Информационно-психологическая война против человечества -1

Mar 04, 2018 19:16





В современном информатизированном мире господство над информационным пространством становится определяющим. Гибкость информационного оружия, его многоликость, многофункциональность, его способность сочетать в себе разные типы воздействия, разнообразно и привлекательно камуфлированные культурной формой, позволяют использовать его на разных уровнях и в разных средах: для укрепления власти, удобства управления, перераспределения общественного внимания и обработки его в нужном направлении. Как известно, «идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой», и потому  именно от эффективности кампаний по обработке общественного мнения, по внедрению в него соответствующих идей и понятий зависит, какие именно идеи и ценности - вульгарный социал-дарвинизм или идеи добра и справедливости - становятся определяющими в сознании людей.
.
Официальным днем рождения информационных войн на Западе исследователями данного вопроса принято считать 18 августа 1948 г., когда Совет национальной безопасности США утвердил директиву 20/1 «Цели США в отношении России». Данная директива, впервые опубликованная в США лишь в 1978 г., в качестве составной части развязываемой холодной войны содержала войну информационную, и в ее тексте были отчетливо сформулированы главные цели: свести к минимуму силу и влияние Москвы; максимально ослабить Советский Союз в политическом, военном и психологическом отношении; поставить его в экономическую зависимость на достаточно унизительных условиях.
.
Информационная часть этой программы должна была обеспечить координацию всех средств по подавлению воли противника, подрыву его политических и экономических возможностей. При этом специально оговаривалось, что правительство США не должно нести  ответственности за последствия своей политики, каковы бы они ни были в плане существенного ухудшения условий жизни в России. Сама холодная война заслужила название «первой в истории человечества глобальной и всеобъемлющей войны нового типа», где главными средствами ведения этой мирной войны были средства идеологии, пропаганды, психологического воздействия.
.
Изложенные А. Даллесом принципы информационной войны были подтверждены и в более поздних документах. В 1970 г. американские аналитики констатировали: «Борьба за информацию столь же стара, как мир. Она является определяющей характеристикой человека». По признанию американских специалистов, информационные технологии позволяют обеспечить разрешение даже геополитических вопросов, не производя ни одного выстрела.  Ныне набравший силу Запад, особенно после разрушения СССР, активно работает над перестройкой мира в собственных интересах, закрепляя свои позиции во всех возможных сферах.
.
Целью организационно-информационной агрессии  были качественное изменение общественной культурной и духовной жизни, нарушение преемственности национальных идеалов и ценностей, демонтаж исторической памяти. Информационное давление, осуществляемое постоянно и непрерывно, способно повреждать связи, собирающие людей в народ, подавляя точки его сборки. В ходе ИПВ развенчиваются культурные достижения народа, подвергаются некорректной критике и даже осмеянию  образ его жизни, культурные герои нации.
.
Слом культурного самосознания означает конец идейного сопротивления. Наконец, меняется тип и стиль управления, происходит подмена национальных интересов и целей государственного развития. Двойной и особый ущерб противнику наносится с помощью организации «утечки мозгов», когда научно-культурная потеря значительного числа специалистов сочетается с утратой экономической - затраченных средств на их подготовку.
.
Полный успех в выполнении всех поставленных задач достигается лишь в том случае, если удается обеспечить себе помощь правящей элиты противника, что достигается комбинацией самых разных средств и дополняется созданием групп, именуемых «агентами влияния» (см. данный журнал теги "андпропов" "троцкисты").
.
Информационно-смысловой удар дезориентирует человека; информационно-эмоциональный - разрушает его способность к адекватному восприятию, делает нечувствительным либо раздражительным; информационно-нравственный - разрушает в человеке прежние нормативные представления о добре и зле, и, наконец, информационно-исторический удар приводит к тому, что человек перестает понимать, кто он, и начинает забывать свои корни. Человек теряет все свои оболочки, наращённые в нем культурой, и оказывается лишенным традиции и почвы атомом. Атомизация общества превращает людей в скопление равнодушных индивидуумов, которые перестают что-либо испытывать и реагировать. Пассивный конформизм массы помогает воплотить в жизнь антиутопийные фантазии, выведенные Дж. Лондоном в «Железной пяте», Дж. Оруэллом в его «1984».
.
