляды, эти предложения, эти меры.

В. И. Ленин



Продолжение следует

general kharkoff

Previous post
Up