Очередные "невинно-репрессированные"

Jul 26, 2017 18:00

Которых сейчас автоматом записывают в "жертвы кровавого Сталена". Подробности дела в Приговоре выездной сессии спецколлегии Красноярского краевого суда. 18-22 сентября 1937 г.
Приговор
Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики18-22 сентября 1937 г. Выездная сессия спецколлегии Красноярского краевого суда в составе: председательствующего Жильцова и членов суда: Тиммермана и Журавлева с участием прокурора Красноярского края Любашевского и защиты в лице ЧКЗ Борухович и Карчмарчик при секретаре Корсак, рассмотрев в открытом судебном заседании в селе Курагино дело по обвинению:

1. Иванова Александра Александровича, рождения 1906 г., уроженца села Перово Партизанского района Красноярского края, служащего, грамотного, исключенного из ВКБ(б) как врага народа, несудимого, занимавшего должность секретаря Курагинского РК ВКП(б).
2. Козлова Андрея Степановича, рождения 1899 г., уроженца села Ачадово Зубово-Полянского района Мордовской АССР, служащего, грамотного, исключенного из ВКП(б) как врага народа, несудимого, занимавшего должность заместителя председателя Курагинского райисполкома.
3. Высокоса Поликарпа Леонтьевича, рождения 1897 г., уроженца быв. Киевской губ. Каневского уезда Пшеничниковской волости дер. Глинчи, служащего, грамотного, исключенного из ВКП(б) как врага народа, занимавшего должность председателя Курагинского райисполкома.
4. Лагздина Эдуарда Фрицевича, рождения 1893 г., уроженца гор. Риги, служащего, грамотного, исключенного из ВКП(б) как врага народа, несудимого, занимавшего должность прокурора Курагинского района, - всех четверых в преступлении, предусмотренном ст. 58-771 и 58-11 УК72.
5. Хохлова Ивана Федоровича, рождения 1902 г., уроженца села Курагино Курагинского района Красноярского края, грамотного, крестьянина, исключенного из ВКП(б) в 1933 г. за пьянство и половую распущенность, работавшего председателем правления колхоза им. Демьяна Бедного.
6. Чудинова Григория Александровича, рождения 1888 г., уроженца гор. Тюмени Омской обл., грамотного, из рабочих, исключенного из ВКП(б) за уголовное преступление, дважды судимого: в 1930 г. по ст. 110 УК приговорен к 1 году исправительно-трудовых работ и в 1933 г. по ст. 58-7 и 58-11 приговорен к 5 годам лишения свободы (отбыл 9 месяцев и был условно-досрочно освобожден), работавшего председателем колхоза «Трудовой крестьянин».
7. Артемьева Николая Ивановича, рождения 1901 г., уроженца села Пойлово Курагинского района Красноярского края, служащего, грамотного, в 1919 г. служившего в армии Колчака, исключенного из кандидатов в члены ВКП(б) в связи с данным делом, работавшего председателем правления колхоза «Комбайн».
8. Лукьянова Ивана Андреевича, рождения 1901 г., уроженца села Ермаково Ермаковского района Красноярского края, грамотного, беспартийного, несудимого, из крестьян, в 1919 г. служившего в армии Колчака, работавшего в качестве управляющего заготовкой Курагинского райпотребсоюза.
9. Черепанова Илью Кузьмича, рождения 1893 г., уроженца села Б. Яр Курагинского района Красноярского края, грамотного, беспартийного, судимого в 1927 г., по ст. 116 УК приговорен к 1 году 6 месяцам лишения свободы, работавшего в качестве заместителя председателя Муринского сельпо, - всех пятерых в преступлении, предусмотренном ст. 58-7 УК.

