Российские вооруженные киберсилы. Расследование "Медузы".

Nov 08, 2016 10:46

Как государство создает военные отряды хакеров. Репортаж Даниила Туровского

отсюда:https://meduza.io/feature/2016/11/07/rossiyskie-vooruzhennye-kibersily



5 ноября телеканал NBC сообщил, что работающие на американское правительство хакеры получили доступ к российским энергосистемам и другим элементам критической инфраструктуры. Кибербезопасность стала одной из главных тем последних месяцев в Америке вообще и в президентской кампании в частности. Власти США неоднократно заявляли, что именно Россия стоит за взломами переписки руководства Демократической партии и членов предвыборного штаба Хиллари Клинтон, а также документов Всемирного антидопингового агентства. В России отрицают причастность государства к стоящей за атаками группировке Fancy Bear. Тем не менее российские кибервойска в структуре Министерства обороны существуют вполне официально, а сотрудников в них набирают ровно для того, чтобы искать уязвимости в программах и системах. Спецкор «Медузы» Даниил Туровский выяснил, чем занимаются эти войска.

НИИ «Квант»

На пятиэтажном здании из грязного серого кирпича нет таблички с названием. Вокруг - забор с колючей проволокой; окна первых этажей закрашены белой краской, некоторые заклеены фиолетовой пленкой. Дом стоит на задворках московского района Ховрино, рядом - промзона и железнодорожные пути, и случайные прохожие здесь не появляются.

Научно-исследовательский институт «Квант», располагающийся внутри, появился в 1978 году на базе конструкторского бюро промышленной автоматики, которое создавало первые советские ЭВМ. Сейчас «Квант» считается базовым научным центром по созданию компьютерных систем специального назначения и систем защиты информации. «Направления работ института имеют государственную значимость», - указано на сайте НИИ. Представитель одной из российских компаний, занимающихся цифровой безопасностью, сказал «Медузе», что «ничем хорошим в „Кванте“ не занимаются», и посоветовал «держаться от таких историй подальше».

В 2008 году «Квант» перешел в ведение ФСБ. К тому моменту в нем уже третий год заместителем директора работал выходец из спецслужб Георгий Бабакин; в 1998 году он закончил институт криптографии, связи, информатики академии ФСБ, до 2005 года служил в ФАПСИ и ФСБ.

1 апреля 2011 года Бабакину пришло деликатное письмо из Италии. Ему писал Марко Беттини, сотрудник компании Hacking Team. К письму он приложил три файла: руководства по использованию программы-вируса Remote Control System, ее демоверсию и ссылки на скачивание.

Remote Control System (еще программу называли «Галилей») позволяла отслеживать все действия на зараженном устройстве: делать снимки экрана, подключаться к веб-камере и микрофону, перехватывать переписку в мессенджерах и электронной почте, распознавать, какие клавиши нажимал обладатель компьютера или смартфона. Все эти данные собирались в анкету цели - владелец RCS мог просматривать их в удобном интерфейсе. Программа продавалась и продается легально, ее покупали в странах с диктаторскими режимами - «для улучшения борьбы с преступностью».

4 апреля Беттини отправил россиянину еще одно письмо: «Попробовали демо? Как оно? Сообщите, как будете готовы к заражению. Как думаете, кому мне отправить расценки, вам или „Инфотекс“?» (Российский разработчик защищенных программ для спецслужб и Минобороны - прим. «Медузы».)

Бабакин тут же ответил: «Скачал, спасибо. Мы сейчас вместе с „Инфотексом“ работаем над установкой демо и подсоединением к вашему серверу. Расценки можете отправить и мне, и „Инфотексу“, мы партнеры. Правда, думаю, они не используют PGP, так что я им все перешлю :)».

5 апреля Бабакин снова написал Беттини. «Как у вас со временем для презентации в мае в Москве?» - спросил он итальянца.

