Мифы о «малом бизнесе» - или о том, что же не понимают правые

Jan 29, 2020 13:15

У Александра Розова вышел интересный пост , посвященный проблемам «поколения Z». Интересный он тем, что в нем делается попытка рассмотрения реальных проблем современных молодых людей из развитых стран - разумеется, исключительно с правых позиций. Поэтому набор «бед» получается несколько однобоким, а точнее сказать - исключительно однобоким. В том смысле, что он, в общем-то, касается ограничения т.н. «личной свободы» - от приватности до «экономической инициативы» - при постулировании того, что основным материальные блага представители данного поколения будут получать гарантированно. Поэтому определенные ценности тут «смещены» относительно реального их значения. Скажем, по «схеме Розова» работа, как таковая, числится в разновидности «проблем» :  «…8x5 часов в неделю, которые тратятся на некие действия, формальной называемые работой…»

В то время как в реальности во многих европейских странах перед молодежью остро стоит проблема безработицы. Например, в Греции она достигает 43%, в Испании 36%, в Италии - 31%. (На 2017 год для молодых людей.) Впрочем, даже если эти страны - по какой-то общепринятой для правых причине - не принято причислять к «Европе», то можно привести пример той же Франции. Кою «неевропейским государством» язык не повернется назвать. Однако в которой (на тот же 2017 год) «молодежная безработица» составляла 25% - величина более, чем значительная. Поэтому для огромного числа людей та самая, бессмысленная с т.з. Розова работа - за которую реально будут хоть сколько-то платить - будет не «грузом на шее», а вполне желанным приобретением. Что, конечно же, не отменяет ее действительную бессмысленность для работников. (Т.е., то, что принято называть «отчуждением труда».)

* * *
Впрочем, разбирать данный вопрос надо действительно отдельно. Тут же хочется обратить внимание несколько на иное. А именно, на последний пункт указанных Розовым «проблем современной молодежи» - на его «сетования» по поводу того, что «реальное предпринимательство почти невозможно из-за бюрократических требований, и крайне серьезных санкций против тех, кто не соблюдает это» . Разумеется, понятно, что речь тут идет о бизнесе мелком - поскольку данный автор хоть и правый, но достаточно адекватный для того, чтобы понимать: возможность стать миллиардером актуальной для поколения быть не может. Но вот свой «магазинчик-ресторанчик-мастерская» - это другое дело. В том смысле, что данная цель кажется легко достижимой - и крайне желанной для многих, измученных указанной выше безработицей и трудовым отчуждением людей.

Однако - как пишет Розов - с открытием новых предприятий малого бизнеса в развитых странах существуют проблемы, связанные с излишней бюрократизацией общества. Которая - по его мнению - лишает современную молодежь возможности по «самореализации». И осуществляется то ли в интересах крупных концернов, то ли из-за «внутренней сущности» бюрократии, не могущей терпеть любую «самостоятельность». Разумеется, сам Розов - как человек, позиционирующий себя рациональной личностью - постоянно заявляет, что придерживается первой версии. (Поскольку второе - очевидный антисоветский мейнстрим, давно уже ставший моветоном.) Тем не менее, даже у «первого варианта» есть серьезные проблемы: ну, в самом деле, что же получают корпорации, «давя» малый бизнес? Снижение уровня конкуренции? Так это вопрос далеко не очевидный - в том смысле, что крупное индустриальное производство по умолчанию эффективнее мелкого, поэтому в действительности если кого и надо защищать - так это второе от первого. (И в действительности происходит именно последнее.) Да и «воюют» ТНК, в основном друг с другом - остальная «мелочь» если и попадает под «огонь», то число случайно.

Поэтому в действительности если бюрократия (в Европе) и касается мелкого бизнеса, то с совершенно иной целью. (У нас, понятное дело, ситуация иная - но сути это не меняет.) А именно - с целью стимуляции его развития или, по крайней мере, сохранения. Если кто сомневается - пускай погуглит «поддержку малого бизнеса» или «стимулирование развития малого бизнеса» в Германии, Франции и т.д. Поскольку как раз в условиях надвигающейся безработицы европейские государства считают нужным стимулировать развитие указанного сектора, который (гипотетически) мог бы принять людей, увольняемых из крупных корпораций. Что в определенной мере подтверждается изменением соотношений разнообразных профессий за последние 10 лет - в том смысле, что число «производственников» (которые как раз «концентрируются» в крупных концернах) постоянно сокращается, а число «обслуживающего персонала» (официантов, курьеров, продавцов) - растет.

Более того - в условиях надвигающегося кризиса многие центральные банки (за исключением тех, что находятся на постсоветском пространстве) видят своей целью снижение «процентной ставки». Что автоматически снижает процент по банковским кредитам - т.е., «деньги становятся доступнее». Разумеется, прежде всего для банкиров, но и «мелочи» что-то перепадает. (В результате чего те же потребительские кредиты «спускаются» до смешных 2-5% годовых. То же самое касается и кредитов для «предпринимателей».) А в «тех самых» 1970 годах - на которые ссылается Розов - нормой были кредитные ставки 10-15%, а в 1980 они поднялись вплоть до 20% годовых! Тем не менее, развитию бизнеса это действительно не мешало - о чем будет сказано чуть ниже. Пока же только укажем, что на фоне подобных «дешевых денег» пресловутые «бюрократические ограничения» выглядят не сказать, чтобы слишком критично. (В том смысле, что, теоретически, начинающий бизнесмен может занять любую сумму для того, чтобы соответствовать любым правилом.)