Данными предварительного и судебного следствия установлено следующее:
В начале 1935 г. в Курагинском районе Красноярского края организовалась группа вредителей, членов к.-р. фашистской организации правых, пробравшихся на руководящие посты в партийный и советский аппараты района, которая ставила своей задачей:
1. Вербовку новых членов к.-р. организации правых.
2. Развал колхозов и подрыв материального благосостояния колхозов и колхозников путем резкого снижения урожайности полей и уничтожения животноводства.
3. Вызвать недовольство со стороны колхозников к советской власти и партии.
4. Ослабление мощи и крепости Советского государства на случай возможного столкновения СССР с иностранной капиталистической интервенцией, создание среди колхозников повстанческого настроения и как конечная цель - восстановление в Советском Союзе капиталистического строя.

В этой к.-р. фашистской вредительской организации руководящая роль по развалу колхозов и сельского хозяйства осуществлялась первым и вторым секретарями Курагинского РК ВКП(б) Михаилом Ивановым (находящимся в розыске) и Александром Ивановым, председателем райисполкома Высокосом и его заместителем Козловым, причем этим вредителям в проведении их к.-р. вредительской работы активное содействие оказывал прокурор Курагинского района Лагздин.

Для достижения своих вредительских целей враги народа - подсудимые Александр Иванов, Высокос и Козлов использовали все средства, имевшиеся в их распоряжении и связанные с их руководящим положением в партийном и советском аппарате. Так, для практического осуществления развала колхозов они, не считаясь с волей колхозников, насаждали на должности председателей правлений колхозов и сельсоветов своих людей из числа кулацко-белогвардейских элементов, враждебно относящихся к советской власти. В марте 1936 г. подсудимый Александр Иванов выдвинул и провел, вопреки воле колхозников, на пост председателя колхоза «Трудовой крестьянин» подсудимого Чудинова, заведомо зная, что он, Чудинов, дважды был судим: первый раз за превышение власти по ст. 110, ч. 1 УК и второй раз - за к.-р. вредительство по ст. 58-7 и 58-11 УК.

Ставленник Александра Иванова - подсудимый Чудинов, работая председателем правления колхоза «Трудовой крестьянин», развалил его. В 1936 г. подсудимый Чудинов не организовал уборку хлеба, вследствие чего осталось под снегом 255 га хлеба. Весной 1937 г. допустил недосев 181 га. За один год его деятельности пало в колхозе 350 голов скота и после его снятия с работы в апреле и мае 1937 г. пало еще 213 голов скота, как следствие истощения поголовья и отсутствия кормов в зимовку 1936-37 гг. За период работы Чудинова из названного колхоза вышли 38 хозяйств. Развалив колхоз и желая избавиться от ответственности, подсудимый Чудинов предлагал казначею колхоза Меньшову похитить колхозные деньги и скрыться.

В колхозе им. Демьяна Бедного с 1934 по 1936 г. включительно председателем колхоза был подсудимый Хохлов, находившийся под особым покровительством подсудимых Иванова А., Высокоса, Козлова и Лагздина.

На протяжении 1935 и 1936 гг. подсудимый Хохлов своим издевательством, глумлением, избиениями и незаконными арестами терроризировал колхозников. В конце 1935 г. за невыход на работу Хохлов арестовал больную колхозницу Симакову Екатерину и посадил ее в холодный чулан, в котором продержал ее до вечера. Отобрал у Симаковой одеяло, подушки, швейную машинку и кадушки, а вечером на собрании колхозников нанес Симаковой оскорбление.
В августе 1936 г. подсудимый Хохлов в конторе колхоза избил колхозника Осипова П.Ф., искалечив ему руку, вследствие чего Осипов около месяца был лишен трудоспособности.

Летом 1936 г. Хохлов избил беременную колхозницу Журавину, а также им были избиты 60-летняя колхозница Комарова Евгения, Комаров Егор, Комаров Федот, Заяныкин Алексей, 66 лет и Цывелев.