Говоря о многообразии форм информационной войны, можно выделить несколько ее разновидностей. Так, ряд специалистов говорит об информационно-психологической войне, другие считают более правомерным называть подобную войну психологополитической, а также просто информационной. При этом сама информация становится действительно информацией, а не информационным шумом, только если она воспринята и так или иначе осознана (понята, проинтерпретирована). Следовательно, информация должна быть подана так, чтобы привлечь внимание, зацепить эмоции, заинтересовать.
.
В свою очередь, развивается и сама наука об информации, разрабатываются психотехнологические основы ее моделирования, исследуются ноотехнологические особенности человеческого интеллекта, изучается соматотехнология информационного воздействия (особенности использования сигналов, цвета, звуков как значимой информации). При этом всякая информационная война остается войной программ, которые понимаются не только в узкоспециальном смысле, но и в широком, общекультурном.
.
В арсенал используемых средств при этом входят как простейшие приемы - типа лжи, повтора, специального структурирования информации, ее дозирования и коллажирования и т. п., так и сложные - в виде построения сложных мифов, параллельных моделей мира, а также непосредственные подрывные информационные акции. Исследователи ИПВ правы в том отношении, что даже простая ложь не должна быть слишком откровенной. Она должна быть завуалирована каким-то демагогическим приемом, когда, например, варварские бомбардировки именуются гуманитарными, когда используются заведомо некорректные логические схемы: например, часть выдается за целое; то, что справедливо лишь для какой-то определенной части, рассматривается как общее свойство или цель всего объекта; одна сторона или характеристика явления отождествляется с самим явлением в целом; временное и эпизодическое проявление феномена выдается за саму его суть; информация о факте подменяется его тенденциозным истолкованием, а сам факт выдергивается из времени и контекста.
.
При этом одна ложь должна непрестанно сменяться новой ложью, создавая нагромождение информации, в котором прежняя ложь должна забыться до того, как сможет быть осмыслена и разоблачена. Повтор информации обеспечивает возможность ее подпорогового (происходящего в подсознании) суммирования, когда многократно повторенная ложь как бы «явочным порядком» делается очевидной истиной.
.
Это может быть специально подготовленная дезинформация, рассчитанная как на эмоциональное воздействие, так и на отвод общественной энергии и средств по заведомо ложным направлениям. Это могут быть специально организованные утечки информации, преследующие либо провокационные или разведывательные в плане общественных настроений цели, либо цели отвлекающие, когда утечка гасит или разряжает накапливающееся в связи с определенной ситуацией недовольство, либо дезорганизующие, когда деятельности придается ложный вектор. Это могут быть и весьма сложно организованные системы хитроумно структурированных блефов, мифов, специальных конструкций, использующих знание психологии и играющих на определенных человеческих качествах, надеждах, опасениях и пр.
.
Так, например, широко известны примененные против России -СССР блефы СОИ, "лунная программа США, саморегулирующегося рынка, изначальной порочности планирования (хотя специалисты утверждают, что, например,  элемент планирования будущего в западной парадигме жизни выражен гораздо сильнее, чем в СССР), жизненной необходимости кредитов МВФ (который не одну страну поставил на грань общего банкротства и выполнение рекомендаций которого на Суде Арбитров в Мадриде приравнено к геноциду) и т. д. Так, например, американские военные, чтобы заставить русских поверить в успешный запуск ракет МХ по программе «звездных войн», организовали передачу на советские спутники фальшивых телеметрических сигналов.
.
(Кстати, в самих США «звездные войны» также стали объектом манипулирования общественным мнением собственной страны: ученые обсуждали достоинства и недостатки проблемы реализации СОИ, экономисты - ее стоимость. В то же самое время многие американские ученые, включая такие авторитеты в военной науке, как генерал Дж. Абрахамсон и бывший министр обороны США К. Уайнбергер, сами не верили в возможность реального осуществления столь экзотического и дорогостоящего - более 3 триллионов долларов - проекта.)
.
В целом блеф можно определить как системную дезинформацию, имеющую определенную развивающуюся интригу, вокруг которой искусно наращивается корпус фактов, лжи, организованных утечек информации и т. п. Целью ее является оказание воздействия на процесс принятия человеком решений, на сам ход его рассуждений, содержание делаемого им вывода. И хотя человек делает выводы сам, уже в исходных посылках содержится встроенная в них дезинформация. Подобного типа информация, вбрасываемая в общественное сознание, в зависимости от ее серьезности и уровня значимости, к которому она апеллирует, может вызвать дезорганизацию в работе целых общественных групп и структур. Будучи направлена на определенную цель, она способна вызвать и изменение путей развития целых стран и континентов.