* * *
Не критично по сравнению с главной «сверхпроблемой», дамокловым мечом висящей над любым малым (и не только) бизнесом - а именно, с проблемой исчерпания рынков. Состоящей в том, что - как уже не раз говорилось - все, что может продаваться, давно уже продается. Исключение составляют разнообразные «деструктивные» товары - вроде наркотиков или оружия (оборот которых действительно сильно зарегулирован) - однако в общей номенклатуре их доля невелика. Да и реальная емкость данной «ниши» так же не сказать, чтобы очень значительна - что хорошо заметно по ситуации в государствах, где недавно был разрешен оборот марихуаны. (В том смысле, что этот рынок прогнозировался, как крайне емкий - однако в действительности оказалось, что все прогнозы были завышенными.) Поэтому надеяться на то, что, открыв «свое дело» можно получить законное место в жизни, просто смешно. Ну, в самом деле, что может отличать 101 магазин в городе или, скажем, 133 доставку пиццы, 101 автомастерскую или 89 ателье от всех остальных ателье, магазинов, мастерских или доставок? Ну, можно конечно снизить норму прибыли - но она и так балансирует где-то около нуля.

Впрочем, нет. Можно увеличить еще эксплуатацию персонала, сведя ее к классической ситуации начала века. (Когда работникам платили ровно столько, сколько требуется для физического выживания.) Однако это тоже не выход. В том смысле, что если подобный шаг будет разрешен законодательно (пока тут действительно есть некоторые ограничения), то его сделают все остальные сотни и тысячи «бизнесменов». (Поскольку это - единственная возможность для выживания.) Так что надежда на «снятие бюрократизации» выглядит действительно не сказать, чтобы странно. Более того - именно уменьшение подобного сопротивления для «открытия своего дела» может стать для малого бизнеса катастрофой. В том смысле, что привлечет в данный сектор огромное количество людей, которые … совершенно закономерно обанкротятся. За исключением немногих. А те «немногие» банально скупят всех остальных - и превратятся из бизнеса мелкого в бизнес обычный. И это еще в лучшем случае -поскольку в худшем случится то, что происходит во многих странах «Третьего мира». Где никаких ограничений на свободу предпринимательства нет, однако все 100% мелких предприятий «копошатся» на околонулевом уровне рентабельности. (За исключением, разумеется, местных «олигархов», тесно связанных с властью.) По той же невозможности получения новых рыночных ниш.

В общем, оказывается, что реальной проблемой для пресловутого «реального предпринимательства» оказывается не столько государство - которое скорее стоит на страже его (скажем, через «дешевое кредитование» или защиту от «излишней конкуренции») - сколько особенности экономического существования. Состоящие в том, что крупное предприятие всегда более конкурентоспособно, нежели мелкое, и поэтому свободная рыночная конкуренция неизбежно должна привести к укрупнению «игроков» и последующей монополизации. Однако тут неизбежно возникает вопрос: а как же в столь любимые Розовым 1970 годы? В том смысле, что тогда мелкий бизнес действительно развивался, несмотря на указанную «дороговизну денег». (Т.е., высокие проценты по кредитам.)

* * *
Однако и тут ничего удивительного нет. Дело в том, что это развитие шло вовсе не благодаря некоему торжеству «рыночной свободы», а из-за явления совершенно противоположного. А именно: благодаря не раз уже поминаемому «соревнованию сверхдержав», которое проявлялось как раз в аномальном ограничении действия рыночных механизмов. («Советизация мира».) В результате чего, например, осуществлялось избыточное (с т.з. капитализма) перераспределение прибавочной стоимости от хозяев (крупного бизнеса) к наемным работникам. И через прямое увеличение зарплат, и через рост тех самых, не нравящихся Розову «евросоциалистических» механизмов, вроде пособий, бесплатного образования и здравоохранения, ну и т.д., которые серьезно снижали уровень «обязательных трат». В результате чего жители развитых стран имели определенное количество «избыточных денег», которое они и могли потратить на так же искусственно поддерживаемом «поле» мелкого бизнеса. (Во всех этих магазинчиках, ателье и кафе.) Притом -по той причине, что указываемая «изымаемая прибавочная стоимость» все время возрастала - то возрастали и возможности для пресловутых «лавочников». Что позволяло открывать новые предприятия с серьезной надеждой на успех.

Впрочем, только этим дело не ограничивалось. Поскольку в указанное время действовали и другие механизмы «ограничения рынка». Начиная с прямых дотаций. (Как тем же европейским фермерам, для которых размер дотирования составлял от 25 до 80%. Благодаря чему, собственно, и удалось сохранить «европейское сельское хозяйство», которое с 1950 годов испытывало серьезные проблемы в конкуренции с крупными американскими, канадскими и латиноамериканскими производителями) И заканчивая «теми самыми» бюрократическими нормами качества, в действительности ограничивающими именно завоз иностранной продукции. Все это - и только это - приводило к тому, что, совершенно аномальным (с т.з. «свободной рыночной экономики» образом) в развитых странах удалось не просто сохранить тот самый «малый бизнес», но и создать его привлекательный образ. (Который прямо противоречит экономическим законам для «свободного рыночного общества», неизбежно ведущим к полной победе монополий.)

Хотя нет - существовали еще более интересные механизмы, способствующие развитию «свободного предпринимательства», причем в самой «интересной» его форме. Которые так же вытекали из своей полной противоположности - т.е., оказывались следствием Великой Пролетарской Революции 1917 года. Но об этом, разумеется, будет сказано уже в следующем посте…

постсоветизм, капитализм, Европа, Принцип тени, прикладная мифология, правое мышление, экономика

Previous post Next post
Up