Летом 1936 г. Хохлов стал ухаживать за девушкой-колхозницей Медведевой Александрой и приставать к ней. Получив отпор со стороны Медведевой, Хохлов обругал ее нецензурной бранью и с целью ее компрометации распустил слух, что он с ней сожительствовал. Будучи оскорбленной, Медведева Александра пошла к врачу на освидетельствование, когда возвращалась от врача из села Поначево, ее встретил подсудимый Хохлов и, избив ее, отправил как арестованную в сельский совет, где она находилась под арестом в течение суток. После освобождения Медведева Александра обратилась с жалобой на Хохлова к районному прокурору Лагздину, которому передала медицинские справки о нанесенных ей побоях и о девственности. Против Хохлова было возбуждено уголовное преследование, проведено следствие и, несмотря на бесспорные доказательства виновности Хохлова в издевательстве над Медведевой и издевательстве и избиении других граждан, прокурор Лагздин вместе со следователем дело производством прекратил за отсутствием состава преступления. Не найдя защиты у прокурора Лагздина, Медведева Александра из колхоза вышла и из своей деревни уехала неизвестно куда.

Наряду с издевательством и глумлением над колхозниками подсудимый Хохлов также проводил вредительскую работу по разваливанию колхоза. В 1936 г. по его вине в колхозе осталось неубранным и ушло под снег 70 га хлеба и 50 га сена, что вызвало бедственное положение колхозников с хлебом и семенами к весеннему севу 1937 г. По вине Хохлова в марте 1936 г. в колхозе сгорела свиноферма, и во время пожара погибли 56 голов свиней.

В Нижне-Быстрянском сельсовете, на территории которого находится колхоз им. Демьяна Бедного, в качестве председателя сельсовета состоял ставленник Иванова А., Высокоса и Козлова и друг Хохлова - Нестеров, который также издевался и глумился над колхозниками, за что и был осужден нарсудом к 5 годам лишения свободы.
Зная о том, что Хохлов, Нестеров и другие враги народа издеваются и глумятся над колхозниками, их терроризируют, разваливают колхозы, подсудимые Иванов А., Высокос, Козлов и Лагздин никаких мер борьбы не предпринимали, а наоборот, всячески глушили голоса протеста против такого произвола, выгораживая своих приспешников - контреволюционеров. Так, в июне 1935 г. Иванов А., Высокос и Козлов выдвинули Нестерова как передового председателя рапортом на районную партийную конференцию, а затем Нестерова и Хохлова как лучших работников посылали на краевое совещание в гор. Красноярске.

Подсудимый Артемьев, работая в качестве председателя правления колхоза «Комбайн» в период 1935 и 1936 гг. умышленно развалили его, оставив колхозников к весне 1936 г. без семян и без хлеба. В 1936 г. по вине Артемьева осталось под снегом 47 га пшеницы и 40 га овса. Зерновых семян было засыпано вместо 485 центнеров только 80 центнеров. По его вине погибло 118 голов скота. По вине Артемьева и благодаря его преступной деятельности колхозники систематически получали крайне низкую доходность на трудодень, а именно: в 1935 г. - 0,734 грамма и в 1936 г. - 1,200 граммов. Несмотря на то что Артемьев развалил колхоз «Комбайн», по прямой директиве Высокоса подсудимый Козлов посадил его председателем Сидоровского сельсовета.

В ноябре 1936 г. колхозники колхоза «Комбайн» избрали председателем правления честного колхозника Кувина Андрея, который, приняв колхоз в крайне плохом состоянии и подвергшись травле со стороны классово чуждых элементов и подсудимых Артемьева и Козлова - не выдержал и 24 апреля 1937 г. покончил жизнь самоубийством.

Подсудимые Иванов А., Высокос и Лагздин не приняли мер к выявлению преступной роли и виновности Артемьева и Козлова в смерти Андрея Кувина, ограничившись лишь привлечением к уголовной ответственности классово чуждых Голышева и Мурзиева.