.
Особое место здесь занимают непосредственные подрывные акции, проводимые как специальными действиями, так и путем построения ложных моделей. Например, это может быть дискредитация наиболее перспективных направлений в научных исследованиях и развитии технологий, доведение до абсурда дельных начинаний и одновременное поощрение тупиковых ветвей развития, настойчивое проталкивание сомнительных проектов и инициатив. Это может быть компрометация наиболее перспективных людей в руководстве и их устранение с помощью вброса сфабрикованного компромата с одновременным продвижением на руководящие посты и последующей поддержкой заведомо некомпетентных или "нужных" людей.
.
Информационное вмешательство в управление технологическими процессами может иметь результатом и инициирование крупных техногенных катастроф на территории противника (Чернобыль).
.
Многоходовые комбинации подразумевают сочетание разных типов информационных воздействий, с помощью которых сознание увлекается, дезориентируется, направляется на нужный манипулятору ход рассуждений и подводится к заранее запланированному выводу. Подобные конструкции основываются на хорошем знании психологии, национальных особенностей ментальной системы, превалирующих в общественном сознании идей, образов, представлений. Осуществляется своего рода перепрограммирование, успеху которого способствует «снижение качества профессиональной и общей подготовки элементов системы с одновременным резким омоложением сферы управления, что упрощает процессы перепрограммирования».
.
Способствуют этому дезорганизация системы образования, внедрение чуждых национальному менталитету  принципов и схем обучения, установка на модели, разрушающие способность к логическому или творческому мышлению, примитивизирующие и сам процесс обучения, и мышление. Это и распространенная и поощряемая практика дилетантизма, основанная на люмпенизации профессионалов, разрушении и дискредитации самого профессионального мышления, инфантилизации ментального процесса. Тогда стираются различия между наукой, которая дискредитируется, и утопией, а логику заменяет постмодернистский дискурс. Наука перестает быть авторитетом, ее статус и престиж необоснованно падают.
.
Трансформация системы представлений и мотиваций личности изменяет ее отношение к жизни, что создает способ управления жизнью через сознание, наполненное нужными смысловыми матрицами, оживающими в соответствующих идеях и образах. Наполнение, структурирование, организация сознания становятся специальным видом властных технологий господства: меняя одну матрицу на другую, можно заменить содержание «жизни», протекающей в проложенных матрицей рамках. Так, искажение исторического прошлого, изменение смысловых и нравственных акцентов в оценке исторических событий в изменяет исторический облик нации, ставя под сомнение предметы ее национальной гордости. Если отдавать себе отчет в том, что историческое прошлое народа, память о нем, почитание этой памяти есть основа и самосознания народа, и ощущения им себя в качестве единой общности, то подобный пересмотр истории предстает как информационная война с исторической укорененностью культурного самосознания. Таким образом, информационная война имеет и свое историческое измерение.
.
Современные информационные технологии позволяют по-новому объединять людей, фактически абсолютно их разъединяя, разложив общество на человеческие атомы, превратив его в гомогенизированную мегатолпу индивидов, которых ничто не объединяет, ибо искусно введены сложные системы разделения, не позволяющие людям осознать свою общность с другими. Атомизация общества, основанная на стимулировании крайнего индивидуализма, фабрикует атомизированного массового человека, растворенного во вненациональной массовой культуре, лишенного выработанной  обществом системы ценностей, социальных привязок и ориентиров. Это своего рода нравственно-психологический люмпен с анестезированной телевидением/интернетом душой. Поэтому речь при этом может идти не о едином человечестве, но лишь о формировании человеческой мегатолпы, послушной управлению мегавласти. Управляемая часть мирового населения подводится к состоянию гомогенной массовидности, оглупленной и зомбированной для удобства управления ею. Для этого, в частности, существует современный масскульт и система так называемых «реалити-шоу» (типа «За стеклом», «Голод», «Дом» и др.), развлекательных передач (типа «Камеди клаб», «Ты не поверишь» и т. п.).
.
