Информационная основа цивилизации: единство и борьба фашизмов

Jul 07, 2014 21:03


Мне видится, что есть две фундаментально разных схемы организации людей - когда все в одной плоскости, как крупицы на столе, и когда все распределены по разным плоскостям, некоторые ниже, а другие выше, как крупицы на столе собранные в горку. Первую схему я называю "варварством", а вторую "фашизмом".

Общество, разумеется - это система, и предполагает взаимодействие составляющих частей. Взаимодействие людей в варварском и фашистском обществах различаются. То есть, именно схема взаимодействия и производит тот или иной тип организации.

Информационная основа взаимодействий людей

Взаимодействия в физическом мире - это взаимодействия электромагнитных полей элементарных частиц, как я понимаю. Значит для взаимодействия необходим носитель. Попробуем применить это понимание к концептуальному понятию и определить что могло-бы быть агентом взаимодействия в обществе.

Рассмотрим схематичный пример: две деревушки в Месопотамии, с десятитысячным населением каждая. Одна покоряет другую - что это значит? Мы не говорим истребляет и грабит, хотя, конечно, и такая возможность должна быть учтена. Покорение одной деревни другой можно представить, как донесение информации об этих переменах до людей покорённой деревни.

Деревня-покоритель решает внутри себя считать другую деревню своей, создаёт это новое знание, эту информацию . Если убедить людей в другой деревне в правдивости этой информации, то это и есть покорение. Конечно, армия, искромсавшая несогласных, является убедительным доводом для оставшихся в живых, но не единственным возможным.

Информация является носителем взаимодействий между людьми. То есть, всё, что-бы мы не делали друг с другом - это информационное взаимодействие. (Чтобы подчеркнуть информационную основу взаимодействий их можно называть коммуникациями.) Очевидно, что каждый человек способен воспринимать, менять, и распространять информацию. При распространении информации у передающего человека её не становится меньше, поэтому, мне кажется, разумно предположить, что распространение информации происходит не передачей информационных носителей, самих этих умозрительных инфо-частиц, а посредством взаимодействия информационных полей этих частиц. Можно сказать, что в каждом человеке есть некий информационный стержень, который подвергается индукции информационными полями других людей.*

Таким образом, каждый человек является носителем информационного поля - одновременно и причиной и следствием этого поля. Информационное поле создаётся и несётся людьми. В каждом индивидуальном поле содержится всё что этот человек знает.

Я представляю форму поля как картинку молекулы из химии, с облаками электронов, торчащими во все стороны. Каждое такое облако несёт в себе информацию о каком-то конкретном аспекте жизни человека. В данном контексте можно ввести понятие валентности, как некоего предела накоплению информации в индивидуальном информационном поле. Очевидно, что этот предел не жёсткий, потому-что всегда можно узнать что-то новое. Однако, также очевидно, что каждый человек не может развивать все области своего знания одинаково, по причине конечности жизни - ведь образование занимает время, а время конечно.

Вернёмся в первую деревню в момент принятия решения о присоединении другой деревни. Итак, в этом информационном поле возникает идея о покорении соседней деревни. Люди индуцируют друг-друга.
Во-первых, необходимо чтобы люди осознавали себя как нечто достаточно определённое и отличное от второй деревни. То есть, необходимо общественное самосознание, или, выражая нашими терминами, информационное поле. В этом общем поле уже присутствует информация о территории деревни и есть какой-то общепринятый способ общения, например все в деревне говорят на одном языке. Есть, конечно, и много другой информации, о богах, о сельском хозяйстве, и т.д. Другими словами, в данной деревне существует свой собственный код, позволяющий эффективнее передавать конкретную информацию друг другу. Пословицы, цитаты, законы - всё это примеры кодов. Человеку не владеющему этим кодом придётся передать очень много информации, в то время как людям с общим кодом достаточно сослаться на общее знание, чтобы понять о чём речь.

Разница в двух деревнях заключается в разнице в этих кодах. Например, под словом "царь" они понимают разных людей, а задача деревни-захватчика поменять это другое значение на своё.

"Карфаген должен быть разрушен!"

Разумеется, что новая информация воспринимается индивидуально, фильтруется через уникальный жизненный опыт, и добавляется в информационное поле этого человека только частично и искажённо, так сказать. Однако, при множественном повторении вырабатываются коды, которые позволяют многократно увеличить поток информации при тех-же энергозатратах, т.е. индукция происходит эффективнее и эффективнее.

Информацию мы получаем независимо от источника, т.е. если мы имеем слух, то слышим всё подряд. Казалось-бы это значит, в контексте информационной индукции, что если долго и упорно повторять что-то многим, то в итоге всё общество будет думать так. Я не уверен что всё так просто. Получив новую информацию мы часто находим в себе отличную, и даже противоречащую информацию. И мы не меняем свою точку зрения на предложенную, хотя сам факт индукции имел место, и новая информация в целом изменяет наше информационное поле. Почему?

