#COVID-19 отличается от гриппа, что мы знаем об этом?

Mar 18, 2020 14:00



Очереди в поликлиниках, учреждениях, отсутствие медицинских масок в аптеках, туберкулез в школе и быстропустеющие полки в продуктовых магазинах красноречивее пустопоржних заявлений властей о готовности противодействовать эпидемии коронавируса в Самарском регионе.

Что мы знаем о COVID-19, его симпомах, течении и лечении? Ничего.

Разъяснительная работа среди населения не ведется, СМИ тиражируют лишь вранье чиновников, готовые палаты для больных нам не показали, статистика о карантине и пациентах скрывается ради видимости благополучия.

Министра здравоохранения Михаила Ратманова или обладателя регалий и кресел Котельникова на публике не видно, Общественная палата Самарской области онемела без команды. Некий тайный штаб, якобы созданный еще в январе, за два месяца не озаботился наличием масок в аптеках и смог родить, разве что, картинку о коронавирусе, которую спешно показали в твиттере.

Как обычно, мы можем помочь себе только сами, а потому предлагаю к прочтению перевод статьи, размещенной на сайте CNN.


Доктор Том Фриден - бывший директор Центров США по контролю и профилактике заболеваний, а также бывший комиссар Департамента здравоохранения Нью-Йорка. В настоящее время он является президентом и генеральным директором "Resolve to Save Lives" - глобальной некоммерческой инициативы, финансируемой Bloomberg Philanthropies, Инициативой Чана Цукерберга и Фонда Билла и Мелинды Гейтс, а также частью глобальной некоммерческой Vital Strategies. "Resolve to Save Lives" работает со странами, чтобы предотвратить 100 миллионов смертей и сделать мир более безопасным от эпидемий. Доктор Фриден также является старшим научным сотрудником по вопросам глобального здравоохранения в Совете по международным отношениям. Мнения, выраженные в этом комментарии, принадлежат исключительно автору.

Есть сходства и различия между COVID-19 и гриппом, но мы знаем намного меньше о новом коронавирусе. Когда мы смотрим на произошедшее в Китае и в Италии, легко принять фаталистическую позицию, что "мы ничего не можем сделать, мы все равно получим это". Это не далеко от истины. Даже если половина всех людей во всем мире заразится COVID-19 - а мы не знаем, будет ли уровень инфекции таким высоким, - стольких пациентов не будет, ведь мы можем многому научиться у гриппа, чтобы повысить вероятность выживания.

Симптомы. Некоторые симптомы гриппа и COVID-19 похожи: сухой кашель и лихорадка. COVID-19 чаще вызывает одышку и затрудненное дыхание - это признак для немедленной медицинской помощи. Грипп вызывает боли, усталость, головную боль и озноб - они, кажется, менее распространены при COVID-19. Симптомы гриппа, как правило, появляются внезапно, ухудшаясь через день или два. При COVID-19 симптомы могут быть более постепенными и усугубляться в течение нескольких дней. Если вы чихаете или у вас заложен нос или насморк, хорошая новость заключается в том, что у вас, вероятно, просто простуда, по иронии судьбы вызванная другим коронавирусом.

COVID-19 более заразен, чем грипп. Похоже, что человек, зараженный COVID-19, распространяет его среди большего количества людей, чем грипп, поэтому он может распространяться дальше и быстрее, чем грипп.

COVID-19 чаще убивает, чем грипп. В среднем около 1 на 1000 человек, заболевших гриппом, умирает от этого - в основном, пожилые люди и люди с сопутствующими заболеваниями, но грипп иногда убивает здоровых молодых людей и беременных женщин. Мы не знаем точного коэффициента летальности от COVID-19 из-за неполного тестирования возможных случаев и недостаточной информации о вспышках. Но до сих пор COVID-19 выглядит гораздо более смертоносным, чем сезонный грипп, и, возможно, более смертоносным, чем пандемии гриппа 1957 и 1968 годов, в результате которых погибло более 1 миллиона человек по всему миру. Эти пандемии имели оценочные коэффициенты летальности намного ниже 1% - и Covid-19 может убить более 1 из 100 человек, которые болеют этим. Это не так высоко, как пандемия гриппа 1918 года, который, по оценкам, убил 2,5 из 100 заболевших, в результате чего погибло около 675 000 американцев в то время, когда наше население было на треть меньше, чем сегодня. Как и в случае с гриппом, пожилые люди и люди с серьезными заболеваниями, такими как болезни сердца или легких, рак или диабет, подвергаются гораздо большему риску.

И есть принципиальная разница в том, как грипп и COVID-19 убивают. Многие смертельные случаи от гриппа вызваны вторичной бактериальной пневмонией и сердечными приступами, которые развиваются после того, как грипп ослабил чью-то сопротивляемость. При COVID-19 большинство смертей вызвано ОРВИ, которая заставляет уже поврежденные легкие заполняться жидкостью и затрудняет дыхание. В отличие от пневмонии, нет никакого фармацевтического лечения ОРВИ. Вот почему потенциальная нехватка аппаратов искусственной вентиляции легких настолько опасна: они являются последним поддерживающим средством для лечения COVID-19, пока организм сам себя лечит.