В то же время способность манипулировать сознанием через создание нужной картины мира, казалось бы, с одной стороны, упрощает проблему управления, но с другой - наталкивается на порождаемую этим расхождением между реальностью и ее «картинкой» разорванность восприятия и понимания, то есть на определенную шизофренизацию самого сознания, на связанные с этим дефекты рациональности, воли, адекватности восприятия и действия. Вследствие этого может создаваться впечатление, будто современная культура располагает меньшим и худшим генетическим материалом, чем прежние эпохи.
.
Однако,  «это не значит, будто гении перестали рождаться. Они рождаются. И может быть, в большем числе, чем ранее. Но в условиях современного общества они просто не имеют возможности проявиться в качестве таковых...». Общество, которое не способствует развитию человека и его креативности, которое не способно создать условия для раскрытия человеческих возможностей и талантов, есть фактически самоубийственное общество, ибо будущее ныне определяется не идущими к своему исчерпанию материальными ресурсами, но неисчерпаемостью природы самого человека, который должен иметь возможность ее реализовать; человеческий капитал есть самый надежный способ вложения средств в обществе, которое хочет выжить и преуспеть.
.
Информационным способом воздействия, обращенным к самим основам формирования картины мира в сознании, является фальсификация языка, то есть такое умышленно неправильное использование слов, при котором искажается их исходный смысл, причем искажается не случайно, а с целью определенным образом изменить содержание мысли или образ мышления. Так, замена нейтральных обозначений предметов и явлений их ненормированными синонимами образует отчетливое снижение уровня их восприятия и оценки. И если назвать наемника контрактником, это хотя и не изменит дела, однако позволит затушевать изменение характера армии, ставшей не народной, а наемной, то есть служащей не за национальный интерес, а за деньги и хорошо показывающей себя только в войнах колониальных, "фейковых" и карательных. «Плюрализм», совмещающий несоединимое, приравнивающий несопоставимое, порождает ощущение абсурдности происходящего. Так, стало обиходным словосочетание «гуманитарные бомбардировки» (так сказать, войны, ведущиеся альтруистами и филантропами, готовыми силовым способом утверждать «гуманитарные ценности»); по этой логике не меньшими гуманистами-филантропами выглядели бы людоеды, которые - по-своему - тоже очень любят людей.
.
Утрата контроля над семантическими категориями, произвольность и даже девиантность смысловых ассоциаций свидетельствуют не только о деградационных процессах в сознании масс, но и о намеренной деформации мыслительного пространства. Таково, например, употребление слова «фундаментализм» исключительно в негативном контексте и в непременной связке со словом «терроризм» и "ислам". Но фундаментализм - это лишь стремление возвратиться к своим культурнорелигиозным корням, к своим основаниям (фундаменту), к глубинным основам своего жизнеустройства, образа мышления и восприятия, что выступает, в общем-то, естественной реакцией на глобализацию, свидетельствуя о стремлении нейтрализовать культурное нивелирование обращением к аутентичным культурным истокам. Негативную роль может выполнять и некритическая замена слов родного языка словами иностранными. Абсолютной синонимичности не существует: слова обычно связаны с целыми «кустами» смысловых ассоциаций, психоментальных привязок, и замена слов может становиться заменой привычных культурных опосредований и смысловых апелляций, часто имеющих и традиционную укорененность.
.
Когда войной становится так называемая мирная война, имеющая своей составляющей направленность на культуру противника в различных ее проявлениях, то побежденный в результате принимает культуру победителя, то есть должен будет перевести свое восприятие мира на другую модель отношений с ним. Так, в результате мирно проходящей глобализации экраны ТВ и книжные прилавки абсолютного большинства стран мира заполняются американизированной продукцией. По отношению ко многим странам это является углублением информационной войны, ибо предполагает пересмотр нравственных законов, духовных ценностей и самого образа жизни, составляющих непрерывность осуществления жизни того или иного народа из поколения в поколение.
.
(окончание следует)

разобщение, оккупационный маркетинг, рабство сознания, перехват смыслов, иллюзии, война смыслов, НМП, перерождение, оглупление, дрессировка быдла, подмена ценностей, оскотинивание растление, атомизация, информационно-психологическая война, мироощущение, управление сознанием, индивидуализм, идеология, сознание, методы управления, реформация, мировоззрение, мировая верхушка, капитализм, духовный суверенитет, система ценностей, матрица, массовое сознание, воспитание рыночных тварей

Previous post Next post
Up