В обществе мы наблюдаем, что люди предпочитают быть с подобными себе. То есть, не противоположности притягиваются, а люди с чем-то общим, общими кодами. Им проще общаться, и при общении их информационные поля, или точнее, некоторые аспекты индивидуальных полей резонируют и усиливают друг друга. Это усиление можно заметить на хорошем концерте, например. Организаторы митингов стараются заставить что-то в информационном поле каждого человека вибрировать в унисон, и таким образом усилить эту часть поля, т.е. укрепить мнение собравшихся по данному вопросу. Мне кажется, что когда войны ещё велись многотысячными сражениями, чем больше народу бежало вместе в атаку, тем менее было страшно. Или тем более.

Толстой: "Наступила та минута нравственного колебания, которая решает участь сражений: послушают эти расстроенные толпы солдат голоса своего командира или, оглянувшись на него, побегут дальше. Несмотря на отчаянный крик прежде столь грозного для солдата голоса полкового командира, несмотря на разъяренное, багровое, на себя не похожее лицо полкового командира и маханье шпагой, солдаты все бежали, разговаривали, стреляли в воздух и не слушали команды. Нравственное колебание, решающее участь сражений, очевидно, разрешалось в пользу страха."

Интересно то, что бегут все вместе, что на врага, что от. Трудно себе представить два потока солдат бегущих одних вперёд и других, прямо сквозь первых, бегущих назад. На концертах мы объединяемся через музыку и получаем больше удовольствия, чем получили-бы в одиночестве.

Тем не менее, пропаганда - как манипулирование общественным информационным полем - может работать только в условиях полнейшей изоляции от источников с отличающейся информацией. Понятие резонанса включает в себя понятие фазы, и, как уже упоминалось, любая новая информация изменяет общую форму поля. Очевидно, что если в уши человека попадает одна информация, а в глаза другая, то в итоге произойдёт рассинхронизация пропаганды с тем аспектом человеческого самосознания, к которому она аппелирует, и человек не только перестанет, но и не захочет больше верить.

Таким образом, во-вторых, идея о нужности захвата другой деревни должна быть распространена довольно широко среди населения, чтобы в итоге индуцировать достаточно людей для возникновения политического веса у этой идеи. И вот мы имеем массу народа первой деревни, которые считают покорение другой деревни возможным для себя в принципе.

Когда мы думаем о чём-то, мы что-то по этому поводу придумываем. Так и с идеей покорения - люди в деревне, думая об этом, используя свои коды, будут оформлять идею покорения во всё более конкретные образы, объекты сознания. Люди, у которых есть способность яснее других определять ситуацию через накопившиеся общие коды, и таким образом, эффективнее индуцировать окружающих, вдруг обнаруживают, что они уже не столько отражают и усиливают общественное мнение, сколько создают его.

Лидерство - признак фашизма

Что это за особая способность? Откуда она берётся? Лучшая эффективность - это передача большего количества информации за то-же время. Для этого используются коды. Чтобы новые коды можно было использовать для повышения эффективности, их записывают и изучают. Разработка нового знания происходит бесконечно. Следовательно, как и кодификация, и изучение их тоже бесконечно. Вспомним, что для развития специального знания требуется время, а время ограничено. Значит, необходимое время забирается откуда-то, и вместо занятия другой работой проводится работа по развитию некоторых аспектов своего индивидуального знания. Другие-же люди занимаются чем-то ещё, и не могут отдавать столько-же времени тому-же специальному знанию.

И учёный, и воин - специалисты. Специалисты, само-собой, это и есть люди, знание которых о предмете - выше среднего. Их взаимодействие происходит эффективнее, при этом естественным образом увеличивая их знание. Если люди признают кого-то специалистом, они позволяют этому человеку формировать их мнение. (Средневековый рыцарь - специалист по вымогательству - мог очень доходчиво формировать мнение каких-нибудь крестьян по-соседству.)

Существует бесчётное количество областей знания, а количество людей ограниченно. Следовательно, в каждой из областей знания только несколько человек могут быть самыми большими специалистами. Но даже самый большой специалист имеет физический предел количеству народа, которому он может передать своё знание лично. Особенно, если эти люди невежественны в предмете.

Естественно, что существуют специалисты меньшего масштаба, которые понимают о чём речь - они занимают роль переводчиков слов главных специалистов в слова понятные ещё меньшим специалистам. Возникает иерархия. Представим её себе традиционно - в виде пирамиды.* Причём, информация движется вниз, люди - вверх.