Нет вакцины. В отличие от гриппа, вакцины против COVID-19 не существует, и мы вряд ли будем иметь ее в течение, по крайней мере, года, если вообще когда-либо. Вакцина против гриппа относительно слабая по сравнению с другими вакцинами - около 60% защиты в хороший год, когда вакцина хорошо соответствует циркулирующим штаммам, и 30% или менее в плохой год. Но, по крайней мере, у нас есть вакцина от гриппа. И хотя она не очень эффективна, вакцина против гриппа помогает укрепить иммунитет, который предотвращает или, по крайней мере, замедляет распространение болезни и часто снижает тяжесть симптомов.

Нет лечения. Пока еще нет лекарств, которые можно было бы использовать для лечения COVID-19, хотя клинические испытания в настоящее время ведутся и ускоряются. При гриппе противовирусные препараты сокращают продолжительность заболевания и снижают тяжесть симптомов, если они начались в течение двух дней после появления симптомов. Это важно, даже если противовирусные препараты не так эффективны, как антибиотики: менее выраженные симптомы гриппа снижают потребность в интенсивной терапии и снижают риск смерти.

Нет иммунитета. Поскольку COVID-19 вызван новым вирусом, вполне вероятно, что у него нет естественного иммунитета, в отличие от гриппа. С годами определенный процент населения будет устойчивым к инфекции гриппа и с меньшей вероятностью серьезно заболеет гриппозными штаммами, потому что у них ранее был похожий штамм гриппа или он был вакцинирован против него. Этот сохраненный иммунитет может уменьшить серьезность симптомов гриппа. Во время пандемии гриппа H1N1 2009 года, люди старше 35 лет, как правило, не заболевали тяжелыми формами из-за частичного иммунитета, который, возможно, был вызван предыдущей инфекцией с аналогичным штаммом. Во время пандемии гриппа 1918 года пожилые люди реже болели и умирали из-за иммунитета в прошлом.

Насколько нам известно, с COVID-19 никто не обладает таким типом иммунитета, хотя, ответ на вопрос почему дети не болеют тяжело, остается загадкой. Некоторые эпидемиологи предсказывают, что 2/3 всего населения Соединенных Штатов могут заразиться.

Дети с пониженным риском. Хорошей новостью является то, что, в отличие от гриппа, дети в возрасте до 18 лет, по- видимому, не сильно болеют COVID-19. Они могут заразиться, но смертельная инфекция встречается крайне редко. Грипп убивает около 100 детей в возрасте до 17 лет в США каждый год (большинство из них в возрасте до 5 лет). Люди без симптомов, как правило, менее склонны к распространению инфекции, а дети с меньшей вероятностью проявляют симптомы. Из-за этого мы не знаем, будет ли закрытие школ существенно уменьшать распространение этого коронавируса.

COVID-19 является более заразным и более смертельным, чем грипп. У нас меньше инструментов и нет естественного иммунитета. И мы знаем гораздо меньше о том, как с этим бороться. Вот почему еще важнее принимать защитные меры. Часто и тщательно мойте руки, старайтесь не касаться поверхностей насколько это возможно, прикрывайте кашель и оставайтесь дома, если вы чувствуете себя плохо - те же рекомендации даем людям, чтобы избежать заражения и распространения гриппа.

Из-за COVID-19 университеты и рабочие места закрываются, мы организуем дистанционное обучение и дистанционное обучение имеет смысл. Медицински уязвимые люди должны держаться на безопасном расстоянии от других. В домах престарелых необходимо сделать все возможное, чтобы COVID-19 не входил в их двери - это касается и посетителей, и персонала.

Большие публичные собрания должны быть отменены или радикально изменены. Необходимо действовать, чтобы ограничить контакты, могущие стимулировать эпидемии и осложнить работу медицинских учреждений.

Наконец, большинство людей, которые болеют гриппом или COVID-19, выздоравливают. У 80 или 90% инфицированных новым вирусом симптомы легкие, умеренные или отсутствуют. Сколько бы людей от этого не умерло, этого будет слишком много. Хотя пандемия коронавируса, безусловно, сначала ухудшится, а затем пройдет. И даже в худшем случае из пандемии коронавируса многие люди (никто не знает, в какой пропорции) не заразятся, а из тех, кто заражается, 99 из 100 вылечятся.

Предпринимая активные профилактические действия как на личном, так и на общественном уровне, мы получаем наилучшую возможность смягчить воздействие COVID-19.

Источник

Самара, коронавирус, Михаил Ратманов, covid-19, профилактика, здравоохранение

Previous post Next post
Up