Что предшествовало голоду 1933 года?

Mar 28, 2015 20:54

Читаем об этом в дневниках писателя Пришвина. Его дневники чем хороши? Тем, что это отображение незамутненного и меткого взгляда обывателя, видящего только то, что возле него и не видящего всей картины целиком. Это мы сейчас, спустя много лет, можем себе позволить видеть целиком то, что не видел писатель Пришвин и то, что видело тогдашнее руководство страны. Так что не видел писатель Пришвин? Это станет понятно из записи от 9 марта 1932 года. Года, когда в стране возникнут все условия для беспрецедентного голода 1933 года и огромной смертности по этой причине.

Я уже писал и буду писать, что одной из двух причин голода был саботаж крестьянства, не желавшего менять привычный, архаичный уклад на прогрессивный, коллективный. Частью этого саботажа был беспрецедентный, массовый забой собственного скота самими крестьянами. Забой этот начался в 1927 году и закончился только в 1933 году, когда само пострадавшее от голода крестьянство поняло самоубийственность этого сопротивления, заплатив за это огромную цену: порядка 2,5 млн. жизней в масштабах всего СССР.

Этот скотозабой хорошо виден на графике поголовья скота в России в нынешних границах с 1915 по 2010 годы:


Хорошо видно, что в 1927-33 гг. поголовье всего скота сокращается в два раза: с 110 до 52.5 млн. Большие потери российское животноводство понесет только при либералах в 90-е и нулевые, когда поголовье сократится со 150 млн. до 50 млн. голов всех видов скота.

Сталинское руководство в отличии от ельцинского руководства было сильно встревожено этим фактом. Об этом подробно пишет главный статистик СССР Осинский Сталину. Подробнее тут: Бойня №3 или о чем писал Осинский Сталину в 1932 году?.

Но вернемся к Пришвину. Вообще, он очень критично относится к коллективизации. В частности он критикует прямой запрет государства(!) крестьянам и колхозникам забивать без нужды свой скот. Вот его запись на этот счет:

В одном селе корова теленка сбросила, составили акт, и мужика освободили от необходимости поить теленка молоком. Вскоре к этому мужику пришел сосед, у которого отелилась корова, и говорит: «Иван Петров, дай мне твоего дохлого теленка». Иван Петров дал, но, конечно, взял некую мзду. А потом так и пошло, все, у кого телилась корова, приходили за мертвецом, выкидыш предъявляли, а своего теленка резали. И еще, говорят, корреспонденция была в газете, о повальных выкидышах.

Что мы видим в этом эпизоде? Видим, что крестьяне, несмотря на прямой запрет идут на всяческие ухищрения, чтобы зарезать только что родившегося теленка, от которого толку никакого в мясном смысле, так как его вес при рождении составляет 30-40 кг. и мяса в нем практически нет. На мясо его нужно кормить еще минимум целый год и только тогда он достигнет примерно 300-350 кг. живого веса. Представляете, как этим крестьянам через год, в 1933 году пригодились бы эти 300 кг мяса? А ведь ровно через год, в марте 1933 года крестьяне начнут умирать от голода. Это хорошо видно на примере смертности Украины в 1933 году:


По этим данным видно, что сверхсмертность Украины в виде разницы между смертностью 1932 и 1933 года составляет 1 240 947 человек. Подробнее об этом тут.

А вот запись из дневников от 15 марта, как пример абсолютного живодерства крестьян по отношению к собственной корове:

Корове проволокой кругом обвели рога, и концы проволоки скручивали плоскогубцами до тех пор, пока рог к рогу как бы чуть-чуть [не] стронулись. Тонкую эту проволоку замаскировали шерстью. Корова помычала, обалдела, оглумела и быстро начала гаснуть.

Так корова и мучилась пока не пришла комиссия и не разрешила зарезать хозяину якобы больную корову, которая спасла бы своим молоком эту семью от голода через год.

Так чего не видел писатель Пришвин целиком и что теперь видим мы и видело сталинское руководство? Мы видим сознательный саботаж крестьян в виде массового забоя собственного скота, который вкупе с проваленным севом и уборкой зерновых 1932 года приведет к чудовищному голоду в таких районах СССР, как Поволжье, Северный Кавказ и Украина, в традиционно богатых регионах, где саботаж крестьян коллективизации будет самым сильным (кроме Поволжья, в котором бывает регулярная засуха каждые 3-5 лет). В этих районах и голод будет самый сильный. И мы видим, как государство прямо препятствует этому самоубийственному поведению крестьян, запрещая им резать скот и всячески понуждая крестьян к исполнению теми своих обязанностей по проведению сельхозработ.

голод 1932-33 гг, Пришвин, мемуары, Осинский, животноводство

Previous post Next post
Up