О ложных дилеммах современности

Aug 21, 2017 15:05

Наверное, вы будете смеяться, но я опять обращу внимание на Фритцморгена. А именно - на его недавний пост, посвященный известной проблеме: тому, что же первично - курица или яйцо? Простите - граждане или государство? Как пишет данный блогер, в недавнем опросе Левада-Центра выбор в пользу «прав отдельно взятого человека» поддержало всего 13% опрошенных. То есть, большая часть россиян не видит особого смысла в подобных вещах, предпочитая... А вот о том, что предпочитают россияне, Фритцморген и решил узнать, предложив, на выбор, три альтернативы:
Во-первых, «...государство является всего лишь надстройкой над обществом, единственная задача государства - обслуживать людей, предоставлять качественные услуги гражданам.»
Во-вторых, «...человек относится к государству как клетка к живому организму. Разумеется, права отдельных клеток также должны по возможности учитываться, однако интересы организма в целом, конечно же, гораздо важнее.»
Ну, и, в-третьих, «...свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Государство имеет очевидное право ущемлять граждан в тех случаях, когда оно должно сделать выбор: ущемить группу А или ущемить группу Б. Этот выбор должен делаться не случайно, а по соображениям законности, справедливости и практичности.»

Судя по всему, сам Фритц поддерживает «третий вариант», поскольку именно он сформулирован наиболее обтекаемо: не ущемлять граждан случайно, а делать это по соображениям законности, справедливости и практичности. Ну, как тут спорить? Утверждать, что давить ту или иную группу надо чисто по воле слепого случая, вне всякого закона, справедливости, да и вообще, здравого смысла? Надо быть полным идиотом, чтобы спорить с подобным. Два же «предыдущих» выбора, судя по всему, даны исключительно для того, чтобы «оттенить» эту самую идею «умеренного прогресса в рамках законности». И представляют собой либеральное и тоталитарное восприятия проблемы. А точнее, «либеральное» и «тоталитарное» - в том смысле, что представляют собой типичное отображение этих «крайностей» в современном общественном сознании. Сравнивая себя с которыми, обыватель в очередной раз убеждается в собственном здравомыслии и практическом уме…

* * *
Если же подобной цели не ставить, то можно заметить, что указанные варианты, в конечном итоге, имеют одну и ту же основу. А именно - они относятся к вполне определенному представлению о мире, характеризующемуся, в частности, тем, что под государством тут подразумевается не государственный аппарат - то есть, особая «машина насилия», созданная как раз для того, чтобы угнетать и подавлять - а общество в целом. Но при этом данное общество воспринимается, как нечто «внешнее» по отношению к отдельным людям. Даже в «тоталитарном» варианте. А точнее, именно в «тоталитарном» варианте это отчуждение доведено до крайнего предела - в том смысле, что тут отдельно взятого гражданина доводят до состояния «клетки». Впрочем, это уже детали - важно то, что поставленная в начале поста дилемма: «человек для государства или государство для человека» - в подобном случае меняется на дилемму «человек или общество».

Но так ли верно подобное тождество? В смысле, можно ли однозначно отождествлять общество и государство? Разумеется, нет. Дело в том, что государство - как аппарат насилия - разумеется, может ущемлять некую «группу А». Причем, действительно, мотивируя это требованиями законности, целесообразности и даже справедливости. Таковых примеров можно привести множество. Вот только есть в них некая тонкость, опущенная - не важно, сознательно или нет - Фритцморгеном. А именно - это самое ущемление «группы А», как правило, происходит не просто так, а в интересах некоей «группы Б». Причем, именно эта самая «группа», как правило, и выступает заказчиком и «спонсором» указанного выше аппарата. (Ну а как же иначе - чиновники и полицейские за спасибо работать должны?)

Подобное положение принято именовать «классовым обществом», а «группу Б» - правящим классом, ну, а описанное выше положение - классовым угнетением. Которое оказывается связанным вовсе не со злой - превратить всех в «клетки» - или доброй - дать порядок в рамках законности и целесообразности - волей государства. А с тем, что некая, как правило небольшая, группа «хозяев мира» желает «сладко есть и мягко спать». Ну, и самое главное, желает, чтобы никто не мог посягать на сложившийся порядок вещей - в том смысле, чтобы отсекались иные желающие пробиться в «сладкоедящие и мягкоспящие». И поэтому стремится, чтобы большая часть населения как можно сильнее «прониклась» их интересами - позабыв свои. Не важно - добровольно, попав под действие идеологической обработки, посредством экономического давления, ну, или благодаря физическому насилию. Все это мелочи, важно другое. То, что одним в указанной системе желательна полная свобода - то есть, возможность реализовывать все свои желания. (А государство при этом действительно должно эту возможность обслуживать.) А другим - необходимо стать той самой, «функциональной клеточкой» единого государственного организма. Точнее - единой системы удовлетворения желаний «хозяев мира».

* * *
То есть, получается, что для «высших» в подобной потребен «либерализм», а для «низших» - «тоталитаризм», Ну, а вместе все это образует то самое «рациональное общество», столь милое обывателю, со всеми его ширмами в виде «законности», «рациональности» и даже «справедливости». В том смысле, в котором последнюю понимают в рамках господствующего общественного сознания. (Для которого, например, справедливо будет то, что хозяин получает больше работника, поскольку он же вложил свои средства в бизнес. Или, например, то, что депутат Госдумы может иметь зарплату, на порядок большую, нежели врач или учитель - ведь у депутате «намного больше ответственность». Ну, по крайней мере, так считают сами депутаты.)

Так что, если привести описанные Фритцморгеном варианты ответа к классовому пониманию реальности, то их можно заменить одним. А именно, ответом на вопрос о том, является ли нормальным такое положение, при котором одни люди могут - посредством государственного аппарата - подчинять себе других. Или же следует подумать об иных вариантах - о тех, которые сводятся именно к взаимоотношению человека и общества, исключая жадную и хищную кучку «хозяев». Впрочем, о последних надо говорить отдельно. Тут же можно только отметить то, что в условиях отсутствия классовой эксплуатации дилемма «общество или человек» лишается своей категоричности, поскольку в данном случае человек оказывается и составной частью общества, и его главной целью. (Так как общество есть не что иное, как механизм обеспечения человеческого существования.) Ну, а вопрос «гражданин или государство» в подобном плане, как можно догадаться, вообще теряет смысл - поскольку государство, как аппарат организованного насилия при устранении классового деления теряет смысл.

Но все это только при выполнении вышеуказанного условия…

Оригинал взят у anlazz в О ложных дилеммах современности



Фритцморген, Классы

Previous post
Up