Где грань между историком Дюковым и пропагандистом Дюковым?

Nov 01, 2013 18:00

Известно, что для ученого важны факты, а для пропагандиста эмоции. Тоже самое верно и для ученых-историков.
А вот яркий пример, когда историк Дюков перешел эту грань.

В начале Александр Дюков озвучивает широко и давно известные факты о репрессиях 1937-38 годов:
Массовые репрессии 1937 - 1938 гг. - это:

- около 1,6 миллиона арестованных;
- более 681 тысяч осужденных к высшей мере наказания;
- около 635 тысяч осужденных к лишению свободы;
- около 100 тысяч преждевременно умерших в заключении из-за дезорганизации функционирования системы мест заключения.
Чтобы знать эти факты, совсем не обязательно иметь диплом историка. Достаточно прочитать Земскова или Мозохина.

А вот далее Дюков включает в текст эмоции:

Всего за два этих страшных года в СССР было расстреляно примерно две трети от общего числа приговоренных к ВМН за все остальные годы с 1921-го по 1953-й вместе взятые, а общее число осужденных в 1937 - 1938 гг. составляет примерно треть от общего числа осужденных по делам органов госбезопасности за 1921 - 1953 гг. Репрессиям 1937 - 1938 гг. подверглись примерно 1,7% взрослого населения СССР (в возрасте от 18 до 69 лет). Это был уникальный для советской истории пароксизм насилия.

Появляются характерные для пропагандиста эмоциональные краски - "страшные года", "пароксизм насилия". В этой точке текста наш видный историк Саша Дюков превращается в типичного пропагандона. Довольно средненького, надо сказать. У Сванидзе или Федотова это выходит гораздо лучше. Производить и включать эмоции.

Зачем это нужно Саше Дюкову? Почему наш видный историк превратился в пропагандона? Из следующего пассажа ясно, что он желает кое-чего отжать у конкурентов из либеральной тусовки:

День памяти жертв политических репрессий должен быть привязан не к дате какой-то голодовки заключенных в Мордовии времен брежневского "застоя", а с датой начала массовых репрессий 1937 - 1938 гг.

2 июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение № П51/94 "Об антисоветских элементах", положивший начало "массовым операциям" 1937 - 1938 гг. И именно 2 июля и должно быть Днем памяти жертв политических репрессий. Общенародным, а не партийно-диссидентским днем памяти.

Саша Дюков желает у либерастов отжать их главный праздник. Отжать методом перехвата инициативы и усиления степени местечкового маразма до масштабов общенационального. Причем хочет это сделать настолько сильно, что начал хамить тем, кто указал ему на это.

Вот так наш видный историк превратился в обычного, хамоватого пропагандона.

либерасты, пропаганда, Дюков, репрессии

Previous post Next post
Up