Подсудимый Лагздин, занимая должность райпрокурора, на обязанности которого лежала борьба со всеми беззакониями, творившимися в Курагинском районе, использовал свои особые права прокурора для прикрытия деятельности вражеских элементов и прямых врагов народа. Подсудимый Лагздин с целью укрытия врага народа Хохлова незаконно прекратил возбужденное против него уголовное дело, в котором Хохлов в достаточной мере был разоблачен в систематическом глумлении над колхозниками, их избиениях, арестах и изъятии имущества. Он же прекратил дело по обвинению Хохлова в уничтожении свинофермы.

По всем вышеуказанным беззакониям и издевательствам над колхозниками подсудимый Лагздин никак не реагировал и борьбы с растратчиками и расхитителями социалистической собственности не проводил. В июне 1937 г. в квартире подсудимого Лагздина были обнаружены нерассмотренные 74 жалобы трудящихся, 48 следственных материалов, требовавших расследования по ст. 58-7, 58-14, 116, 106 УК и 9 газетных заметок.

В своих к.-р. вредительских целях подсудимые Иванов А., Высокос и Козлов проводили заведомо вредительское планирование посевных площадей, перегружая планы отдельных колхозов и задерживая возможность роста посевных площадей в других колхозах. Ликвидировали семенные участки и забирали хлеб с семенных участков в хлебопоставки и в хлебозакуп. Оставляли колхозы без своих сортовых семян. Завозили ежегодно ссуду со смешанными семенами с разными периодами созревания. К весеннему севу 1937 г. подсудимый Высокос лично дал явно заниженные нормы высева по колхозам района, чем резко снизил урожай 1937 г. Работу контрольно-семенной лаборатории игнорировали и тормозили работу заведующего этой лабораторией Кильдеватова. Проводили уборку зеленого хлеба комбайнами, пускали комбайны на неподготовленные и негодные участки, вследствие чего комбайны простаивали и ломались. Проводили посев в колхозах невсхожими и не проверенными на всхожесть семенами. При определении урожая в колхозах заведомо показывали повышенную урожайность и таким путем за 1936 г. с 13 колхозов перебрали свыше 12 000 центнеров зерна в счет натуроплаты МТС. Применяли систему непосильных штрафов для маломощных колхозов, оштрафовав таким путем ряд колхозов на 12 000 руб. В массовом масштабе применяли штрафы к отдельным колхозникам и единоличникам. Незаконно производили изъятия последних жилых домов, каких по двум только сельсоветам: Имисскому и Грязнухинскому за 1935-1936 гг. было изъято 42 дома. Подсудимые Высокос и Козлов издевательски относились к жалобам трудящихся, поступавшим в райисполком, не рассматривая их длительное время и неосновательно отказывая в просьбах. Такое же издевательское отношение проводилось и к жалобам красноармейцев и членам их семейств, что порождало недовольство и возмущение трудящихся.

В марте 1936 г. по указанию Иванова М. и Высокоса в селе Курагино был фактически ликвидирован колхоз «Крестьянин» под видом слияния его с колхозом «Коминтерн».

Весной 1937 г. в 7 км от районного центра, в селе Мурино, по распоряжению выходца из кулацко-зажиточного крестьянства, занимавшего пост управляющего заготконторы райпотребсоюза подсудимого Лукьянова при содействии подсудимого Черепанова в местной лавке сельпо был проведен бойкот 12 колхозных хозяйств, выразившийся в том, что колхозникам этих хозяйств в течение продолжительного периода из лавки не продавали соль, спички и керосин за то, что они сдали имевшиеся у них кожи не в сельпо, а в «Заготкож». Кроме того, подсудимый Лукьянов предлагал председателю сельпо Кузнецову использовать государственную торговлю хлебом для отоваривания заготовки шкурок сусликов. Эти вредительские действия подсудимых Лукьянова и Черепанова вызвали сильное возмущение колхозников.

