Митрополит Сербский Михаил: "Россия - наша надежда, наша слава, наша сила" (1869 г.)

Sep 21, 2019 01:32

«Наш Митрополит, Г. Михаил, который отправился в Киев на годовщину Богословской Академии, несколько дней посвятил публичным речам, и это было неожиданностью, которая далека от одобрения Регентства.
Его Высокопреосвященство, Г. Михаил, в дополнение к своему визиту в Киев, отвечал за миссию в Санкт-Петербург, касающуюся русского консула в Белграде М. Шишкина (1830-1902), который здесь был на плохом счету, и правительство (регенты) добивалось от России его смещения, из-за достаточно серьезной размолвки, которая произошла между одним из его членов [вероятно, Блазнавацем - А.П.] и этим дипломатическим агентом. Кажется, что митрополит преуспел и что г-н Шишкин уже принципиально отозван, мы скоро будем извещены об этом. [Добавим от себя - Российское правительство отвергло тогда требования Блазнаваца, Шишкин оставался в Белграде до 1875 г. - А.П.].
Но радость успеха, без сомнения, и внезапное повышенное внимание, объектом которого он был в столице Царей, вызвала у Митрополита Михаила, возможно, чрезмерное усердие, которое довольно жестоко критикуется в наших высших кругах и за которое, безусловно, Митрополит несет очень серьёзную вину.
Вот факт: 4-го числа этого месяца, участвуя в заседании Санкт-Петербургской секции Славянского благотворительного комитета и отвечая на обращение г-на Гильфердинга, президента, митрополит Сербский, позволил себе сказать: «Южные славяне всегда обращают свой взор на Россию, от которой одной они ждут сочувствия и помощи. Россия - наша надежда, наша слава, наша сила».
Говоря таким образом, Митрополит Михаил до некоторой степени поставил в затруднительное положение его правительство, поскольку они (регенты) не высказывают схожее мнение по этому чрезвычайно деликатному вопросу. Вот почему нас раздражают эти несколько очень недипломатичных слов, которые митрополит произнёс своей единоличной властью».
Belgrade, 9 novembre// Correspondance Slave. 19 nov. 1869. P.131

Мой комментарий: статья вызывает двойственное впечатление. С одной стороны, Митрополит Михаил вроде бы отправился в Петербург выполнять дипломатическое поручение Регентства. С другой стороны, он "проявил излишнее усердие" в русофильстве, которого Блазнавац боялся, т.к. в условиях нарастающего кризиса в Далматинско-Боснийском регионе (вылившегося в Кривошийское восстание) Австро-Венгрия могла повести себя в отношении Сербии предельно жестоко: к тому же, Сербия не была независимым государством, она завоюет полную юридическую независимость только в 1878 году. Сербия всё ещё формально входила в состав Турции, которая, в свою очередь, с 1856 года превращалась в полуколонию британского, французского и австрийского капиталов, причём верховодил французский. Франко-австрийский союз на Балканах скреплялся Ватиканом: и Франц-Иосиф, и Наполеон Третий поддерживали католическую экспансию, а понтифик в ответ благословлял порабощение славян австро-французским капиталом через посредство коррумпированных пашей и стамбульских банкиров-посредников.
Правительство регентов, правившее в Белграде в 1869 году, было слабым - между его наиболее влиятельными членами, Миливое Блазнавацем и Йованом Ристичем, нарастали противоречия как раз по внешнеполитическим вопросам: Блазнавац был австрофилом, Ристич- русофилом. Пражская Correspondance Slave, вынужденная оглядываться на австрийскую цензуру, отражала точку зрения Блазнаваца, но в 1869 году победил Ристич. Никакого наказания Митрополит не понёс, визит Князя Милана в Ливадию в 1871 году был прямым продолжением миссии Владыки Михаила. Святителю отче наш Михаиле, моли Бога о нас!

Русско-сербские связи, pax slavicorum

Previous post Next post
Up