По всей видимости, речь шла о презентации программы для ФСБ. В другой переписке указано, что через месяц после этого диалога RCS в Москве продемонстрировали двум разным группам сотрудников силового ведомства. Им показывали, как программа может отслеживать зараженные ноутбуки. «Реакция [ФСБ] была крайне положительной, нам задали много вопросов о возможностях. Из их вопросов стало понятно, что у них есть опыт легальных взломов, но, видимо, у них нет возможности заражать мобильные устройства и Mac», - обсуждали в переписке представители Hacking Team.

В 2012-2014 годах «Инфотекс», представляя НИИ «Квант», выплатилитальянской компании 451 тысячу евро. Позже компания заявила, что приобрела RCS для «повышения уровня экспертизы компании в области практической информационной безопасности».

«Государственные компании и органы, которые покупали что-то у Hacking Team, покупали это для слежки, - утверждает специалист одной из ведущих российских компаний по кибербезопасности в разговоре с „Медузой“. - Уязвимости (бреши в защите программ, через которые можно атаковать устройства, на которых они установлены - прим. „Медузы“) покупают не для защиты инфраструктуры, а для активных мероприятий».

В 2013 году Георгий Бабакин, больше пятнадцати лет проработавший в структурах ФСБ, перешел на должность руководителя проектов в департамент информационной безопасности «МТС». Это «Медузе» подтвердил представитель мобильного оператора Дмитрий Солодовников.


Российские оппозиционеры настаивают, что «МТС» сотрудничает со спецслужбами. В апреле 2016 года российский оппозиционер Олег Козловский и сотрудник Фонда борьбы с коррупцией Георгий Албуров обвинили «МТС» в участии во взломе их аккаунтов в Telegram - неизвестным тогда удалось перехватить авторизационные коды от аккаунтов жертв взлома, которые должны были прийти им по SMS (но не пришли). Козловский позже рассказал, что «МТС» в момент взлома отключил службу доставки SMS. В службе поддержки ему заявили, что сделал это отдел технической безопасности «МТС». Позже активисты выложили квитанции за услуги за апрель 2016 года: и у Козловского, и Албурова в них указано отключение услуг коротких сообщений.

Георгий Бабакин не ответил на вопросы «Медузы».

Покупкой средств для кибератак интересовались не только в ФСБ. В прошлом году «Медуза» рассказывала, как представители госкорпорации «Ростех» участвовали в тестировании системы для организации мощных сетевых DDoS-атак. Бывший сотрудник российской IT-компании Qrator Александр Вяря сообщил «Медузе», что в феврале 2015 года вместе с Василием Бровко, тогда занимавшем в «Ростехе» пост директора по коммуникациям, наблюдал, как во время встречи в Болгарии представители компании Packets Technologies демонстрировали систему, позволяющую быстро вывести из строя желаемые сайты, на примере Slon.ru и сайта Министерства обороны Украины.

Бровко тогда сообщил «Медузе», что был на встрече, чтобы проанализировать системы от угроз. Александр Вяря после этой истории, опасаясь за свою безопасность, переехал в Хельсинки, где попросил политического убежища.

Истории «Кванта» и «Ростеха» - редкие случаи, когда интерес российского государства и связанных с ним структур к кибероружию вышел в публичное пространство (причем оба произошли благодаря утечкам). При этом за последние годы российские военные чиновники сделали немало заявлений, из которых можно понять: у России уже есть собственные кибервойска в структуре спецслужб и Минобороны - специалисты, работающие там, хорошо разбираются во взломах и использовании уязвимостей в безопасности программ (эксплойтах).

В конце 2015 года представитель Минобороны Роман Кордюков прямо заявил: «Россия разрабатывает технологии для ведения кибервойны».
Войска информационных операций

Мужчина перезаряжает автомат и кладет его на стол рядом с ноутбуком. Потом открывает крышку и начинает набирать на клавиатуре программный код. Под старомодный хардрок поверх картинки появляется надпись: «Научная рота РФ». В видео, оформленном в духе фильмов про хакеров, мелькают фразы: «Если ты успешно закончил вуз», «Если ты специалист технических наук», «Если ты готов применить свои знания», «Мы предоставим возможность!». Заинтересовавшимся обещают работу на «мощных вычислительных комплексах».

