Стокгольмский закон

Sep 03, 2017 16:56

Оригинал взят у mmironov в Стокгольмский закон


В последнее время по разным поводам довольно часто приходиться слышать от вполне уважаемых людей Dura lex, sed lex - закон жёсток, но это закон. Особенно часто подобные оправдания применяются к выборному законодательству. Навальный не может по закону участвовать в выборах: что поделаешь, такой закон. Ройзман не смог собрать необходимое число подписей муниципальных депутатов: но такое законодательство, другие-то смогли.  Сергея Бойко снимают с выборов, потому что части его подписантов нет в базе УФМС, хотя сами подписанты есть (https://youtu.be/Pp3dKAyMXx4).  Но такой уж закон - он приписывает проверять подписи по базам, и что уж тут поделаешь. Все строго по закону.

Однако если власти требуется, то тут же закон из жёсткого, превращается во вполне гибкий. Когда Путину понадобился спойлер на выборах президента, Михаилу Прохорову удалось в течение нескольких дней собрать все документы для выдвижения, а потом в течение новогодних каникул собрать 2 млн подписей. Столько подписей в такие сроки собрать просто нереально, но Прохоров смог. Когда Собянину стало некомфортно участвовать в выборах только со спойлерами, тут же Навальному выдали необходимое число подписей для прохождения муниципального фильтра. Его команда, прилагая все усилия, никак не могла их собрать (а значит, по закону он не смог бы принять участие в выборах), но если власти надо, как по мановению волшебной палочки все барьеры снимаются: у кандидатов появляются необходимые подписи депутатов, избиркомы закрывают глаза на очевидную липу в подписях, закрывают глаза на наличие иностранного гражданства (https://meduza.io/feature/2017/02/16/mariya-maksakova-izbralas-v-gosdumu-s-dvoynym-grazhdanstvom-chto-teper-ey-grozit).

То, что российская власть крутит-вертит законами, как считает нужным, ни для кого не секрет (см. например, мой пост «Закон и закон» http://mmironov.livejournal.com/20040.html). Однако проблема лежит значительно глубже. За бесконечными обсуждениями соответствует это закону или нет, и как законы применяются в различных ситуациях, мы теряем главное. А главное, что основная цель законов - служить интересам общества. К примеру, убийц и насильников закон предписывает наказывать тюремными сроками. Это правильно по двум причинам. Во-первых, наказание снижает стимулы для совершения преступлений в будущем, а во-вторых, общество ограждено от опасных элементов - преступник в тюрьме уже не представляет угрозу. Законы о выборах также нужны, чтобы защитить общество от разных проходимцев и любителей привлечь к себе внимание.

Для чего нужны всякие фильтры? Чтобы в бюллетене не было тысячи кандидатов, в которых избирателю было бы не разобраться. Собирая подписи какого-то (небольшого) числа граждан или депутатов, кандидат демонстрирует, что этот он интересен кому-то еще, кроме себя самого. Другой способ - денежные залоги. Хочешь видеть свое имя в бюллетене?  Внеси денежный залог. Набрал меньше определенного процента - залог потерял. Требование указывать ключевые детали биографии - наличие судимостей, образование, доходы и имущество и т.д. - также служит интересам избирателей, чтобы их не обманули всякие мошенники, скрыв важнейшую информацию о своем прошлом.

Что мы видим на практике? На практике мы видим, что избирательные фильтры служат совсем другим целям - не пускать популярных оппозиционных кандидатов, которые могут составить реальную конкуренцию кандидату партии власти. Навальный на выборах мэра Москвы смог собрать больше голосов, чем все оппозиционные кандидаты вместе взятые. Однако у них не возникло проблем с прохождением фильтра, а Навальный прошел только благодаря случайности - своих подписей ему не хватало. Точно такая же ситуация сейчас на выборах губернатора Свердловской области. Самый популярный оппозиционный кандидат Ройзман не смог собрать подписи депутатов. А куда менее популярные кандидаты-спойлеры преодолели муниципальный фильтр без проблем. На выборах президента все пока развивается по такому же сценарию. Самый популярный кандидат от оппозиции не может «по закону» участвовать в выборах. Однако куда менее популярные спойлеры без проблем могут участвовать. Чтобы как-то освежить вечный пул кандидатов-пенсионеров, к ним хотят добавить интересную женщину (https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/09/01/731876-kandidatom-v-prezidenti-zhenschina). Я уверен, что когда выбор будет сделан и получено согласие от кандидатки в президенты, никаких проблем со сбором подписей и прохождению других формальностей у нее не возникнет.

Российское общество, когда оправдывает чиновников, которые снимают кандидатов ссылаясь на законы или сочувствуя Памфиловой, которая сама понимает ущербность законов  (http://tass.ru/politika/4500565), тем не менее, вынуждена их исполнять, фактически находится в состоянии заложника, который пытается понять позицию и даже испытывает симпатию к агрессору. Этот психологический феномен известен как «стокгольмский синдром». Вместо того, чтобы пытаться понять и простить, нужно добиваться сути - реализации своего права на свободный выбор. Действующая система законов не работает. Ее цель - не допустить на выборы тех кандидатов, которых мы хотим видеть. И это не какое-то исключение, а система. Нужно требовать от чиновников местного и федерального уровня, чтобы они допускали кандидатов на выборы. Если той же Памфиловой для этого нужно изменить закон, пусть идет в Думу, вносит свой законопроект и требует, чтобы за него проголосовали. А задача общества состоит в том, чтобы заставить чиновников это делать - требовать изменения правил, допускать кандидатов на выборы, снимать издевательские барьеры. А то сейчас полностью кастрированный предвыборный процесс со ссылками на законы выглядит как форменное издевательство.

PS мой: выборы действительно перестали быть выборами, и что с этим делать, на мой взгляд, основной вопрос оппозиции. Когда в 2010 г я собрал 22 тыс подписи для участия в выборах мэра Самары, все 22 000, включая мою, моих родителей и жены, признали недействительными. И сняли меня с выборов. Когда я участвовал в выборах губернатора в 14 году, отказавшись участвовать в фарсе: бегать по районам изображая прохождение "муниципального фильтра", и заявив, что путь подписи собирает Белый дом, а мне скажут, в каком кабинете их забрать, они утерлись, собрали и сказали в каком кабинете забрать. Лишь бы участвовал, обеспечивая легитимность Меркушкину. Когда в 2016 году я выиграл выборы в госдуму и Губдуме по округу, сначала избирком объявил мою победу (на выборах в Губдуму), а потом все переиграли и нарисовали победу сопернице. А наши расследования показали, что нарисуют что хотят, могут вообще даже не считать голоса. На мой взгляд единственным выходом из этой ситуации может быть всеобщий бойкот выборов всеми партиями и кандидатами, кроме ЕР. Не отдельными людьми, а всеобщий, только так можно повлиять на ситуацию. Но на это кишка тонка у нашей оппозиции и сделать, и сговориться. Значит, Путин и партия жуликов и воров будет править вечно, пока не будет сметена метеоритным дождём, или нашествием инопланетян.

выборы, битва за Россию, Блог Михаила Матвеева, перепост

Previous post Next post
Up