В нашей деревне люди подумывают о вторжении. Появляются специалисты по различным аспектам этого дела, которые начинают в своём кругу разрабатывать разные варианты развития ситуации и планы возможных действий. Специалисты второго уровня, которых больше, воспринимают эту информацию упрощённо, как отмечалось выше, и ещё упрощают её, передавая дальше, неспециалистам, превращяя её в уверенность в необходимости войны и необратимости победы.

Борьба за народ
Скажем, общедеревенское информационное поле вполне поляризовалось. Граждане едины в своей решимости. В этом поле формируется иерархия. Главные специалисты ставят обобщённые задачи - подготовить армию, например. Специалисты второго уровня расшифровывают эти задачи в более конкретные, на основании принятых в этом поле кодов и собственного опыта, и передают дальше вниз, пока, наконец, они не доходят до уровня конкретных действий - срубить дерево, выкопать яму, и т.д.

Уровень физической работы можно условно считать низшим в иерархии, поскольку дальше вниз информацию он не передаёт - результат физической работы это и есть результат работы всей организации. Те, кто выполняет эти физические задачи могут быть частью организации, как в армии, например, а могут и не быть, как рабы. Разница в возможности подняться выше в иерархии. Всё это примерно, потому-что чёткая граница, в общем, невозможна при размерах организации больше нескольких человек и в очень специфических условиях. Например, если на острове оказались двое белых и чёрнокожий, то если белые объединятся по цвету кожи, граница между их организацией и другими людьми будет чёткой, но как только людей становится больше, появляются маргиналы - полукровки, или в других, не национальных фашизмах - подрядчики, работающие по контракту, подмастерья, семьи членов организации, молодёжь. К тому-же, часть физической работы выполняется и людьми, принадлежащими к более высоким слоям - например, офицерам в армии тоже приходится бегать и стрелять, вместе с рядовыми.

Важно то, что граница существует. Специалистами становятся используя своё время для усваивания и развития специального кода, в ущерб другой работе. Соответственно те, кто занимаются другой работой не занимаются тем-же специальным знанием.

С течением времени изменяются условия и внутри и вне организации, и для поддержания эффективности коммуникаций необходимо разрабатывать новые коды. Появляются новые слова, новые законы, новые радости, новые открытия. Новое знание добавляется к старому, и общий объём растёт.

Движение вверх - т.е. добывание нового знания на самых высоких уровнях и его добавление во внутренний код - требует тем больше ресурсов, чем больше организация и хуже коммуникации внутри. Рост общего массива информации идёт больше в ширь. В любом случае, этот увеличивающийся объём требует больше "переводчиков" - просто больше народу, в основном из нижних маргинальных слоёв, которые конвертируются в членов организации. Очевидно, что для поддержания роста нужен массив людей вне организации.

Этот массив людей вне организации является основным ресурсом - залогом развития любой организации. Естественно, что каждый человек имеет множество своих идей и представлений по которым он или она могут организовываться. Когда несколько организаций пытаются присоединить к себе одних и тех-же людей по сходным признакам, происходит борьба за народ - конкуренция.

Например, продавцы одежды конкурируют между собой, но не с продавцами напитков. Большие магазины - которые продают всё - организуют людей по жадности, по эстетическим предпочтениям, по уровню осведомлённости, и конкурируют друг с другом. Этому служит стиль магазина, выбор продукции, скидки, клубы, бонусы, кредит, платёжные средства, и т.д, то есть какая-то экономия усилий благодаря некоему общему пониманию, общему коду. Покупая, человек совмещает интересы свои, включая интересы подконтрольной человеку под-организации, например семьи, и организации, которая продаёт. Покупая, человек помогает продавцу-организации в достижении её целей.

Итак, мы видим людей организованных иерархически, объединённых общими кодами и целями. Иерархия происходит автоматически, вследствие определения общих целей. Я называю этот тип оргнизации "фашизмом", от названия веников, с которыми ходили римские сенаторы. Под это определение подходит большинство организаций мира, в том числе государства и корпорации. Пример деревней и история покорения должны описывать развитие и функционирование любой фашистской организации.

Эффективность коммуникаций

Поскольку информация сверху изменяется при движении вниз, как-бы ни незначительно, и коды и цели тоже меняются. Возьмём самый первый уровень - главу всей организации. Передаваемая оттуда информация трансформируется, сознательно и нет. Каждый уровень иерархии должен выводить свои, более конкретные цели, исходя из информации сверху, а значит, по определению, может рассматриваться как отдельная организация. Например, задача директоров - поднять стоимость акций, а задача менеджеров - получить бонусы. Более того, каждый человек на каждом уровне, кроме нижнего, является главой своей собственной организации - например, упомянутые только что менеджеры могут быть главами отделов, со своими целями каждый, и каждая команда, из которй состоит отдел, тоже является миниорганизацией, с целями, кодами, и иерархией.

