Интервью Свечина А.Н. Толстому о Первой мировой войне

May 20, 2018 18:57

В годы Первой мировой войны А.Н. Толстой был военным корреспондентом газеты "Русские ведомости". В августе 1914 года его послали в Главный штаб для того чтобы взять интервью по текущей военной обстановке и так совпало, что ответственным за связи с прессой там в это время был А.А. Свечин, в будущем крупнейший военный теоретик СССР.


Александр Андреевич Свечин

Встреча со Свечиным произвела на А. Толстого настолько глубокое впечатление, что он описал её в своем романе "Хождение по мукам", где вывел Свечина под именем полковника Солнцева.


Алексей Толстой - военный корреспондент газеты "Русские ведомости" в годы Первой мировой.

Позднее, в 1934 году Толстой описал эту встречу в своей статье "Общество".
Привожу отрывок из этой статьи:

"В штабе интеллигенции, в редакции «Русских ведомостей» (куда я был приглашен военным корреспондентом), происходило смятение: редакторы - столпы кадетской партии - выкинули лозунг: зажать в себе оппозиционный дух, как некую горечь в сердце. И до решительной победы над немцами и австрияками итти об руку с правительством, ибо оно выполняет сейчас национальную функцию. Но уже после войны серьезно рассчитаться за все.
Вот только стоял вопрос: какое же у «Русских ведомостей» будет теперь отличие от беспринципного «Русского слова», даже от «Нового времени»? Но предложено зажать дух - и зажали. И только этим жестом, в сущности, и отгородились от «Нового времени».
В Петербурге в главном штабе (меня послали туда для интервью) полковник Свечин, заведующий отделом печати, окончательно сбил меня с наших редакционных, позиций. Я ожидал встретить «чудо-богатыря», услышать раскаты победного голоса... Но в тишине огромного- кабинета встретил меня очень воспитанный человек (в стиле Андрея Болконского), со снисходительной улыбкой начал говорить, что патриотизм органов печати, несомненно, весьма похвален, но нужно предупредить общество от некоторого оптимистического легкомыслия. Не может быть и речи о нашем победном марше на Берлин, на ближайшие месяцы наша стратегическая задача - не допустить немцев до Петрограда. На стороне немцев преимущества сосредоточенных ударов и высокой техники.
Обществу нужно приготовиться к чрезвычайно тяжелым жертвам, и общество хорошо сделает, если все силы употребит на создание госпиталей для многих сотен тысяч раненых. Наконец, - нужно, разумеется, надеяться на благоприятный исход войны, но быть готовым ко всяким случайностям... Я испытал нечто вроде ледяного душа в этом тихом кабинете. Совсем не так разговаривали в редакции «Русского слова». Там лихо брали Берлин, суворовским маршем проходили через Австрию, по пути присоединяли Галицию, врывались в Константинополь, ставили крест над св. Софией и, раздвинув ноги на манер геркулесовых столпов, утверждались на обоих берегах Босфора и Дарданелл."

Поражает степень открытости военных обществу в царской России. Представить себе такую сцену в июне 1941 года просто невозможно. Хотелось бы подчеркнуть, что столь осторожная оценка Свечиным хода будущей войны вовсе не означает что он критически смотрел на подготовленность России к войне. Напротив, уже в советский период, в своей статье из сборника "Четырёхлетняя война 1914 1918 г. и её эпоха" он крайне высоко оценивал подготовку русской армии и страны в целом:

"Благодаря обширным кредитам, полученным военным ведомством, не только были восстановлены все неприкосновенные запасы, израсходованные во время Русско-японской войны, но нормы их были значительно расширены - в отношении снарядов в три раза. Выполнение спешных заказов по военному снабжению значительно развило русскую военную промышленность. В мобилизационном отношении были также сделаны большие успехи - кадры усилены, производство учебных и поверочных сборов позволило проконтролировать технику мобилизационного аппарата, железные дороги были вполне подготовлены к предстоявшей им ответственной задаче. Можно утверждать, что благодаря всестороннему испытанию русской военной системы в Русско-японскую войну в отношении снабжения и организации русская армия к моменту мировой войны повысила свою боеспособность за последние 10 лет, по крайней мере на 300 %. Неменьший прогресс надо отметить и в отношении тактической подготовки войск и в повышении квалификации среднего и низшего командного состава. Наша артиллерия сохранила неудовлетворительную организацию в 8 орудийных батареях, тяжелая артиллерия находилась еще в процессе создания; однако в техническом отношении наши батареи ушли далеко вперед от того жалкого уровня, на котором находились в Русско-японскую войну, и смело могли выдержать состязание с лучшей в мире артиллерией."

Осторожная позиция Свечина (который очевидно выражал позицию Главного штаба) показывает, что русское военное руководство в начале Первой мировой войны было крайне далеко от победных настроений охвативших в то же время русское общество.
Previous post Next post
Up