О ложности цифр жертв т.н. голодомора (голода 1933 года)

Oct 13, 2014 16:25

Снова возвращаюсь к вопросу исчисления потерь от голода 1932-33 гг или т.н. голодомора. Напомню вкратце, что официальная российская идеология приняла версию о цифре 7 млн. человек жертв от голода, что равно 70 промилле общей смертности в 1933 году. Эта цифра в 70 промилле в виду своей абстрактности мало чего говорит российскому обывателю. Понять, что это абсолютно завышенная и лживая цифра поможет сравнение этой цифры с цифрами человеческих потерь во время Великой Отечественной войны 1941-45 гг.

Ранее я показал и доказал что, если перевести официальные цифры потерь в промилле, т.е. в число потерь на 1000 человек, то выйдет, что среднегодовая общая смертность всего населения СССР в 1941-45 гг. с учетом всех военных потерь + потери населения от тягот войны + естественная смертность равны 50 промилле в год, что сразу ставит под сомнение общую смертность в 70 промилле в 1933 году.

После выяснения данного обстоятельства я решил подсчитать не среднюю смертность за все 4 года войны, а смертность в промилле за каждый год войны 1941-45 гг. В итоге у меня получились вот такие данные:


Предупреждаю сразу, что это отнюдь не точные данные. Это только моя реконструкция ежегодных потерь в промилле всего населения СССР за годы войны. Как получились эти цифры? За базу я принял официально принятую цифру общих потерь в 26,6 млн. человек. В этой цифре более-менее точно известны ежегодные потери военных. По Кривошееву.

Потери гражданских более-менее точно установлены только на той части СССР, которая не была оккупирована немцами, т.е. только для 55% всего населения СССР. Что творилось на оккупированной части СССР точно неизвестно никому. Ни в плане смертности, ни в плане рождаемости. Исходя из этого я решил на эти потери наложить динамику смертности гражданского населения для Украины. То есть исходил из экстремальной ситуации более 2,5 лет оккупации одной территории СССР, что явно работает на преувеличение потерь самого тяжелого в плане потерь года войны - 1942-го. Учёл я также и рождаемость в СССР за этот период. Тоже неполную, учитывающую только территории охваченные ЗАГСами. Это обстоятельство тоже работает на увеличение экстремума, т.е задирание верх кривой графика. В итоге у меня получилась красная линия на графике, где в самый тяжелый год войны в СССР была смертность в 69,5 промилле.

Теперь задайтесь вопросом: как так вышло, что в самый тяжелый год войны общая смертность была меньше смертности гораздо более легкого, мирного 1933-го года? В 1942 году в стране было всё: бомбежки, эвакуация, бои, голод, болезни, блокада Ленинграда, в конце концов, была. И общая смертность при всех натяжках и допущениях, работающих с сторону увеличения смертности, получилась даже меньше, чем в 1933 году, когда в стране, причем далеко не всей, а в некоторых 3-4 регионах был только голод и более ничего?

О чем всё это говорит? Говорит о чудовищном преувеличении голодоморских цифр, которых придерживается официальная российская власть и которой почему-то недостаточно задокументированных данных ЦСУ СССР, по которым установлено, что в 1933 году общая  смертность не превышала 40,2 промилле, следовательно число жертв голода составляет не фантастические 7 млн. человек, а вполне реальные 2,5 млн., что тоже совсем немало, честно говоря.

голод 1932-33 гг, АДХ, Великая Отечественная война, сверхсмертность, потери в ВОВ

Previous post Next post
Up