Синдром деперсонализации-дереализации

May 02, 2020 07:21

image Click to view



Собственно, медитация - это управляемая деперсонализация. Опасность представляет не само это состояние (разотождествленность с телом и психикой), а его неверная интерпретация и действия, которые из нее следуют. Обычно это бывает с теми людьми, у которых деперсонализация возникает спонтанным образом. Они не понимают природу процесса и впадают либо в панику, либо в депрессию. Либо, напротив, эти состояния сами ведут к деперсонализации в результате срабатывания защитного механизма психики.

Если сохранять позицию наблюдателя, то можно получить переживание, как у Экхарта Толле.

"Вплоть до своего тридцатилетия я жил в состоянии почти не покидавшего меня чувства беспокойства и тревоги, перемежавшегося периодами суицидальной депрессии. Сейчас я воспринимаю это как если бы говорил о своей прошлой или даже вообще не о своей жизни.
Однажды ранним утром вскоре после своего двадцатидевятилетия я проснулся с чувством жуткого, абсолютного страха. Со мной и раньше такое случалось: я, бывало, и прежде просыпался с подобным чувством, но на этот раз оно было сильным как никогда. Ночная тишь, расплывчатые очертания мебели в темной комнате, отдаленный шум проходящего поезда - всё казалось каким-то чуждым, враждебным, и настолько лишенным смысла, что пробуждало во мне глубокое отвращение к миру. И самым отвратительным из всего этого был факт моего собственного существования. Какой был смысл продолжать жить с грузом такого страдания? Зачем надо вести эту непрерывную борьбу? Я чувствовал, что глубокое, страстное желание к избавлению от жизни, стремление к несуществованию, теперь становится гораздо сильнее инстинктивного желания жить.
«Я больше не в силах жить сам с собой».
Эта мысль настойчиво повторялась в моем рассудке. И вдруг совершенно внезапно я сообразил, насколько необычной и оригинальной была эта мысль.
«Я один или нас двое? Если я не в силах жить сам с собой, то тогда нас должно быть двое: «Я» и тот самый «сам», с которым я не могу больше жить. А что если только один из нас настоящий?» - подумал я.
Я был так потрясен этой странной догадкой, что мой ум как бы застыл. Я оставался в полном сознании, однако при этом у меня не было ни единой даже самой крошечной мысли. Потом я почувствовал, будто втягиваюсь во что-то, похожее на энергетическую воронку. В начале движение было медленным, потом постепенно ускорилось. Меня охватил ужасный страх, и тело начало трясти. Я слышал слова «не сопротивляйся», будто бы исходившие из моей груди. Я чувствовал, что меня засасывает в пустоту. Было такое ощущение, будто эта пустота находится скорее внутри меня, чем снаружи. Внезапно страх исчез, и я ощутил себя в этой пустоте. Больше я ничего не помню. И не помню, что было дальше.
Я проснулся от пения птицы за окном. Никогда раньше я не слышал такого звука. Мои глаза оставались закрытыми, но воображение рисовало образ драгоценного бриллианта. Да, конечно, если бриллиант может издавать звук, значит, он и должен быть таким. Я открыл глаза. Сквозь занавеси просачивался первый свет утренней зари. У меня по-прежнему не было никаких мыслей, и я чувствовал, я точно знал, что существует нечто такое, что мне еще надлежит познать, нечто бесконечно большее, чем мы себе представляем. Этим мягким свечением, струившимся сквозь занавеси, была сама любовь. На глаза навернулись слезы. Я встал и походил по комнате. Я узнавал ее, однако теперь я понимал, что никогда прежде не видел эту комнату в истинном свете. Все было свежим и нетронутым, как если бы только появилось на свет. Я брал в руки вещи, карандаш, пустую бутылку, удивляясь их красоте и наполненности жизнью.
В тот день я бродил по городу совершенно пораженный чудом земной жизни, будто я сам только что народился на свет.
Следующие пять месяцев я прожил в состоянии глубокого покоя и непрерывного блаженства. Потом интенсивность этого состояния немного ослабла, или, может быть, просто мне так казалось, ибо это состояние стало для меня естественным. Я по-прежнему сохранял способность действовать в этом мире, хотя и понимал - что бы я ни сделал, это скорее всего ничего не прибавит к тому, что у меня уже есть".

В неоадвайте пробуждением считается легкая форма деперсонализации/дереализации (подробнее см. здесь). Только без негативных эмоций, хотя они могут ему предшествовать. Первый шаг на пути разделения (кайвалья) пуруши и пракрити объявляется итогом духовной практики. Разумеется, по своей глубине такое пробуждение несопоставимо с опытом того же Рамана Махарши, на которого ориентируются "учителя" неоадвайты. Они либо добросовестно заблуждаются, либо просто занимаются бизнесом, обладая минимальным опытом и даже без него - используя риторику "мастеров", у которых учились сами. Таким образом, неоадвайта - это профанация, хотя и более тонкая, нежели фитнес-йога.

измененные состояния сознания, деперсонализация

Previous post Next post
Up