Чем больше у этих под-организаций различающихся целей, тем менее эффективны коммуникации во всей большой организации. Информация сверху подвергается слишком многим воздействиям, слишком модулируется. Организация с хорошими коммуникациями - армия, со строгой субординацией, отрепетированными ситуациями, и чёткими командами. Приказ главкома о передислокации, данный нескольким подчинённым, мгновенно отзывается тысячами ног, шагающими "левой, левой".

Та организация, которая производит и распространяет информацию эффективнее, имеет в борьбе за народ преимущество. Пример системы спартанцев и илотов показывает, что каждый спартанец контролировал от семи до сорока илотов. Т.е. спартанские коммуникации были как минимум в семь раз эффективнее. С увеличением количества членов организация усиливается, если поддерживать уровень знания общего внутреннего кода.

Применительно к России

Государство - это иерархическая система с общим кодом и общими целями. То есть, по моему определению, фашизм. Есть, разумеется, разные виды фашизмов. В нацистской Германии был фашизм по национальному признаку, в США и других странах - классовый, в мусульманских странах - религиозный, а в России - бюрократический.

И это прекрасно для России, потому-что бюрократия безгранична. Если еврею стать немцем невозможно, а перейти из среднего класса в класс повыше очень трудно, то присоединить человека к бюрократическому аппарату довольно просто.

Если мы понимаем это сущностное единство государства, бизнеса, и граждан, то мы сильны. Надо сознательно развиваться в этом направлении. Пропаганда - для обмана и эксплуатации. Если мы найдём в себе силы стать единым организмом - тогда мы станем отдельной самостоятельной цивилизацией.

Нам совершенно не надо ломать работающюю систему и строить какую-то другую. Бюрократия работает - теперь надо поднимать эффективность её работы и увеличивать размеры бюрократического аппарата.

Разумеется, для России термин "фашизм" неприемлем. Исторически он связан с войной, с врагом, а также в более узком смысле означает определенный политический строй. Для понимания его в других смыслах надо много что допускать.

Можно было-бы перевести слово "фашизм". Например, как "веничность", но это слово вызывает такие неприятные ассоциации, как опричнина, грязь, вонь.

Концептуально "фашизм" означает "единство", но это избитое политическое слово, к тому-же явно ложное - два человека не могут быть одним.** Это слово предполагает некоторый отказ от уникальности своего "я", а мы не можем и уважать человека, и считать всех одинаковыми. Другая попытка применить концептуально слово "фашизм" это слово "наши", или что-то в этом роде, но этот перевод намекает на трудность, и даже невозможность конвертирования людей извне.

Более точное слово "корпоратизм" - омерзительно режет слух, и мелковато для описываемых здесь процессов.
"Братство/сестризм" - это другие брэнды.

В результате, пришлось переосмыслить систему, с тем, чтобы в одном русском слове описать основные особенности её, и хорошее сильное точное слово было найдено. Это "цельность". Цельный человек в цельном обществе цельной страны. Это слово не навязывает себя, не заставляет менять себя под представления других людей. Цельность - это то, к чему стремятся через самопознание и самосовершенствование. Это специальность, это умение, это слово утверждает значимость каждого человека в обществе. Цельный человек - это человек развитый многосторонне: физически, морально, инетеллектуально, и так далее.

Цельные люди формируют цельное общество - осознающее себя общество с целью. Такое общество совсем не состоит из однородных частей. Наоборот, различность людей как раз и скрепляет такое общество, каждый привносит своё, и общество становится цельным.

Конечно, для цельности необходима цель, и раз-уж мы уже пошли по пути бюрократии, то все граждане России должны стать бюрократами, и в итоге освободиться от необходимости физического труда.
Доктрине цельности в России будет посвящена отдельная статья.

Примечания --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
* Когда я говорю о стержне и индукции (т.е. об антенне) я не имею в виду что это физическое явление. Мои рассуждения находятся, скорее, в плоскости социологии, нежели физиологии. Можно представить себе это, как софтверную антенну (как это по-русски?), а не антенну-вещь. Стоит, тем не менее упомянуть Фрэнка Ли, который в работе 2012 года утверждает, что для синхронизации сложных процессов в головном мозге используется вай-фай.
** Точнее, кажется, представлять себе иерархию в виде гиперболического конуса. Занятно, также, вывернуть конус в воронку.

*** Да, про Джона и Йоко говорили - один человек в двух телах. Но для общества это и редко и плохо.

С пунктуацией не дружу, приношу извинения.

россия, фашизм, толстой, основное, время, пропаганда

Previous post
Up