Частично материалом для видео послужили кадры вирусного ролика «Я - русский оккупант», герой которого «извиняется» за оккупацию Сибири, Прибалтики, Средней Азии, Украины: «Поймите: мне не нужна ваша лицемерная „свобода“, мне не нужна ваша гнилая „демократия“, мне чуждо все, что вы называете западными ценностями. Вежливо предупреждаю в последний раз: не нарывайтесь! Я строю мир, я люблю мир, а воевать я умею лучше всех».

«Хакерский» рекламный ролик появился в одном из сообществ Министерства обороны России в июле 2015 года. Такой же был выложен на сайте научнаярота.рф (зарегистрирован в мае 2015 года). Почти карикатурная манера изображения киберсолдата чем-то роднит видео с сайтом Fancy Bear - он принадлежит хакерской группировке, в последние годы неоднократно совершавшей кибератаки на цели, которые могли быть в сфере интересов России.

Идеи о «научных ротах», которые должны стать основой российских кибервойск, военные чиновники начали высказывать в 2013 году.

6 ноября 2012 года министром обороны стал Сергей Шойгу. Сразу после назначения он начал проявлять интерес к кибербезопасности и высказываться о необходимости создания российских кибервойск - аналога американских Cyber Command, подведомственных Минобороны США и занимающихся военными кибероперациями и защитой американских компьютерных сетей. В июле 2013 года Шойгу объявил о начале «большой охоты» на молодых программистов. «Охоту в хорошем смысле этого слова, это продиктовано объемом программного продукта, который необходим армии в ближайшие пять лет», - объяснил он на встрече с ректорами технических вузов, в которых есть кафедры информационной безопасности.

Какое конкретно применение найдут математикам и программистам, объяснил вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий оборонзаказ. Он первым из российских чиновников заявил о создании киберкомандования. «Это связано с обеспечением информационной безопасности инфраструктуры государства», - сообщил Рогозин. Источники указывали, что основными задачами российских кибервойск станут «обработка информации, поступающей извне, а также борьба с киберугрозами»; все служащие в ротах должны были пройти лингвистическую подготовку и выучить английский язык.

Серьезность намерений Сергей Шойгу подтвердил в программе «Вести недели» через год после назначения - в октябре 2013 года. Он сравнил кибератаки с оружием массового поражения. «Эту угрозу я сегодня уже могу назвать кибероружием - оно, конечно, все ближе и ближе идет к понятию „оружие массового поражения“, - рассуждал министр обороны. - Мы уже вплотную подошли к тому, и это показывают хакеры разных стран, что за счет [кибероружия] можно добраться до чего угодно». По сути, Шойгу тогда повторил слова президента Владимира Путина о «поражающей силе информационных атак», прозвучавшие в рамках его выступления на Совете безопасности.

Весной 2014 года в Минобороны появились «войска информационных операций» для «кибернетического противоборства с вероятным противником»; позже источники в Минобороны объяснили, что они созданы для «нарушения работы информационных сетей вероятного противника».

Их создали в формате «научных рот» в военных частях по всей стране. Набирать туда начали выпускников технических вузов - математиков, программистов, криптографов, инженеров. В анкете для поступления просили указать знание языков программирования, программных сред. Новосибирский государственный технический университет объявлял среди студентов набор в научную роту ЦНИИ Министерства обороны РФ в Сергиевом Посаде для участия в «применении суперкомпьютерных технологий». В сентябре 2015 года при Минобороны открылась кадетская школа IT-технологий, а тремя месяцами позже Военную академию связи окончили первые выпускники научной роты «спецназа информационной безопасности».


продолжение в комментариях

#криминал, провокаторы, провокация, тролль, #хакеры, продажные твари, #террор, тролли, #компромат, тролление, путинвойна

Previous post Next post
Up