В целях углубления созданных в колхозах продовольственных затруднений подсудимые Иванов А., Высокос и Козлов в Курагинском районе дезорганизовали государственную торговлю хлебом, в результате чего создавались большие очереди за хлебом, а в апреле с.г. в селе Курагино лица, не получавшие хлеба, разбили хлебный ларек. В результате вредительской деятельности к.-р. организации правых в Курагинском районе нанесен колхозам района громадный ущерб: в уборочную кампанию 1936 г. осталось на полях не убрано и ушло под снег 5708 га разных культур, в том числе в кусках 1889 га и в суслонах 3819 га. В посевную кампанию 1937 г. план посева по району выполнен лишь на 89 % и осталось незасеянным 5698 га.

В результате вредительской деятельности подсудимых колхозы района резко ослабли и за 1935 и 1936 гг. оказались не в состоянии выполнить обязательные поставки хлеба, натуроплату МТС и возвратить полученные ссуды. За последние два с половиной года в колхозах Курагинского района пало 30 387 голов скота.

Вредительская деятельность подсудимых сказалась на благосостоянии колхозников, ударив по их трудодням. Ряд колхозов доведен до упадочного состояния. Если в 1934 г. в среднем по району колхозники получили натурой по 4,66 кг на трудодень, то в 1935 г. - только по 1,7 кг и в 1936 г. - 2,194 кг на трудодень. Ряд колхозов, в которых в 1934 г. выдавалось свыше 5 кг на трудодень, за 1935 и 1936 гг. получили на трудодень только граммы. В связи с резким понижением благосостояния колхозников произошел большой отлив колхозников по Курагинскому району. За последние 2,5 года по району вышли из колхозов 1326 хозяйств.

Таким образом, суд находит предъявленное обвинение Иванову А.А., Высокосу П.Л., Козлову А.С. и Лагздину Э.Ф. по ст. 58-7 и 58-11 УК, Хохлову И.Ф., Чудинову Г.А., Артемьеву Н.И., Лукьянову И.А. и Черепанову И.К. по ст. 58-7 УК судебным следствием вполне установленным.

Обсудив вопрос о мере наказания и руководствуясь ст. 319 и 320 УПК, выездная сессия спецколлегии Красноярского крайсуда приговорила:

Подвергнуть Лукьянова Ивана Андреевича и Черепанова Илью Кузьмича на основании ст. 58-7 УК лишению свободы сроком на десять (10) лет с поражением в правах по п. «а» и «б» ст. 31 УК73 сроком на пять (5) лет каждого.






Подвергнуть Иванова Александра Александровича, Высокоса Поликарпа Леонтьевича, Козлова Андрея Степановича и Лагздина Эдуарда Фрицевича на основании ст. 58-7 и 58-11 УК, Хохлова Ивана Федоровича, Чудинова Григория Александровича и Артемьева Николая Ивановича на основании ст. 58-7 УК - всех семерых как врагов народа высшей мере наказания - расстрелу.
















В срок наказания зачесть время предварительного заключения Лукьянову с 30 августа 1937 г. и Черепанову с 1 сентября 1937 г.

Меру пресечения содержания под стражей в отношении всех осужденных оставить без изменения.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в спецколлегию Верхсуда РСФСР в 72-часовой срок с момента вручения копии приговора осужденным.
Председательствующий (подпись)

Члены (подпись)71 Ст. 58-7 УК РСФСР гласила: «Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций, влекут за собою высшую меру социальной защиты - расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и лишением гражданства союзной республики и тем самым гражданства Союза ССР навсегда, с допущением, при смягчающих обстоятельствах, понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества».

72 Ст. 58-11 УК РСФСР гласила: «Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собою - меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы».

73 Ст. 31, п. «а» и «б» УК РСФСР гласили: «Поражение политических и отдельных гражданских прав заключается в лишении: а) активного и пассивного избирательного права; б) права занимать выборные должности в общественных организациях».

репрессии

Previous post Next post
Up